April 26th, 2007

я

АВЕРЧЕНКО Аркадий Тимофеевич (часть 1)


Аверченко 1

"Из скромности я остерегусь указать на тот факт,
что в день моего рождения звонили в колокола и было всеобщее
народное ликование. Злые языки связывали это ликование
с каким-то большим праздником, совпавшим с днем
моего появления на свет, но я до сих пор не понимаю,
при чем здесь еще какой-то праздник?"
Аркадий Аверченко. Автобиография

Аверченко Аверченко 7
 

Collapse )
Вдохновение

Нестор Васильевич Кукольник


(изображение кликабельно)
Карл Брюллов
"Портрет писателя Нестора Васильевича Кукольника"
1836
Холст, масло.
Государственная Третьяковская Галерея.

Будучи чиновником императорской канцелярии, Кукольник слыл настурой творческой, писал стихи и пьесы. Его редкий дар слышать музыку, преображаясь за роялем до неузнаваемости, до красивости (это при несоразмерности сложения - высокий рост, узкие плечи, маленькая голова, огромные уши, дававшей повод для обсуждения и карикатур, в том числе и самого Брюллова), высоко чтил Михаил Иванович Глинка.
Полифоничность этой незаурядной натуры Брюллов передает, опираясь на определенную картинную схему. Таинственнм кажется не только внутренний мир изображенного, скрытый под уподобленной восковой маске настораживающей бледностью лица, но и окружающая его сумрачная среда. Она безадресна и создана воображением художника, поскольку известно, что Кукольник позировал Брюллову в мастерской. И в то же время не покидает ощущение, что в портрете передана атмосфера Петербурга: и не угол ли Петропавловской крепости и не Неву ли имел ввиду Брюллов? и не печалился ли он над разрушающимися во влажном климате фасадами, над часто сгущающимися над горизонтом серыми тучами, над почти рефлекторным желанием человека, вернувшегося из теплых стран, втянуть голову в плечи, как в панцире укрыться в сюртуке. Вспоминаются слова Пушкина: "Брюллов едет в Петербург, скрепя сердце, боится климата и неволи". Ощущение неприкаянности, неприписанности к определенному месту, ненайденности "души парной" составляет глубину портрета Кукольника, в напряженно-ироничном взгляде которого отражаются переживания самого художника. "Во всех портретах кисти Брюллова, - утверждал Стасов, - лучше всего глаза". Глаза Кукольника, насмешливые и печальные, пронзительные и отчужденные, магнетически притягательные и необъяснимо пугающие - лучше, чем то другое в портрете выражают романтику непознанного. И, может быть, не будет большим преувеличениеммнение вдовы Кукольника Амалии Ивановны, полагавшей, что это "лучшее портретное творение Брюллова".

Переговоры о его приобретении Третьяков начал в 1869 году и даже ездил смотреть в Таганрог, где после смерти Кукольника проживала Амалия Ивановна. Дело с продажей портрета она затянула на восемь лет; за это время Павлом Михайловичем был приобретен портрет Струговщикова (1840), бывшего некогда посаженным отцом на свадьбе Нестора и Амалии.
Collapse )

МОЙ ЛЕОНАРДО

/скоро 10 лет, как умер Леонард Данильцев. Его дочь Марьяна просила вспомнить о нем - я вспоминаю/



ПЯТЬ СВИДАНИЙ С ПОЭТОМ



1.
Впервые мы увиделись у его бывшей супруги, с которой он всю жизнь оставался родным человеком. Мы приехали с Димой Чернышевым и Ильей Гараганенко к Лидии прямо с вокзала, по пути из Караганды в Питер.
Пили вино, читали стихи, пели песни. Я сразу поняла, что передо мной настоящий поэт. Он не рисовался – его жизнь уже нарисовала, оставив печать артистизма на всем его облике.



2.
Потом мы приезжали на его юбилей. Я сама уже скоро дойду до такого же юбилея, но до сих пор не перестаю удивляться его тогдашнему мальчишеству.
На следующее утро Лидия поехала в Аэропорт встречать каких-то высоких гостей из Германии. Я распихиваю Данильцева:
- Леонард! Скоро Лида с гостями вернется, надо же что-то делать!
- Что делать? Сматываться!



3.
Когда мне сообщили о смерти Олега Григорьева – я сразу же позвонила в Москву Леонардо. На следующий день Данильцев был у меня.
Несмотря на свою известную слабость к Бахусу, он не пил до самых похорон. И на похоронах друга был трезв, как стеклышко. На официальных поминках устроенных на Пушкинской 10 не задержался. Посмотрел фильм про Олега и засобирался.
- Нечего нам тут делать, сейчас начнется соревнование, кто его сильней любил. Мы лучше у тебя дома сами напьемся и все вспомним.



4.
Меня пригласили в Москву, выступить на благотворительном концерте в помощь ВИЧинфициированным и больным Спидом. Я звоню ему:
- Леонард, у тебя редкая возможность увидеть меня на сцене.
Он приехал с Лидией. Мы сидим в фойе, я рассказываю им о мероприятии, которое сейчас предстоит. Лидия, услышав в программе имя Курмунгалиева, отмахивается:
- Да, чтобы Эрик пришел и выступил бесплатно!
В этот момент, над нами склоняется Эрик
- Здрасте!
Потом концерт. Леонард с Лидией усажены в первом ряду. Я, оторав свои песенки, сажусь рядом. Далее в программе выступает шоу трансвеститов «СЕСТРЫ КОЛЛИБРИ». После их выступления Леонард рвется за кулисы:
- Я должен поблагодарить этих дам – они бесподобны!
- Леонард, это не дамы, это мужчины.
- Сума сойти! Тогда тем более бесподобно!



5.
Потом я много мотаюсь по своим делам. Уже не до тусовок типа Москва-Питер, Питер-Москва. И, однажды, меня наконец-таки посылают в Москву в командировку. Я звоню Данильцеву:
- Леонард, ты жив?
- Засранка, еще спрашиваешь! Я ж тебя обыскался!
- Я завтра буду в Москве.
- Сразу ко мне и без разговоров. Каким ты поездом приезжаешь, я встречу.
Я по голосу его почуяла неладное. Заказала на всякий случай гостинницу.
Он встретил меня, и уже по дороге к нему поведал и про свой страшный диагноз, и про то, как он мотается на лечение в Петрозаводск через Питер, пытаясь меня разыскать.
В Москве я пробыла на два дня больше предписанного. Все свободное время он мне или что-то рассказывал, или читал свою прозу. Самое сильное впечатление тогда на меня произвел его рассказ «ЛЮБОВЬ ИДИОТА».



Когда Леонард умер – я была в таком стесненном положении, что уже купить билет и приехать на похороны не могла. Митя Чернышов собирался добираться автостопом. Я просила его захватить меня с собой, но ему в тот момент было не до меня. И грех было на Митю обижаться – умер Леонард, наш кумир и наставник.
Вот и все мои встречи с Леонардом Данильцевым. Маленькие отрезки времени, которые настолько впечатались в мою судьбу, что я уже не представляю, как это я могла прожить без этих встречь, без того, что так бы и не узнала Леонарда. Наверно поэтому довольно часто про него рассказываю и у всех складывается впечатление, что мы были с ним большие друзья. Наверняка есть друзья и по-более меня. Просто трудно было пройти мимо этого человека.