Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Category:

Лебедев Евгений Алексеевич (часть 2)




Часть 2...



«ЗНАКОМЫЕ КАМНИ»

 

Когда Евгений Лебедев стал знаменитым актером, к нему приставали различные общественные деятели: "Евгений Алексеевич, вы должны заниматься общественной работой! Почему вы не занимаетесь общественной работой?! Вы должны быть в активе профсоюзов. Евгений Лебедев, у которого во время сталинских репрессий забили до смерти отца-священослужителя, отвечал: "Я согласен, если вы мне объясните, что значит "Здесь каждый камень Ленина знает". Как камень может знать Ленина? Я не понимаю! Камень - и Ленин! Как это?"

 

После этого Лебедева уже не стали звать в общественную жизнь.

 

 

«ПОВЕРИЛА»

Евгений Лебедев вместе с Михаилом Ульяновым снимался в двухсерийном фильме "Сам я - вятский уроженец" по повести Владимира Крупина "Живая вода". Герой Лебедева, умирающий и несчастный по сценарию, пьет живую воду и чувствует, что исцеляется. В первом дубле он делал глоток и бодро встряхивался: "Эх, сейчас бы с какой-нибудь вдовушкой под руку пройтись!" Во втором и третьем дублях Евгений Алексеевич, как человек творческий, оживал еще более: "Эх, сейчас бы красавицу доярочку!" В следующем дубле кричал, молодцевато озираясь, как петух среди двора: "Ух, сейчас бы, ух, я сейчас бы!.."


Снимали в красивом русском селе Сидоровка на Волге. Зрителей, особенно зрительниц, было много. Одна из зрительниц, вдовушка, да еще и красавица, да еще и доярка, полюбила Лебедева. Она и раньше его любила. Как артиста. А сейчас полюбила как мужчину: полон сил, тоскует, на съемках без охраны, то есть без жены. После того как эпизод был отснят, и готовились к следующей сцене, актеры отдыхали. Тут и подошла к Лебедеву красавица. Стесняясь и краснея, она пригласила артиста к себе домой: "Что ж вы все всухомятку, я еду приготовлю. У меня... у меня и ночевать можно. Я... я одна". Лебедев тяжко вздохнул: "Да, твоя перина - не гостиничный тюфяк. Только... только я-то ведь тюфяк". "Ну, уж - не поверила женщина. - Вон Вы какой орел, как глаза сверкают, вы же кричите: "Вдовушку бы!" "Это в кино, - сказал артист. - А ты зовешь в жизнь. Я могу силу сыграть, но в жизни у меня ее нет. Вот тебе и вся разница между жизнью и искусством".


Правда, Лебедев не был бы Лебедевым, если бы не разыграл Ульянова. Он сказал вдовушке: "К нему иди, вот он может не только играть".


Но как там было со вдовушкой у Ульянова - не известно.

 

«ЧЕСТЬ И ДОСТОИНСТВО»

В 1996 году Евгению Лебедеву позвонил Михаил Александрович Ульянов и сообщил, что Союз театральных деятелей и все жюри "Золотой маски" решили вручить Евгению Алексеевичу Лебедеву высший приз в номинации "За честь и достоинство". Единственное условие - номинант обязательно должен присутствовать на вручении приза.


- Какого же числа состоится церемония? - спросил Лебедев.
- Тридцать первого марта, - ответил Ульянов, - приезжайте, мы ждем вас.
- К сожалению, не смогу, - подумав, отказался Лебедев, - в этот день я выступаю в благотворительном концерте, посвященном памяти Стржельчика. Я указан в афише.


В этой афише было много ярких имен. Выступал Спиваков со своим знаменитым оркестром. Выступали звезды Мариинского театра. В принципе, этот концерт вполне мог состояться без Лебедева. Но это был благотворительный концерт. Он был посвящен памяти товарища. Люди покупали билеты, а деньги шли на памятник Стржельчику.

 

 

Рассказы Евгения Лебедева…

 
 

«Поповский сын»

 

Я привез сестру на площадь Дзержинского в Москве и сказал: «Вот девочка, ее нужно устроить в детский дом, у нее родители репрессированы». Я делал вид, что она мне чужая: «Нашел на улице!»

 

До Лубянки были в Наркомпросе. Наркомпрос ответил: «Врагов не устраиваем, кому нужно, тот о них позаботится. Уходите!» И мы ушли. Пришли в женотдел. После моего объяснения председатель закричала: «А, поповские выродки! К нам пришли? Деться некуда? Поездили, покатались на нашей шее? Хватит!» Мы стояли и слушали, как над нами издеваются взрослые мамы и тети. А мы-то надеялись!..

