Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Categories:

Атомная подводная лодка К-141 "Курск" (часть 1)


Курск 3

Класс – «Антей» («Оскар-II» по классификации НАТО), проект 949А (с 1986 года).

        Лодки этого класса считаются самыми эффективными в мире многоцелевыми АПЛ.

        Заложена в 1992 году.

        Спущена на воду в мае 1994 году.

        Принята в эксплуатацию 30 декабря 1994 году.

        В составе Северного флота России - с 1995 по 2000 гг.


В январе 1998 года в плавучем доке "Сухона" производственного объединения "Севмаш" в Северодвинске прошла плановый доковый осмотр. Здесь же была проведена модернизация оружия субмарины.

        ТТХ:

        Длина - 154 м

        Ширина - 18.2 м

        Осадка - 9 м

        Водоизмещение - 13400/18000 тонн (14700/23860).

        Скорость в надводном положении - 30 узлов; под водой - 28 узлов; (31/15).

        Максимальная глубина погружения - 500 м (до 600 м).

        Корпус - прочная сталь.

        Количество отсеков - 10.

        Экипаж: 130 (107 человек, из них 52 офицера).

Атомная энергоустановка типа ОК-650 и модификации с двумя водо-водяными реакторами, с тепловой мощностью - 2х190 мегаватт и с мощностью на валу - 2х50000 л.с.

        2 паровые турбины (по 90 000 л.с.); 2 семилопастных винта.

        Ракетное вооружение - 24 ПУ крылатых ракет комплекса

П-700 "Гранит" (SSN-19). Вес ракеты 6,9 тонн. Длина 10,5 м. Вес боевой части 1000 кг. Дальность полета 555 км. Скорость 1,5 М. Ракеты с атомным боезарядом согласно договору по СНВ сняты с кораблей.

4 торпедных аппарата (калибр 533 мм); 2 крупнокалиберные глубинные бомбы; (вариант: 8 торпедных аппаратов, из них 4 - 533-мм и 2 - 650-мм. Боекомплект - 18 торпед).

        Запас плавучести 30%.

        Способна ложиться на грунт.

        Автономность - более 120 дней.

        Конструкторы: гл. констр. - Пустынцев П.П. и Баранов И.Л.

        Место постройки: г. Северодвинск.

        Место базирования на СФ: Западная Лица (Большая Лопатка).

Всего таких лодок построено 12
.

Курск 9


Хроника трагедии:

 

12 августа 2000 г.

 

В 23 часа 30 минут "Курск" не вышел на связь и в соответствии с требованиями нормативных документов подводная лодка была объявлена "аварийной". Были подняты по тревоге поисково-спасательные силы флота, которые вышли в район вероятного нахождения корабля и начали его поиск. Две американские подлодки и норвежский институт сейсмических исследований зарегистрировали два мощных взрыва в Баренцевом море. Российские военные в 11 часов 44 минуты в районе нахождения "Курска" зарегистрировали третий взрыв.

 

 

13 августа 2000 г.

 

В 4 часа 36 минут гидроакустической аппаратурой крейсера "Петр Великий" был обнаружен корабль, лежащий на грунте. В 7 часов 00 минут Министр обороны Сергеев доложил президенту, что лодка найдена, и будет предпринята попытка спасти экипаж. В 10 часов 00 минут на место трагедии прибыли спасательные суда Северного флота. В 18 часов 00 минут прошел первый спуск спасательного аппарата. Однако при касании корпусом лодки спасательный снаряд ударился о нее и вынуждены был всплыть. Через 30 минут попытка была повторена, однако спасательный аппарат не сразу нашел подлодку. По данным военных источников, признаки жизни экипаж "Курска" подавал до 14 августа. Это был сигнал «СОС» – вода.

 

 

14 августа 2000 г.

 

C 11 часов 03 минуты информационные агентства, телеканалы со ссылкой на пресс-службу Северного флота сообщили о "неполадках на атомной многоцелевой подводной лодке "Курск". Подводники, по утверждению военных, были живы, и связь с ними осуществлялась "через условные сигналы методом перестука".

 

 

15 августа 2000 г.

 

В акватории Баренцева моря в 20.00 мск начались аварийно-спасательные работы по оказанию помощи атомной подводной лодке "Курск". В работах участвовали 15 боевых кораблей и судов Северного флота.

 

 

16 августа 2000 г.

 

Вечером командование ВМФ получило санкцию президента России на привлечение иностранной помощи для спасения атомной подводной лодки "КУРСК".Спасательным аппаратам не удалось пристыковаться к "Курску". В ВМФ сослались на сильное придонное течение и крен лодки, которые помешали закрепиться на корпусе субмарины.

