Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Category:

Григорий Медведев «Чернобыльская тетрадь» (часть 4)


    
Считаю необходимым познакомить читателя с выдержками из статьи Ф. Олдса "О  двух  подходах  к ядерной  энергетике",  опубликованной в журнале "Павер энжиниринг" еще в октябре 1979 года:

 

   то   время   как   страны  -   члены   Организации  экономического сотрудничества   и   развития   (СЭСР)   сталкиваются    с   многочисленными затруднениями в  ходе реализации своих ядерных программ, страны -  члены СЭВ приступили   к  выполнению   совместного   плана,  который   предусматривает увеличение установленной мощности АЭС к 1990 году на  150000 МВт  (это более чем одна треть современной мощности всех АЭС на земном шаре)...

 

Академия наук СССР-этого, впрочем,  следовало ожидать- заверяет широкую общественность,  что советские ядерные реакторы являются абсолютно надежными и что последствия аварии на АЭС "Тримайл-Айленд" чрезмерно драматизированы в зарубежной печати. Выдающийся советский  ученый-атомщик А.  П.  Александров, президент  Академии наук  и  директор Института  атомной энергии имени И. В. Курчатова, недавно дал интервью лондонскому корреспонденту газеты "Вашингтон стар"... Он убежден, что мировые запасы нефти и газа иссякнут через тридцать - пятьдесят лет, поэтому необходимо строить АЭС  во всех частях света, иначе неизбежно возникнут военные конфликты из-за обладания остатками минерального топлива.  Он  считает,  что эти вооруженные  столкновения произойдут  только между  капиталистическими странами,  так как  СССР будет  к  тому времени  в изобилии обеспечен энергией атома.

 

Организации СЭСР и СЭВ действуют в противоположных направлениях.  СЭВ делает  основной упор на развитие атомной энергетики и не придает большого значения  перспективам использования солнечной энергии и другим вариантам постепенного    перехода   к  альтернативным     источникам энергоснабжения...

 

США на протяжении многих лет лидировали  среди  стран-членов  СЭСР  и в области  практического   использования   ядерной   энергии,  и   по   объему ассигнований на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Но затем  это положение довольно быстро  изменилось, и теперь  развитие ядерной энергетики рассматривается в США  не как приоритетная задача государственной важности, а всего лишь как крайнее средство решения энергетической проблемы.

 

Главное  внимание  при   обсуждении  любого законопроекта, относящегося  к энергетике, уделяется защите окружающей среды. Таким образом, ведущие страны -  члены СЭСР и СЭВ  занимают  диаметрально  противоположные  позиции  по отношению к развитию ядерной энергетики".

 

Позиции, конечно, не диаметрально противоположные, особенно в вопросах, касающихся повышения безопасности АЭС.  Ф.  Олдс здесь допускает неточность, обе  стороны уделяют  максимум внимания этому вопросу. Но  есть и бесспорные различия в оценках проблемы развития ядерной энергетики:  чрезмерная критика и явное завышение опасности атомных станций в США,  в течение трех с половиной десятилетий полное отсутствие критики и явно занижаемая опасность АЭС для персонала и окружающей среды в СССР.

 

Удивителен  явно выраженный конформизм нашей общественности, безоглядно верившей академикам. Не потому ли громом средь ясного неба свалился на нас и многих так перепахал Чернобыль?

 

Перепахал,  да не  всех.  К  сожалению,  конформизма  и  легковерия  не убавилось. Что ж,  верить легче, чем подвергать трезвому сомнению.  Поначалу меньше хлопот...

 

На состоявшейся 4 ноября 1986 года в Бухаресте 41-й сессии СЭВ, отмечая отсутствие альтернативы  атомной энергетике,  Председатель  Совета Министров СССР, в частности, сказал:

 

"Трагедия  в  Чернобыле  не только не перечеркнула перспективы  ядерной энергетики в сотрудничестве, но, напротив, поставив в центр внимания вопросы обеспечения большей  безопасности, укрепляет ее  значение как  единственного источника,   гарантирующего   надежное   энергообеспечение   на   будущее... Социалистические  страны  еще   более  активно  включаются  в  международное сотрудничество  в  этой области,  исходя из  предложений, внесенных  нами  в МАГАТЭ... Кроме  того,  мы будем  строить  атомные  станции  теплоснабжения, экономя ценное и дефицитное органическое топливо-газ и мазут".

 

Энергичная постановка вопроса о развитии  атомной энергетики заставляет еще  и еще  раз  вдуматься, вглядеться  в  чернобыльский  урок,  в  причины, существо и  последствия пережитой  всеми нами, всем человечеством катастрофы на ядерной станции в украинском Полесье.

 

Попробуем  это  сделать. Проследим  день  за днем,  час за  часом,  как развивались события в предаварийные и аварийные дни и ночи.

 

25 АПРЕЛЯ 1986 ГОДА

 

В канун катастрофы я работал   заместителем начальника главного производственного  управления  Минэнерго  СССР  по   строительству  атомных электростанций.

 

25  апреля 1986 года в 16 часов 50 минут  вечера (за восемь с половиной часов до взрыва) самолетом "ИЛ-86" возвращался из Симферополя в Москву после инспекции  строительно-монтажных работ на Крымской АЭС. Не припомню каких-нибудь  предчувствий,  беспокойства.  При  взлете и  посадке,  правда, сильно чадило  керосином.  В полете же воздух  был идеально чистым. И только слегка  раздражало  непрерывное тарахтение  плохо  отрегулированного  лифта, возившего вверх-вниз стюардесс и стюардов с прохладительными напитками. В их действиях было много сутолоки, казалось, они делали лишнюю работу.

 

Летели  над Украиной, утопающей  в цветущих садах. Пройдет каких-нибудь семь-восемь  часов, и наступит для  этой земли новая эра, эра беды и ядерной грязи. А пока я  смотрел через иллюминатор на землю. В синеватой дымке внизу проплыл  Харьков.  Помню, пожалел, что Киев остался  в стороне.  Там,  в ста тридцати километрах от Киева, в 70-е  годы я работал заместителем  главного инженера на первом энергоблоке  Чернобыльской  АЭС,  жил  в Припяти  на  улице  Ленина,  в  1-м микрорайоне (наиболее подвергшемся радиоактивному заражению после взрыва).

 

Чернобыльская АЭС расположена  на востоке большого региона,  именуемого белорусско-украинским Полесьем,  на берегу  реки Припяти, впадающей в Днепр. Места  в  основном  равнинные,  с относительно  плоским  рельефом,  с  очень небольшим  уклоном поверхности в сторону  реки и  ее  притоков.  Общая длина Припяти до впадения в Днепр  -  748 километров.  Площадь  водосбора у створа атомной  станции  -106  тысяч квадратных километров.  Именно с этой  площади радиоактивность будет  уходить в грунт,  а  также смываться дождями и талыми водами...

 

Хороша  река  Припять!  Вода  в ней  коричневая,  видимо,  потому,  что вытекает  из  торфяных полесских болот, течение  мощное,  быстрое, во  время купания   сильно   сносит.  Кожу   после  купания   стягивает,  потрешь   ее рукой - поскрипывает. Много поплавал  я в этой воде и погреб на  академических лодках. Перестанешь  грести, зачерпнешь рукой терпкой коричневатой  воды,  и кожу сразу стянет  от  болотных  кислот (которые впоследствии, после  взрыва реактора и  радиоактивного выброса,  станут хорошими коагулянтами-носителями радиоактивных частиц и осколков деления).

 

Но  вернемся к  характеристике  местности. Это немаловажно.  Водоносный горизонт,  который  используется  здесь  для  хозяйственного  водоснабжения, залегает  на  глубине  десять-пятнадцать  метров  относительно  уровня  реки Припяти  и отделен от четвертичных отложений почти непроницаемыми глинистыми мергелями3. Это означает, что радиоактивность, достигнув этой глубины, будет разноситься грунтовыми водами."

 

В  Полесье  плотность  населения  небольшая,  до  начала  строительства Чернобыльской  атомной  станции - примерно  семьдесят  человек  на  квадратный километр.  В канун  катастрофы  в тридцатикилометровой  зоне вокруг  атомной электростанции  проживало уже  около  110 тысяч человек,  из  которых  почти половина - в Припяти, к западу от трехкилометровой санитарной зоны АЭС, и 13 тысяч - в районном центре Чернобыле, в восемнадцати километрах к юго-востоку.

 

Я часто  вспоминал  Припять,  городок атомных  энергетиков. Он  при мне строился  почти с  нуля.  Когда  я  уезжал в Москву, было  уже  заселено три микрорайона. Городок уютный, удобный для жизни и очень  чистый. Часто  можно было  слышать  от приезжих:  "Какая  прелесть  Припять!"  Сюда стремились  и приезжали  на постоянное место жительства  многие отставники. Порою с трудом через правительственные учреждения и даже  суд  добивались права жить в этом райском  уголке, сочетавшем прекрасную  природу  и удачные градостроительные находки.

 

Совсем недавно, 25 марта 1986 года, я проверял ход работ  на строящемся пятом энергоблоке Чернобыльской  АЭС. Все та же  свежесть чистого  пьянящего воздуха,  все  те  же  тишина  и  уют  теперь  уже не поселка,  а  города  с пятидесятитысячным населением...

 

Киев и  Чернобыльская АЭС остались северо-западнее  трассы  полета. Воспоминания  отошли,  реальностью  стал  огромный  салон  авиалайнера.  Два прохода, три ряда полупустых кресел. Ощущение - будто находишься в большущем амбаре.  Если  крикнуть - аукнется.  Рядом  постоянный  грохот  и   тарахтенье снующего  туда-сюда лифта,  кажется,  что не в  самолете  летишь, а  едешь в огромном пустопорожнем тарантасе по  голубой булыжной дороге.  И в багажнике гремят бидоны из-под молока.

 

Домой из аэропорта Внуково добрался я к девяти вечера. За пять часов до взрыва.

 

В  этот день,  25 апреля  1986  года, на Чернобыльской АЭС готовились к остановке четвертого энергоблока на планово-предупредительный ремонт.

 

Во  время  остановки  блока  по утвержденной главным  инженером  Н.  М. Фоминым программе предполагалось провести испытания  с отключенными защитами реактора  в режиме полного  обесточивания  оборудования  АЭС. Для  выработки электроэнергии  предполагалось  использовать   механическую  энергию  выбега ротора  турбогенератора (вращение по инерции). Кстати, проведение  подобного опыта предлагалось  многим атомным электростанциям,  но из-за  рискованности эксперимента все отказывались. Руководство Чернобыльской АЭС согласилось.

 


Продолжение следует...
Tags: катастрофы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments