Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Categories:

СТОЛЫПИН Петр Аркадьевич (часть 1)


Столыпин 2

Русский государственный и политический деятель

Министр внутренних дел и председатель Совета министров Российской империи (1906-1911)


Столыпин 12

Отец Петра Столыпина - Аркадий Дмитриевич Столыпин, генерал-адъютант, генерал от артиллерии, обер-камергер, историк, писатель, скульптор.

 
Столыпин 10

Аркадий Дмитриевич Столыпин

Петр Столыпин в 1881 году поступил на физико-математический факультет Петербургского университета. Красивый юноша получил прозвище «барин Пьер» за едва заметный, но неистребимый налет аристократизма. Его скорее уважали, чем любили – уж слишком Пьер Столыпин выделялся: высоким ростом, блестящими способностями по всем изучаемым дисциплинам, а главное, почти немецким трудолюбием.

 

Пьер учился на втором курсе, когда случилась беда – за месяц до своей свадьбы брат Михаил погиб на дуэли с князем Шаховским. После похорон состоялся еще один поединок – Пьер стрелялся с убийцей брата и был ранен в правую руку. Впрочем, скрытный Столыпин слухи о второй дуэли не подтверждал. Внезапная гибель Михаила бросила тень на репутацию его невесты, Оленьки Нейдгардт, и «барин Пьер» предложил девушке руку и сердце. Правда, Пьеру едва исполнился 21 год, но отец девушки спокойно заметил: «Молодость – это недостаток, который исправляется каждый день».

 
Столыпин 4

Петр с братом Сашей.

Брак оказался счастливым, хотя вызывал удивление окружающих – женатый студент был такой редкостью, что на Петра Столыпина приходили посмотреть с других факультетов. Наличие жены на успехах в учебе не отразилось. Выпускной экзамен по химии принимал Дмитрий Менделеев; слушая блестящий ответ Столыпина, он увлекся и начисто забыл, что находится на экзамене. Вопросы сыпались один за другим, экзамен перешел в ученый диспут. Вдруг Менделеев заметил опешившую комиссию и пришел в себя: «Боже мой, что же это я? Ну, довольно, пять, пять, великолепно!»

 
Столыпин 5

В гимназии.

После окончания университета Петр Столыпин поступил в Министерство иностранных дел. Родилась дочь Мария, супруги были рады, но чуть разочарованны – оба мечтали о сыне. Государственная служба особой радости не приносила, МИД сменилось министерством государственных имуществ, потом опять МИД… Рутинная работа изматывала, но 1889 год наконец-то принес перемены: должность предводителя дворянства в один из уездов Ковенской губернии – семья переехала в Колноберже. Теперь Столыпин занимался не бесконечной бумажной круговертью, а живым делом.

 

Новый предводитель рьяно принялся за работу, уезд пришел в образцовое состояние. Прошло десять счастливых лет. Одно плохо –  жена Ольга так и не родила сына, за эти годы в их семье прибавилось четверо детей, и все девчонки. Правда, дочери обожали отца – зимой он играл с ними в снежки, летом катал на лодке, и еще сочинял для них истории с продолжением. В 40 лет он стал самым молодым губернатором России. Петр Аркадьевич переехал в Саратов уже в начале марта, с ним прибыли пятеро дочерей и беременная жена – 43-летняя Ольга Борисовна отчаянно надеялась, что на этот раз родится мальчик. И действительно, в конце июня на свет появился долгожданный наследник, в честь деда названный Аркадием.