 

 

17 августа 2000 г.

 

Все попытки пристыковать спасательную капсулу к люку подводной лодки вновь окончились неудачей. Норвежский корабль с британской мини-субмариной LR-5 и спасателями на борту вышел из Трондхейма и направился в район бедствия. Судно с норвежскими водолазами подойдет позже

 

 

18 августа 2000 г.

 

Достоверных данных о состоянии лодки и экипажа по-прежнему нет.

 

 

19 августа 2000 г.

 

Вечером в район бедствия подошло норвежское судно с британской мини-подлодкой LR-5.

 

 

20 августа 2000 г.

 

Начался международный этап спасательных работ по попытке спасти экипаж АПЛ "Курск" с участием норвежских и британских водолазов и техники. К 17 часам норвежским водолазам удается отвернуть вентиль аварийного люка "Курска". Норвежцы заявили, что зеркало комингс-площадки (отшлифованная поверхность для герметичности стыковки) вопреки заявлениям представителей ВМФ не деформировано.

 

 

21 августа 2000 г.

 

13 часов 35 минут норвежские водолазы открыли внутренний люк подлодки "Курск", в девятом отсеке оказалась вода. В 17 часов 07 минут официально объявлено о гибели экипажа подводной лодки.  

Курск 2

  

Тайна девятого отсека.


 
Из всех отсеков АПЛ девятый - самый маленький по размеру. В техническом описании он так и зовется: кормовой отсек-убежище. 
  
Курск 4

К 13 часам 12 августа в девятом отсеке собралось двадцать три человека. Это были все, кто к этому времени оставался в живых. Общее командование взял на себя, вероятнее всего, капитан-лейтенант Дмитрий Колесников. Почему вероятнее всего? Потому, что ни в одной из двух найденных записок об этом не сказано однозначно, однако бумаги, найденные в кармане Дмитрия Колесникова, позволяют предположить, что командовал именно он. Помимо записки в его кармане оказался список всех двадцати трех остававшихся на тот момент в живых подводников. Возле каждой из фамилий стояли галочки. Скорее всего, Колесников время от времени проводил перекличку личного состава. По крайней мере, он это проделал дважды - в 13 и 15 часов.


 Каково было моральное состояние оказавшихся в девятом отсеке? Будучи профессионалами, все прекрасно понимали трагичность ситуации. Однако паники не было. Сейчас об этом можно говорить уже с полной уверенностью. Исчерпывающий ответ на этот вопрос дали врачи, производившие обследование поднятых на поверхность тел. Как известно, в человеческом организме имеются определенные запасы гликогена (сахара и глюкозы). Наибольшее количество сахара и глюкозы находится в печени и в мышцах. Меньше - в крови. Гликоген - это мощное энергетическое средство, своеобразный стратегический запас человека на случай стрессов. Так вот, обследование тел поднятых из девятого отсека подводников показало, что в их печени и мышцах ни глюкозы, ни сахара не было. Это означает лишь одно: все пережили сильнейший стресс. Да другого и быть не могло: что еще должен чувствовать человек, когда лодку сотрясают один за другим два взрыва, после чего тухнет даже аварийное освещение, лодка бьется о дно, а через носовые переборки хлещет вода? Кто бы мог воспринять это с ледяным спокойствием? Да никто! Ясно, что все оставшиеся в живых пережили сильнейшее нервное потрясение.


Но врачи обнаружили и иное. В крови поднятых подводников гликоген присутствовал, причем его содержание было даже выше нормы! Это означает, что запасы его не были израсходованы до конца, то есть стресс был, но он был кратковременным, а затем люди успокоились. Если бы оставшиеся в живых пребывали в состоянии паники, их организмы "поглотили" бы и последние резервные запасы гликогена, но этого не произошло.


Итак, наличие спокойной и деловой обстановки в девятом отсеке можно считать доказанным. Чем занимались подводники? Прежде всего, они "поддули" отсек, то есть создали в нем повышенное давление, чтобы избежать поступления воды. Во второй записке, найденной немного позднее первой, говорится, что давление в отсеке было повышено до 0,6 килограммов на сантиметр квадратный. Этот же показатель видели и водолазы на манометре девятого отсека. Вода в отсеке была, но ее уровень не превышал 15 - 20 сантиметров. Аварийное освещение не работало. Аккумуляторные батареи на "Курске" размещались в трюме первого отсека, и поэтому после взрыва ни о какой электроэнергии не могло быть и речи. Однако в отсеке имелось штатное количество аварийных фонарей, которыми подводники и пользовались.


