April 1st, 2009

daynice-раздумья

МЕДИУМ ГОГОЛЬ. 200 лет со дня рождения. Авторская исповедь. Непарадные юбилейные записки.


http://www.rian.ru/gogol_analysis/20090323/165770211.html
На переднем плане знаменитой картины художника Александра Иванова "Явление Христа народу", ближе всех к Христу, в красном, вполоборота изображен Гоголь, полагают некоторые исследователи, в т.ч. Леонид Парфенов, автор фильма “Птица-Гоголь”, Дмитрий Бак, профессор истории русской литературы РГГУ, филолог и писатель Игорь Золотусский, недавно закончивший сценарий десятисерийного фильма о Гоголе.

“… в эту тяжелую годину всемирного землетрясения, когда все помутилось от страха за будущее… Дворяне у нас между собой как кошки с собаками; мещане между собой как кошки с собаками; крестьяне … между собой как кошки с собаками”…
(Н.В. Гоголь, “Выбранные места из переписки с друзьями”)

“… я решился собрать все дурное в России… все несправедливости, какие делаются в тех местах и в тех случаях, где больше всего требуется от человека справедливости, и за одним разом посмеяться над всем”…
(Н.В. Гоголь. “Авторская исповедь”)

Гоголь не обличает Россию, он ее возвышает, демонизируя отдельные скоромные и не очень уголки, тайники души и целые территории (Малороссия), пытаясь попасть в иные миры – путешествует (много и долго по Европам, не находя пристанища даже в Риме); вплоть до самоотречения от стиля, от жанра, на грани сумасшествия и так нелюбимого им пустого фрондерства и резонерства, не находя выхода в абсурдизме и маразме происходящего на Родине. Он морализирует, маргинализирует и апологизирует ее черты, вырождающиеся в иллюзиях, которые терпят крах даже в попытке представить идеалы исправления, излечения от пороков - во втором и задумках третьего тома “Мертвых душ”, агонизируя в провидческих “Записках сумасшедшего”, в незаконченных произведениях, медленно угасая сам, нисходя со сцены действительности.

Магический ирреализм настигает и убивает его в Москве, куда приводят Мечты. С лица воду не пить, а с Носа?! Нос – исчезающий, Нос – появляющийся, “Нос” – животворящий. Метафора миражной интриги и гипербола гуманного места. Хлестаков и Чичиков – как двойной портрет “гуманной эпохи”, где вольготнее всего чувствуют себя проходимцы, прохвосты и собиратели плутовского капитала. Изобличая устои и порядки, традиции патриархальной России, дошедшие до нашего времени и мало чем изменившиеся, ирреалистически, ностальгически застигнутые. Господа - разодетые в лохмотья и сюртуки; дамы, “просто приятные и приятные во всех отношениях”; люди – нагие изгои с вывихнутым сознанием, которое правит бал, и ему все рады, или безропотно его одобряют. Спорят – единицы, глупцы. Остальные живут в гротескных изломах, но даже в их серой обыденной жизни можно найти подвиг, извлекая, как из любой души не только потемки, но и такое!

Collapse )