Давид Борисович Буянер (buyaner) wrote in chtoby_pomnili,
Давид Борисович Буянер
buyaner
chtoby_pomnili

Categories:

Роми Шнайдер (23 сентября 1938 - 29 мая 1982)

Сегодня исполняется 25 лет со дня смерти великой актрисы Роми Шнайдер. Писать о ней, не скатываясь в гламурную пошлость и пытаясь передать, хотя бы отчасти, невыразимое обаяние её таланта и удивительной красоты – крайне сложно. Не имея в виду пересказывать её биографию (о ней можно узнать из «Энциклопедии кино» в Интернете), я попытаюсь обозначить то поразительное соединение немецкого и французского начал в сочетании с неповторимой индивидуальностью, благодаря которому Роми Шнайдер остаётся уникальной фигурой в истории европейского кино.
Слава пришла к ней в юности: снявшись в шестнадцать лет вместе с матерью, известной в те годы актрисой Магдой Шнайдер, в фильме австрийского режиссёра Эрнста Маришки «Сисси», Роми оказалась объектом истероидного культа, главным образом, в Германии. Как пишет в статье, посвящённой памяти актрисы, немецкий журнал «Der Spiegel», сегодня вряд ли удастся объяснить причины подобного успеха: с точки зрения киноискусства трилогия об австро-венгерской императрице Елизавете (Сисси) («Сисси», «Сисси – молодая императрица», «Сисси – трудные годы императрицы») – не более, чем наивная костюмная мелодрама, лишённая каких-либо притязаний на психологизм и историческую достоверность. Но в Австрии и Германии 50-х годов этот фильм был воспринят как первая ласточка возрождения после военной катастрофы; образ баварской принцессы, выросшей на природе, свободной, бесхитростной, волею судеб взошедшей на австрийский престол и в считанные годы изменившей лицо закосневшей в предрассудках монархии стал символом новой Германии, свободной от мрачного наследия.
Что больше всего поражает – это контраст между лицом юной Роми Шнайдер и тем образом, что мы знаем по её фильмам парижского периода. Это не просто разница в возрасте – перед нами будто два разных человека. В трилогии о Сисси она выглядит как типичная южная немка, полнокровная, жизнерадостная, при этом лишённая какой бы то ни было утончённости. Успех, выпавший на её долю, полностью объясняется «попаданием в яблочко» зрительских ожиданий и никак не связан с высотами актёрского мастерства: в этой роли Шнайдер вполне органична – но не более того.
И вот девочка из Австрии, вкусившая мимолётной славы, говорящая по-французски с жутким акцентом и, фактически, ещё никак не проявившая своего уникального дарования, попадает в Париж. В течение десяти лет (1959-1970) Шнайдер много снимается, причём не только во Франции, но и в Голливуде. Но по-настоящему её талант раскрывается лишь в фильмах гениального, на мой взгляд, режиссёра Клода Соте: «Мелочи жизни» (1970), «Макс и жестянщики» (1971), «Сезар и Розали» (1972), «Мадо» (1976) и «Простая история» (1978). Единственный из фильмов Соте, в котором обыгрывалось австрийское происхождение Шнайдер – «Макс и жестянщики», где она выступила в роли немецкой проститутки. Пожалуй, это не лучшая её роль у Соте – за слоем макияжа вплоть до последних кадров не видно её подлинного лица. Зато во всех остальных фильмах парижского периода она предстаёт во всём блеске утончённо-аристократической, подлинно французской красоты; кажется, что в ней не остаётся уже ничего от «Сисси».
Но главной составляющей поистине уникального дарования Шнайдер был затаённый трагизм, исподволь дававший себя знать даже в сравнительно «безобидных» ролях; если в роли Розали в фильме 1972 года перед нами – молодая, полная надежд, хотя и знающая цену страдания женщина, то спустя всего шесть лет в «Простой истории» поражают глаза Шнайдер: на молодом ещё лице – мудрые глаза прожившего долгую и нелёгкую жизнь человека.
Однако самые тяжкие испытания ей ещё предстояли. С годами жизнь актрисы всё больше становилась похожа на затяжную пытку: в 1973 году от неё ушёл муж, Харри Мейен, спустя шесть лет он покончил с собой; в 1981 году, накануне своего 15-летия, упав на острые прутья ограды, погиб её сын; ещё через три месяца актрисе удалили почку, после чего её бросил и второй муж. Снявшийся в нескольких фильмах вместе со Шнайдер известный французский актёр Мишель Пикколи говорил, что в каждой роли она «сдитрает с себя кожу». В предсмертном фильме «Прохожая из Сан-Суси», посвящённом памяти сына и мужа, героиня Роми Шнайдер ценой жизни спасает еврейского мальчика, родителей которого убили нацисты. Одному Богу известно, чего ей стоила эта роль...
...Однажды, в портовом ресторанчике, куда её привели знакомые журналисты, к Роми Шнайдер подошёл некий пожилой господин и спросил: «Вы – Сисси?» И она, как правило, не выносившая подобных вопросов, неожиданно склонилась в реверансе и весь остаток вечера танцовала со стариком, забыв о журналистах. Безжалостная судьба напоследок подарила ей встречу с юностью, первым успехом и тем счастливым временем, когда в её жизни ещё не было тех, кого потом так невыносимо было терять. Через несколько месяцев Роми Шнайдер не стало.

P.S. Сколько я ни искал, мне ни удалось найти во французской прессе ни одного упоминания о годовщине смерти Роми Шнайдер – повсюду сплошной Саркози. Видимо, для французов (в отличие от немцев) четверти века оказалось достаточно, чтобы забыть, но слишко мало, чтобы вспомнить.
P.P.S. Только что узнал, что участники кинофестиваля в Каннах, по инициативе Алена Делона, почтили память Роми Шнайдер двадцатью пятью секундами аплодисментов.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments