annakora (annakora) wrote in chtoby_pomnili,
annakora
annakora
chtoby_pomnili

Category:

Продолжение темы: "линия фюрера" (250 км. от Москвы)

Говорят, война не кончена, пока не похоронен последний солдат. А сколько солдат Великой Отечественной осталось лежать на местах боёв, в лесах и болотах! Сколько семей до сих пор не знают ничего о судьбе своих близких!

Захоронением безвестных героев, установлением их имён занимаются поисковые отряды. И среди них — такие, в которых работают подростки.

Детский Орден гражданского подвижничества им.С.С.Смирнова существует с 11 октября 1983 года. Главная цель клуба — формирование личности подростка с социально-активной жизненной позицией. Это особо значимо для подростков из "группы риска". Из первых одиннадцати ребят, создавших вместе с руководителем Александром Викторовичем Блинковым этот клуб, шестеро состояли на учете в детской комнате милиции. Впрочем, в те времена отряд ещё не именовался Орденом, а носил скромное название Районное школьное краеведческое общество.

У смирновцев есть свой музей. Он невелик, и каждая вещь в нём найдёна кем-то из ребят. У каждой из вещей своя судьба, своя биография, своя история. Это не музей истории Великой Отечественной войны, не музей истории битвы не за Москву, — это музей поискового движения, музей ребячьих находок. В отличие от других музеев, где сидят строгие бабушки, которые грозят пальчиком и не позволяют приближаться к витринам, в смирновском музее можно всё потрогать, взять в руки, надеть на себя каску, подержать автомат...

Когда входишь в музей, сразу бросаются в глаза немецкая противотанковая пушка и знаменитый пулемёт "максим". Их противостояние как будто символизирует противостояние советских и гитлеровских войск. Действительно, музей отображает частицу истории Великой Отечественной войны, кусочек истории битвы за Москву. У поисковиков такой порядок: за каждым отрядом закреплена территория, за которую этот отряд отвечает. Территория смирновцев — в 200-250 километрах от Москвы, там, где кончается Московская область и начинается Смоленская и Тверская. Именно здесь, по существу, завершилась битва за Москву.

Все знают, что пятого декабря 1941 года немцам впервые за всю историю фашизма как следует дали по зубам, и они впервые отступили, покатились прочь от Москвы. Но гнать гитлеровцев до самой Германии в ту первую военную зиму у нас ещё не было сил. На каком-то этапе наше наступление захлебнулось. Немцам удалось организовать мощную оборону, и вот это и есть тот кусочек земли, где работает нынче Смирновский отряд. Сами фашисты назвали этот район "линия фюрера", потому что пока шло наше наступление под Москвой, немецкое командование дало приказ: срочно найти территорию недалеко от Москвы, вгрызться в неё зубами, когтями, чем угодно, но только остановить советское наступление. И такую территорию нашли. Ещё в "Повести временных лет" у Нестора-летописца есть упоминание о так называемых Оковских лесах. Это были дремучейшие, непроходимые леса на Руси. И располагались они в верховьях Волги и Днепра. И вот эта полоса лесов, она сохранилась до сих пор: стоит отъехать 250 километров от Москвы — и бесконечной чередой идут эти глухие и дремучие леса. И вот в этих-то глухих и дремучих лесах, которые перемежаются с практически непроходимыми болотами, немцы и создали свою "линию фюрера". И об эту линию укреплений наши войска споткнулись. И, как говорится на военном языке, стали эту линию обороны "прогрызать". То есть начались так называемые бои местного значения.

Эти бои местного значения были страшно кровавыми. Они уносили больше жизней, чем крупные сражения типа Курской дуги, потому что те сражения длились несколько дней. А "линию фюрера" наши войска "прогрызали" целых восемь месяцев. И каждый день эти восемь месяцев шли бои местного значения. И каждый такой день приносил потери — не такие большие сразу, как на Курской дуге, но в целом, за все дни, потери были колоссальные. И поэтому, когда поисковики сейчас ходят по этим болотам, они то тут, то там без конца находим людей, которые так там и остались после этих боёв. Лежит, например, среди леса перевёрнутый танк Т-60 — лёгкий танк с маленькой пушкой, его применяли для разведки боем. И вокруг него под травой, под мхом, останки наших бойцов — 42 человека. Это и есть та самая разведка боем, которая, очевидно, попала в засаду и вся полностью была расстреляна. Про них забыли, никто сюда потом не пришёл, ни одного из этих человек не подняли, не унесли, и они пролежали под мхом, под травой все 50 с лишним лет, что ждали смирновцев.

Александр Викторович со знанием дела рассказывает, какие бывают захоронения. Когда люди остаются лежать после боя прямо там, где их убили во время атаки, поисковики называют такие останки "верховые". Это те, кто даже не был похоронен — как упал, так и остался лежать. Бывает по-другому. Идёт страшный, свирепый бой, десятками гибнут люди. Во время передышки товарищи своих однополчан, естественно, хоронят. Но как между боями похоронить, наспех? Берут любую яму, воронку от снаряда, складывают туда всех погибших и засыпают землёй. Это так называемое боевое захоронение.

По существующему порядку во время войны во всех частях были так называемые похоронные бригады. Они должны были на месте боя собирать погибших и хоронить их. Но эти похоронные бригады просто сбивались с ног. Ведь кто был в похоронной бригаде? Раненые, инвалиды, старики. Естественно, что они часто даже не могли поспеть за своими частями, отставали от них. Часть идёт в атаку, ушла за двадцать километров, а похоронная бригада тянется за ней. И поэтому очень часто погибших хоронили собственные товарищи — временно, в надежде, что придёт похоронная команда и похоронит как положено. Но таких боевых захоронений на месте боёв — десятки тысяч. И дай Бог, одну только треть их них похоронные команды нашли и перезахоронили!.. Прошло десять лет, место заплыло — и про него забыли. И вот поисковики ходят с глубинными миноискателями и натыкаются на эти боевые захоронения.

Кстати, как их найти? Очень просто: землю набрасывали наспех, поэтому она рыхлая, и через годы она оседала, и на этом месте образовался прудик. Залитая водой воронка, поросшая ряской. На месте боёв этих воронок — тьма тьмущая, разного размера, есть огромные, от авиабомбы-пятисотки. И все они залиты водой. И вот ребята надевают полускафандры, как у аквалангистов, — только не от акваланга, а от противорадиационной защиты, — залезают в воронки и начинают трёхметровыми щупами прощупывать дно. Задача — выяснить: пустая это воронка, или в ней боевое захоронение? Бывает, что в шестнадцатой или двадцатой воронке щуп на что-то натыкается. И тогда бригада мальчишек залезает в этих полускафандрах в эту воронку и начинают вёдрами выплёскивать, вычерпывать сначала воду, потом жижу, потом грязь... Когда остаётся метра полтора, вёдра начинают подавать на разборную площадку, где сидят девчонки. И девчонки пальцами в перчатках перетирают всё это, чтобы ничего не пропустить — ни смертного медальона, ни косточки от пальца... Наконец, дно очищается, и тогда становятся видны лежащие друг на другу в беспорядке человеческие останки. И поисковики осторожно, не перемешивая, начинают их поднимать. Могут обнаружиться родственники, которые захотят забрать останки своего родного человека, такое бывает. И они тогда сами хоронят там, где хотят. Так вот, задача — очень аккуратно поднять.

Аккуратность связана и с тем, что у каждого человека на войне был свой смертный медальон — такой чёрный пластмассовый пенальчик, в котором была анкета — кто он и откуда, и где его родственники. Эти медальоны нужно не пропустить.

Бывают ещё так называемые санитарные захоронения. Например, в районе какой-то деревни были бои, и полегло за эту деревню человек двести. И остались так лежать. А деревню не взяли — она осталась за немецким командованием. Было это зимой или осенью. Снег покрыл этих людей. Зима прошла, снег сошёл, солнце стало пригревать, и мёртвые тела стали представлять опасность с точки зрения эпидемиологии. Тогда немцы сгоняют деревенских жителей и велят похоронить убитых. А кто в деревне? Старики, старухи да дети малые, голодные к тому же. Сил у них немного. Они баграми стаскивают тела в ближайшие воронки и кое-как засыпают. Такие захоронения называются санитарными. А те захоронения, которые всё-таки сделали похоронные команды, называются мемориальными. Они сделаны правильно — то есть по правилам..

Были чёткие правила, как должна действовать похоронная команда. У каждого погибшего брали медальон. Анкет в медальоне было две, одну они забирали, а другую вкладывали обратно в карман, и так солдат хоронился. Хоронили солдат в строгом порядке, составляли акт, где каждому солдату присваивался номер. Акт посылался в командование: мемориальное захоронение, деревня такая-то, столько-то метров от деревни, возле такого-то дерева... Сейчас, через 60 лет, даже такое, строго зафиксированное в документах захоронение найти не так-то просто, а порой невозможно! Деревня может опустеть, разрушиться, дома могут сгореть, деревья могут сгнить... После войны часто было не до этого, деревни пустели... Вот сейчас у смирновцев есть два документа похоронных команд на такие мемориальные захоронения. Даже известно имя каждого человека!.. Но отряд не может найти эти захоронения. Они потеряны, может быть, даже запаханы.

Как такое могло случиться? Дело в том, что такие мемориальные захоронения должны были после войны оформляться красиво, с памятником. Но после войны было не до этого. Более того: в 1951 году вышло постановление о том, чтобы собрать всех погибших и устроить торжественные захоронения всех останков в районных центрах. Это было необдуманное и опрометчивое решение по многим причинам, но главным образом потому, что через такой короткий срок открывать захоронения нельзя по санитарным причинам — судебная медицина разрешает эксгумацию только на 15-й год. В деревнях народу было мало, многие погибли, многих угнали, заниматься этим некому. А рапортовать было надо. Поэтому постановление было выполнено формально. Сделали братские захоронения, с оградкой, с покрашенным серебряной краской солдатом, возле которого пионеры проводят линейки. А в архиве хранится донесение: что боевое захоронение перенесено в мемориальное. Считается, что люди уже под памятником. А они всё ещё лежат, где лежали. Местные чиновники доказывают отряду, что там-то и там-то нет никаких захоронений. А отряд копает — и находит людей.

Немного о смертных медальонах. У каждого солдата был такой черный пластмассовый пенальчик. Он сам, а иногда и дивизионный писарь заполнял анкету, которую вкладывали в медальон. И медальон лежал у солдата в нагрудном кармане. Последние годы войны выпускались гимнастёрки со специальным маленьким кармашком для медальона. Из такого кармашка медальон не мог выпасть случайно даже во время рукопашного боя. Кстати, из обычного кармана он выпасть мог. У смирновцев бывало так: нашли медальон — радость!.. Естественно, связались с семьёй. Нашли жену солдата. И она написала: "Ребята, я вам очень благодарна, жаль, мой муж двух лет не дожил до вашей находки, а свой медальон он в разгар боя потерял..." Таких случаев у отряда было два.

Есть жёсткое правило: поисковики сами не имеют право открывать и смотреть найденный медальон. Потому что возможна химическая реакция при соприкосновении с воздухом, и всё написанное чернилами или, гораздо чаще, химическим карандашом, может обесцветиться. Это у поисковиков называется вторым убийством. Поэтому сами они никогда этого не делают, а сдают найденные медальоны на экспертизу в лабораторию ФСБ. Эта лаборатория принимает у поисковиков медальоны только дважды в год, поэтому найденное долго ждёт своей очереди.

Вообще, поисковая работа — очень кропотливая и сложная. Это работа лопатой, это работа ведром... А что такое такая воронка? Это почти железнодорожный состав цистерн! На такой воронке отряд численностью в 20-25 человек работает неделю. Огромная работа!

Потом поисковики договариваются с местной администрацией о перезахоронении найденных бойцов. Экспедиции проходят, как правило, в августе, а местная администрация назначает перезахоронение на май. К этому времени она находит деньги. Местная администрация обязана хоронить, это её дело. А куда до мая поднятых людей? Смирновцы делают временные захоронения. Строго по протоколу, по документам, ставят еловый крест. И об этом временном захоронении знает только отряд. Почему? Потому что существуют мародёры, которые в поисках оружия, взрывчатки, атрибутики, наград способны разорить такую времянку. И найдённые бойцы вновь обретают покой только, когда наступает время для торжественного захоронения, при скоплении огромной массы народа...

А теперь — о самом удивительном. В 1988 году ЦК ВЛКСМ официально разрешил военно-поисковые работы, и были впервые проведены две Великие Всесоюзные Вахты Памяти — в Новгородской области и под Вязьмой, на местах страшных, кровопролитных боёв. 

Вдумайтесь: военно-поисковая работа была ОФИЦИАЛЬНО РАЗРЕШЕНА только с 1988 года!!! До этого деятельность поисковых отрядов подпадала под статью о мародёрстве, а то и об очернении советской действительности: ведь на бумаге, в отчётности, всё было в порядке, все захоронения найдены, все останки захоронены. Наверное, именно в тогдашнем бюрократическом, чиновничьем равнодушии — источник равнодушия общества, допустившего, что игры в фашистов, фашистская литература, фашистская символика, фашистская идеология в открытую присуствует в сегодняшей политической жизни…

Subscribe

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…