Вскоре стало холодно, и всем пришлось надеть утеплители - костюмы, проложенные прошитым поролоном. Размотанный шланг ВПЛ красноречиво говорит о готовности к борьбе с пожаром, а подключенная к сети трубка аварийного межотсечного телефона - о попытке прозвонить все отсеки и попытаться определить оставшихся там в живых. Вполне возможно, что именно так была сразу же после взрыва установлена связь с личным составом шестого, седьмого и восьмого отсеков.


Судя по всему, подводники готовились покинуть отсек свободным всплытием. Для этого были проведены все необходимые мероприятия, приготовлены дыхательные аппараты. По мнению врачей-физиологов ВМФ, при всплытии со стометровой глубины сто процентов выходящих наверх получают декомпрессионную болезнь, а многие и сильную баротравму легких. Но при столь экстремальной ситуации вопрос стоит крайне жестко: жив или мертв, а потому к подобным сопутствующим неприятностям относятся как к неизбежности.

Но для того чтобы всплыть, подводникам надо вначале еще суметь покинуть подводную лодку. Этого находившиеся в девятом отсеке сделать не смогли. Все их многочисленные попытки открыть аварийно-спасательный люк (АСЛ) успехом не увенчались. Подводники столкнулись с той же проблемой, что и пилоты спасательных подводных снарядов, пытавшиеся присосаться к зеркалу АСЛ. Что-то произошло с аварийно-спасательным люком, но что? Оговорюсь сразу. До настоящего момента точная причина несрабатывания АСЛ так и не выяснена до конца. Существует мнение, что присосаться спасательным снарядам было невозможно из-за треснувшего зеркала. Однако многие специалисты в это не верят. Треснутое зеркало могло помешать присосаться подводному снаряду, но оно ни в коей мере не могло служить помехой для выхода людей из подводной лодки. "Сталь, из которой изготовлено зеркало, - говорят они, - просто не могла треснуть, а потому, скорее всего, стакан АСЛ, который жестко соединяет легкий и прочный корпуса лодки, просто "повело" (перекосило) в результате взрыва. Именно поэтому снаряды не могли присосаться, а люди выбраться.


Невозможность самостоятельного выхода на поверхность, конечно же, осложнила и без того достаточно тяжелое положение двадцати трех человек, находящихся в девятом отсеке. Но потеряно было далеко не все! Скорее всего, именно к этому времени относятся написанные Дмитрием Колесниковым слова: "... Не надо отчаиваться!" В этих трех словах командир дивизиона живучести выразил свое собственное состояние: да, выйти из лодки нам не удалось, однако остается надежда на то, что нас найдут и спасут, а потому не надо отчаиваться, надо бороться за жизнь, надо выиграть время! То же самое он, по-видимому, говорил и собравшимся в отсеке товарищам.


И капитан-лейтенант Колесников, и остальные подводники прекрасно понимали, что, после того, как лодка не вышла на связь, по флоту уже объявлена тревога и их ищут. А потому теперь надо было всеми силами бороться за живучесть отсека, за сохранение собственной жизни и ждать, ждать, ждать. То, что после 15 часов Дмитрий Колесников пишет уже в темноте, тоже говорит в пользу этой версии. Сколько времени придется находиться в отсеке, не мог сказать никто, а потому надо было экономить батареи аварийных фонарей.


Вспомните теперь многочисленные заявления руководителей флота о расчетном времени, которое могли находиться в девятом отсеке подводники. Чаще всего фигурировал срок в десять суток. Сегодняшний анализ ситуации в девятом отсеке говорит то же самое: они могли и готовы были продержаться эти самые десять суток. Однако этого не произошло. Почему? Потому что случилось нечто страшное, то, что разом перечеркнуло все помыслы и надежды миллионов и миллионов людей. Теперь мы вплотную подошли к тайне девятого отсека. Когда врачи приступили к обследованию извлеченных водолазами тел, им сразу же бросилось в глаза, что подводников можно сразу же по внешнему виду разделить на две категории. В первую категорию вошли те, чьи тела были совершенно не повреждены. Все они были абсолютно узнаваемы. Лица и руки имели при этом характерный красноватый оттенок, что бывает обычно при отравлении угарным газом. При нажатии на грудь слышалось характерное похрустывание. Это было так называемое явление крепитации. Присутствовали и подкожные эмфиземы - явные признаки того, что человек жил и погиб в атмосфере с повышенным давлением, и его организм успел насытиться азотом. Из носа выделялась пенообразная жидкость, что тоже говорило о длительном нахождении под повышенным давлением. Таких тел было подавляющее большинство. По мнению врачей, смерть подводников могла наступить в районе девятнадцати - двадцати часов двенадцатого августа.