 

Мы теперь равные, говорил я, такие же, как все. Мы теперь не отвечаем за поступки наших родителей, мы им не выбирали профессий — нас тогда еще не было. В статье нового закона написано, что мы теперь не лишенцы… Я с двенадцати лет сам добываю себе на хлеб, я беспризорник. Я привел вам девочку… ей десять лет. Куда ее? На улицу?

Помню, как наступила тишина — и в тишине вдруг голос, спокойный, уверенный, стальной:

 

— На Лубянку! Там ваше место!

 

Год назад никто не знал, что у меня есть отец и мать, все знали, что они давным-давно умерли, в голодном двадцать первом году, на Волге. Я помню, как меня стыдили за то, что скрывал, что похоронил родителей: «Кого похоронил? Отца и мать! Где у тебя совесть?! Ты должен их навестить!» И опять я стал виноват. Я навестил их, я всегда навещал их, только тайно, чтобы никто не знал. Меня этому научили.

 

Сегодняшняя молодежь и представить себе не может, что все это было с нами, с их дедами и прадедами. Открыл, объявил: «Еду к отцу!» А вернулся — телеграмма: папа арестован. Новое ко мне отношение, новый ярлык, опять позорное клеймо.

 

Присматриваются, что я буду делать, как поведу себя в новых «предлагаемых обстоятельствах».

 

Я все время об этом думаю. Днем и ночью. Во сне и наяву. Лежу в постели, молчу и думаю. Передо мной станция Аркадак. Привокзальный буфет. Я и отец. Мне двадцать лет. Отцу — за шестьдесят. Первый и последний раз я пил с отцом. Он мне сам предложил: «Я хочу с тобой выпить. Я чувствую, что мы больше никогда не увидимся». Я никак не ожидал услышать от него такое. А он смотрел в стопку и говорил, как заклинание, как молитву: «Запомни: никогда не теряй веру. Никогда с ней не расставайся. Что бы ты ни делал, в деле твоем должна быть вера. С верой и благоговением совершай свой труд, зарабатывай кусок хлеба. Не оскверняй храма своего, храм — в тебе самом, храм — душа наша. Трудись — и воздастся тебе, стучи — и откроются тебе двери познания жизни, ищи — и найдешь… Не обижай людей, ибо в человеке есть Бог. Бог — это человек».

 

Раны не обязательно остаются лишь после огнестрельного или холодного оружия, раны глубокие, незаживающие остаются от самого страшного оружия. Это оружие — жестокость, отсутствие милосердия.

 

ТРАМ — Театр рабочей молодежи. Я пришел туда из ФЗУ. Был комсомольцем, активистом. Я с двенадцати лет работал и как будто ни в чем не отличался от своих товарищей, которым не нужно было при живых родителях говорить о них, что они давным-давно умерли. Меня как комсомольца губком посылал в период коллективизации в деревню работать с молодежью. И я работал, верил в то, что моя работа необходима. Сам полуграмотный, учил неграмотных. А сколько их было в ту пору! Научатся писать свою фамилию — уже победа, ставили ему в графу — грамотный.

 

В закрытой церкви — клуб. Я организовываю комсомольскую ячейку. Я, поповский сын! Комсомольскую ячейку в церкви! Я носил юнгштурмовку. Не каждому ее давали, нужно было заслужить. Я, мальчишка, ночами дежурил у ответственного телефона. Мои распоряжения — закон.

 

Права у комсомольцев огромные. Это не то, что сейчас, — написать бумагу, послать ее к другому, высшему начальству, тот наложил резолюцию… Тогда было проще. Пришла баржа — снимаю трубку, звоню в тюрьму: «Прошу прислать пятьдесят человек на разгрузку». Сажусь вместе с милиционером в одно седло и еду проверять. Темно. Осень. Грязища. Старая Самара. Но в старой Самаре новые времена. И это новое делали мы — мальчишки и девчонки. Работа у нас — взрослая, ответственная.

 

И вдруг как гром — поповский сын!

 

«У нас в театре работает поповский сын». Это в ТРАМе-то! ЧП! Я стою в репетиционном зале, вокруг меня мои бывшие товарищи. Теперь я им не товарищ, а злостный враг. Меня пригвоздили к позорному столбу. Кричали, ярлыки всякие клеили. Заявляли, что таким, как я, не место в театре, и не только в театре, но и в обществе…

Я стоял и плакал, мне было шестнадцать лет.

 

 

«Временная прописка»

 

Я волком бы выгрыз бюрократизм.

К мандатам почтения нету.

К любым чертям с матерями катись

Любая бумажка.

Но эту…

— Евгений Алексеевич, — шепотом докладывал перепуганный комендант театра, — вас вызывает начальник милиции.

— Зачем?

— Печатей много… Печатей!!! В паспорте…

— Так ведь не я же их ставил… печати-то. Они законные, не поддельные.

 

Мне надоело жить и работать в Тбилиси. Я давно собирался уходить… Уехать обратно в Россию. И отношения мои с коллективом натянулись до предела. Меня не отпускали… Ждали, когда я успокоюсь, смирюсь, привыкну. А я не успокаивался, не смирялся, я тосковал, бунтовал, просил привезти земли русской… Мне ее привезли… в спичечной коробке… из Москвы… Я хранил ее у себя в гримерной. И ждал, ждал, когда смогу уехать, чтобы ходить, дышать, ступать своими собственными ногами по своей родной земле. А здесь… мне все чужое… не родное… Меня не отпускали.

 

И вот я в милиции.

 

Я достаю из широких штанин

Дубликатом бесценного груза.

Читайте, завидуйте,

Я — гражданин Советского Союза.

 

Начальник раскрыл мой паспорт, стал искать последнюю прописку. От каждой перевернутой страницы глаза начальника раскрывались все больше и больше. Каждая страница паспорта была пропечатана временной пропиской. За девять лет моей жизни в Тбилиси я поменял много комнат, всюду проживал временно, всюду временная прописка, постоянной жилплощади нет, есть только постоянная печать с временной пропиской. Ее в паспорте ставили как попало и куда попало. Даже вкладыш, вставленный во время войны, и тот был весь в печатях.

 

— Ты где живешь? — взволнованно и угрожающе спрашивает начальник. — Как ты сюда попал?

 

С каким наслажденьем жандармской кастой я был бы исхлестан и распят за то…

 

— Меня командировали…

— Кто тебя командировал? Кто? Кому ты здесь нужен? Зачем ты здесь нужен? Понял? Плохой ты артист.

 

И не повернув головы кочан и чувств никаких не изведав, говорит:

 

— Чтобы в двадцать четыре часа тебя больше не было в Тбилиси, понял? — И швырнул паспорт в мою сторону.

— Да?! Так мне ведь только этого и нужно.

— Что тебе нужно?

 

Я радуюсь и отвечаю:

 

— Я уеду раньше. Вы только вот здесь… на заявлении наложите резолюцию, и я уеду.

— Куда ты уедешь?

 

Жандарм вопросительно смотрит на сыщика, сыщик на жандарма.

 

— Куда ты уедешь? Зачем?

— Я не хочу здесь жить, я русский, я хочу в Россию. Меня никто не отпускает. Не отпускает театр, Комитет… Я ходил в ЦК партии — не отпускают.

 

И вдруг, как будто ожогом, рот скривило господину…

 

— Я уеду, — продолжаю я, — уеду сейчас же, только наложите резолюцию.

— Погоди, генацвале… погоди… не волнуйся. Зачем волноваться? Не отпускают тебя? Да? Правильно делают. Почему ты стоишь? Садись. Садись, дорогой… И…

 

Глазами доброго дядю выев, не переставая кланяться, берут… обратно мой паспорт, мое заявление. Берут, как будто берут чаевые…

 

— Куда ты поедешь? Зачем? Говорят, там хорошо, где нас нет. Это ваша, русская пословица, она же и наша. Ты хороший артист… Такой хороший артист… и такой плохой паспорт. Нэхорошо. Чем тебе здесь плохо? Комнату дали, работаешь в театре, хороший артист, паспорт мы тебе поменяем… живи! Работай! Твори! Ты творческий человек! Ты служишь для народа. Ты нужен народу!

 

Мне поменяли паспорт, меня прописали, у меня осталась одна печать и чистый паспорт.

…молоткастый, серпастый, советский паспорт!

 

 

«С высоты 70 лет»

 

Неужели мне семьдесят лет?! Говорю и не верю сам себе. Куда девалась середина длиною в тридцать лет? Помню первые тридцать, помню последние десять, а куда девались остальные? Почему так быстро пролетели?.. Какая короткая жизнь!.. С гулькин нос… Особенно по сравнению с той, казавшейся бесконечной, когда мальчишкой бегал босиком по лужам в дождь, а бывало, и по снегу без страха, озорно, со свистом из бани в снег, в сугроб, на морозе нырнешь, перевернешься, словно летом в реке, и опять на полок, в парную… и веником, веником… Снег голые подошвы обжигает, точно как если наступишь на погасший костер, в котором тлеют под серым пеплом красные угли! И ничего! Только и крикнешь: ух ты! ох ты! вот это да!

 

И теперь я говорю: вот это… да! Когда оглядываюсь назад, на эту жизнь, которая началась, кажется, только вчера… Кого из своих ровесников ни спрошу, у всех один и тот же вопрос к самому себе: как, когда проскочила, пронеслась, пролетела, проскользнула, промчалась…

 

Пересматриваешь старые фотографии, свидетели прожитых лет… Если бы не моя профессия, их могло бы и не быть. У артиста только и остается, что фотографии. Да память тех, кто видел тебя и запомнил. Но не подойдешь же к живому свидетелю и не спросишь: «Каким я был?» Подумают, что «тронулся». А могут и не узнать… Мне рассказывал мой учитель, известный артист: «Я сидел в скверике против памятника Долгорукому, а рядом сидел старичок… Мы разговаривали… И вдруг он говорит мне: ваш голос мне напоминает одного замечательного артиста… Его теперь уже нет. Это артист МХАТа 2-го». И спрашивает меня, помню ли я этот театр… Ну как же, конечно, помню, отвечаю я ему. «Так вот, — говорит старичок, — был артист Готовцев… кажется, Владимир Васильевич… Ох, какой был артист, теперь таких уже нет». Мне приятно было слушать про себя, мне хотелось как можно больше узнать… Молчал и слушал… Так я ему и не назвался… Долго сидели, но ему и в голову не пришло, что я живой сижу с ним рядом и слушаю воспоминания о себе».

 

Владимиру Васильевичу было тогда девяносто лет.

 

 

Актерские работы:


  1. Римский-Корсаков - 1952 (Исторический / Биографический)
  2. Таланты и поклонники - 1955 (Драма)
  3. Неоконченная повесть - 1955 (Мелодрама) ...Федор Иванович
  4. Два капитана - 1955 (Приключения)
  5. Она вас любит - 1956 (Комедия)
  6. Шторм - 1957 (Драма)
  7. Поднятая целина - 1958 (Киноповесть)
  8. Достигаев и другие - 1959 (Драма)
  9. Поезд милосердия - 1964
  10. На одной планете - 1965 (Исторический / Биографический)
  11. Иду на грозу - 1965 (Драматическая история)
  12. Последний месяц осени - 1966 (Социальная драма)
  13. Свадьба в Малиновке - 1967 (Комедия) ...Нечипор
  14. Происшествие, которого никто не заметил - 1967
  15. Записки сумасшедшего - 1968
  16. Прямая линия - 1968
  17. В огне брода нет - 1968 (Киноповесть)
  18. Адам и Хева - 1969 (Комедия)
  19. Странные люди - 1969 (Комедия)
  20. Сюжет для небольшого рассказа - 1969 (Исторический / Биографический)
  21. Преступление и наказание - 1969 (Драма)
  22. Приключения желтого чемоданчика - 1970 (Приключения)
  23. В лазоревой степи - 1970 (Драма)
  24. Начало - 1970 (Драма)
  25. Полчаса на чудеса - 1970
  26. И был вечер, и было утро... - 1971 (Исторический / Биографический)
  27. Мещане - 1971 (Телеспектакль)
  28. Каменный гость - 1971 (Драма) ...Лепорелло
  29. Иванов катер - 1972 (Киноповесть)
  30. Заячий заповедник - 1972 (Комедия)
  31. Ринг - 1973 (Детектив)
  32. Таланты и поклонники - 1973 (Драма) ...Мартын Прокофьич Нароков
  33. Исполнение желаний - 1974 (Детектив)
  34. Ваши права? - 1974
  35. Блокада - 1974 (Военный) ...Иван Максимович Королев
  36. Последний день зимы - 1974
  37. Пастух Янка - 1976 (Мьюзикл / музыкальный) ...Дуримонт
  38. Фантазии Веснухина - 1977 () ...клоун
  39. Первые радости - 1977 (Киноповесть)
  40. Воскресная ночь - 1977 (Криминальная драма)
  41. Маринка, Янка и тайны королевского замка - 1977
  42. Есть идея! - 1977 (Комедия)
  43. Театр неизвестного актера - 1977
  44. Отпуск, который не состоялся - 1977 (Драма)
  45. Срочный вызов - 1978
  46. Личное счастье - 1978 (Киноповесть)
  47. Комиссия по расследованию - 1978 (Детектив)
  48. Кентавры - 1978 (Драма)
  49. Время выбрало нас - 1979 (Военный)
  50. Необыкновенное лето - 1979 (Киноповесть)
  51. Допрос - 1979 () [»]
  52. Эскадрон гусар летучих - 1980 (Мелодрама) ...Кутузов
  53. Жизнь прекрасна - 1980
  54. Синдикат-2 - 1981 (Приключения) ...Борис Савинков
  55. На Гранатовых островах - 1981
  56. Я готов принять вызов - 1983
  57. Прощание славянки - 1985 (Мелодрама)
  58. Петроградские гавроши - 1987 (Приключения)
  59. Лавка Рубинчика и... - 1992 (Притча)
  60. Билет в красный театр, или Смерть гробокопателя - 1992 (Комедия)
  61. Танго на дворцовой площади - 1993 (Мелодрама)
  62. Завтрак с видом на Эльбрус - 1993 (Мелодрама)
  63. Сам я - вятский уроженец - 1993 (Комедия)
  64. Сикимоку - 1993
  65. На кого бог пошлет - 1994 (Комедия)