Вторую категорию составляли тела, подвергшиеся термическим и химическим ожогам. Таких тел было, по меньшей мере, три. У одного из подводников было буквально стесано все лицо. На костях черепа остались только остатки мышц. У другого полностью отсутствовала брюшная стенка, внутренние органы, однако, были целы. От пожара так сгореть люди не могли. Налицо было явное сожжение щелочью, причем воздействие было очень интенсивным и кратковременным.


Так что же все-таки случилось в районе девятнадцати часов вечера 12 августа в девятом отсеке? А произошло следующее. К вечеру в отсеке стало ощущаться кислородное голодание, и было решено зарядить РДУ свежими пластинами регенерации. Эту операцию поручено было выполнить троим подводникам. Они подошли к РДУ, имея при себе банку с В-64, и начали его перезаряжать. В этот-то момент и произошло непоправимое. Кто-то из троих уронил пластины регенерации, а возможно и всю банку в воду, перемешанную с маслом. Почему так случилось, можно только предполагать. Скоре всего, сказалась усталость предыдущих часов, теснота и недостаток освещения. Раздался взрыв... По характеру ожога, возможно предположить, что в последний момент один из подводников пытался накрыть собой упавшую банку с регенерацией и принять всю силу взрыва на себя. Вне всяких сомнений, он совершил подвиг, который до сих пор, увы, так и остался неоцененным. Однако даже этот отчаянный смертельный бросок ничего уже не мог изменить... Находившиеся рядом с РДУ люди погибли почти мгновенно в результате взрыва. Остальные жили немногим дольше. Взрыв сразу же выжег весь кислород в отсеке, выделив огромное количество угарного газа. Никто не ожидал взрыва, а потому все подводники находились без дыхательных аппаратов, которые вполне обоснованно берегли на случай выхода из подводной лодки. А потому всем им было достаточно одного - двух вдохов угарного газа, чтобы потерять сознание. Это был конец. Люди попадали в воду, чтобы уже никогда из нее не подняться. Все произошло так стремительно, что вряд ли кто-то из находившихся в девятом отсеке подводников смог до конца осознать, что же произошло.


Большого пожара, однако, не последовало. Взрыв выжег весь кислород, и гореть больше было просто нечему. Понемногу в отсек продолжала фильтроваться вода и к моменту открытия АСЛ норвежцами, он был уже полностью затоплен, исключая лишь небольшую воздушную подушку у подволока с содержанием кислорода в семь процентов. Люди, как известно, могут дышать лишь воздухом, содержащим не менее двенадцати процентов кислорода, после чего теряют сознание. Семь процентов - это результат интенсивного горения или взрыва. Люди до столь низкой концентрации кислорода никогда "выдышать" воздух не могут…


Не знаю, как другие, но я, узнав о тайне девятого отсека, несколько дней не мог прийти в себя. Было до безумия обидно, что нелепая случайность в одно мгновение унесла двадцать три молодые жизни, что спасательная операция, имевшая все шансы на несомненный успех, завершилась ничем. Если бы можно было хотя бы немного повернуть вспять время и хоть что-то изменить в прошлом! Увы, ничего подобного нам не дано. Время безжалостно и монотонно идет вперед, а прошлое не признает сослагательного наклонения. И все же, склоним еще раз головы перед подвигом узников девятого отсека, тех, кто до последнего дыхания стоял на своих боевых постах и принял смерть тогда, когда спасение, казалось, было уже совсем близко... 

Владимир Шигин

"Опустевший причал"


 

Tags: катастрофы
Subscribe

  • Беляева Ольга Сергеевна

    Одним из немногих режиссёров, запомнившихся из эпохи кинематографа 90-х стал Дмитрий Астрахан. Его необычные фильмы "Всё будет хорошо",…

  • ОРЛОВА Любовь Петровна

    Народная артистка СССР (1950) Лауреат Государственных премий СССР (1941, за участие в фильмах «Волга-Волга» и…

  • НАЗАРОВА Маргарита Петровна

    Актриса цирка и кино, дрессировщица тигров Народная артистка РСФСР (1969) Маргарита Назарова родилась 26 ноября 1926 года в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Беляева Ольга Сергеевна

    Одним из немногих режиссёров, запомнившихся из эпохи кинематографа 90-х стал Дмитрий Астрахан. Его необычные фильмы "Всё будет хорошо",…

  • ОРЛОВА Любовь Петровна

    Народная артистка СССР (1950) Лауреат Государственных премий СССР (1941, за участие в фильмах «Волга-Волга» и…

  • НАЗАРОВА Маргарита Петровна

    Актриса цирка и кино, дрессировщица тигров Народная артистка РСФСР (1969) Маргарита Назарова родилась 26 ноября 1926 года в…