 

 

ЭПИЛОГ

 

В кабинете Евгения Лебедева до сих пор на окне стоит баба-Яга в ступе. Актеру часто дарили фигурки этого сказочного персонажа. Есть сувениры, чем-то похожие на Евгения Алексеевича.


Натэла Товстоногова, вдова Евгения Лебедева: «Эту роль он играл после института в Тбилисском театре, так что получается, что в течение всей жизни в разных вариантах исполнял бабу-Ягу, потом уже в конце совсем без грима».


В кабинете Лебедева множество вещей связано с его знаменитыми ролями. Здесь и марионетка Холстомера, подаренная театром Деммени, и автопортрет в гриме с длинными седыми бакенбардами. Есть Крутицкий из «На всякого мудреца довольно простоты», серьезный чиновник в исполнении Лебедева ползал на коленках в сцене приема просителя.

С Товстоноговым...


Эксцентрические находки Евгения Лебедева были настолько виртуозны, что публика ждала их как отдельного номера. Таким стала сцена из спектакля по пьесе Шукшина «Энергичные люди».


В крошечной гримерной БДТ прошла часть творческой жизни Евгения Лебедева. Актера трудно было представить рассказывающим анекдот перед спектаклем где-нибудь в кафе. Лебедев подолгу изучал свое лицо, входил в роль и гримировался только сам.


Как говорят коллеги, Лебедев в жизни очень отличался от своих экранных и сценических персонажей. Его было трудно застать веселым.


Вениамин Каплан, главный хранитель музея БДТ: «У него была очень тяжелая жизнь. Молодость прошла в трагических драматических обстоятельствах, что, конечно, такой веселости, легкости, что была ему присуща на театральных капустниках, когда он здорово мог петь „Метелок“, не было. Иногда его прорывало веселое легкое нутро, но все-таки он был человеком драматической судьбы».

 

Литература о Евгении Лебедеве:

«Евгений Лебедев. Великий лицедей»

 

Евгений Алексеевич Лебедев

15 января 1917 года – 9 июля 1997 года

Tags: актеры
Subscribe

  • Беляева Ольга Сергеевна

    Одним из немногих режиссёров, запомнившихся из эпохи кинематографа 90-х стал Дмитрий Астрахан. Его необычные фильмы "Всё будет хорошо",…

  • ОРЛОВА Любовь Петровна

    Народная артистка СССР (1950) Лауреат Государственных премий СССР (1941, за участие в фильмах «Волга-Волга» и…

  • НАЗАРОВА Маргарита Петровна

    Актриса цирка и кино, дрессировщица тигров Народная артистка РСФСР (1969) Маргарита Назарова родилась 26 ноября 1926 года в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Беляева Ольга Сергеевна

    Одним из немногих режиссёров, запомнившихся из эпохи кинематографа 90-х стал Дмитрий Астрахан. Его необычные фильмы "Всё будет хорошо",…

  • ОРЛОВА Любовь Петровна

    Народная артистка СССР (1950) Лауреат Государственных премий СССР (1941, за участие в фильмах «Волга-Волга» и…

  • НАЗАРОВА Маргарита Петровна

    Актриса цирка и кино, дрессировщица тигров Народная артистка РСФСР (1969) Маргарита Назарова родилась 26 ноября 1926 года в…