 

Новый саратовский хозяин развернул в губернии настоящую модернизацию: в Саратове отстроили новую женскую гимназию, глазную лечебницу, городскую больницу, несколько ночлежных домов. И не тех жутких ночлежек, о которых писал Горький, нет, «столыпинки» вполне тянули на нынешние две, а то и три звезды – в них даже было чудо техники – канализация. Главные улицы города заасфальтировали и установили газовые фонари. На следующий, 1905 год запланировали телефонизацию города. Но тут грянула первая русская революция, и губерния сошла с ума вместе со всей страной…

 

После 9 января 1905 года, знаменитого Кровавого воскресенья, стало ясно – все только начинается. Петру Столыпину пришлось решать единственную задачу – крови должно быть как можно меньше. Эсеры приговорили его к смерти – Столыпин создавал образ «проклятого царского сатрапа» не просто «с человеческим лицом», но что гораздо хуже, с умом и порядочностью. Саратовские террористы приступили к исполнению приговора – сначала в самом центре города, на Театральной площади в Петра Аркадьевича швырнули бомбу. Три человека погибли, но Столыпина лишь слегка поранило осколком. Через месяц при разгоне митинга из толпы вышел террорист-смертник и, подойдя почти вплотную, навел на грудь губернатора револьвер. «Ну, стреляй», – насмешливо произнес Столыпин; нападавший медленно опустил оружие и метнулся обратно в толпу.

 

К февралю 1906 года в губернии водворился относительный порядок, но тут Петра Аркадьевича вызвали в Петербург, и молодой и малоизвестный губернатор получил предложение – пост министра внутренних дел. Это была «личная просьба» Николая II Столыпин согласился.

Столыпин 11

С супругой и дочкой. 

Вечером Столыпин написал жене: «Оля! бесценное мое сокровище, вчера судьба моя решилась!» Она собрала детей и примчалась в Петербург, чтобы разделить со своим Пьером все, что ему предстоит. В день роспуска Первой Государственной Думы Столыпин стал премьер-министром, сохранив пост министра внутренних дел. Придворные круги отнеслись к нему как к интригану и выскочке, революционеры объявили устранение Столыпина первоочередной задачей. А премьер работал до четырех утра, а в 9 утра начинался новый виток борьбы. Каждый день – как последний, в разговоре с младшим братом Петр признался, что вечером благодарит Бога за то, что еще жив. «Смерти не боюсь – это расплата за убеждения. Успеть бы сделать побольше… Времени мало, совсем мало».

 

Марта Измайлова, «Личности»

«Звезда и смерть Петра Столыпина»

 


Автор -  chor-i-kalinich.

 

Кросс-пост из сообщества russian_people.

 

"Крушение исполина".

Гении рождаются редко. Может быть, раз в сто лет, может быть, реже. И среди государственных деятелей их на порядок меньше, чем, допустим, среди литераторов. 

Но, в отличие от литераторов (художников, композиторов и т.п.), чья гениальность всегда оспорима, величие этих редких людей, безусловно – подобные каменным глыбам, они просто слишком велики для критики. Можно что угодно говорить о Петре Первом, но факт остается фактом – второй такой фигуры не отыскать не то, что в богатом на незаурядных людей 18-м веке, но, пожалуй, и вообще во всей мировой истории…


…Я допускаю, что по прошествии многих лет пытливый юноша будет корпеть над мемуарами какого-нибудь гайдара или любого другого из сотен политических карликов, чьи физиономии мы наблюдаем в телевизоре, и считать, что изучает жизнь человека незаурядного. С этим ничего не поделаешь. Так было всегда. Героическое, богатырское, эпическое – все это живет только в ушедших эпохах и больше нигде.
Другими словами, героев и гениев нет вовсе – все они плод поэтического воображения потомков, которые романтизируют прошлое. Это общее правило…


И как всякое правило, оно имеет исключения. Петр Аркадьевич Столыпин – такое исключение. 

Столыпин 6

Из всех политиков начала 20-го века, наверное, только в Столыпине наличествовало столь гармоничное сочетание ценнейших качеств: четкое понимание задач момента и поразительно ясное видение исторической перспективы уживались с железной волей свершать задуманное.


Воля же была дефицитом во все времена. В конце концов, многие из реформ Столыпина были подготовлены его предшественниками (перед глазами был и живой пример – аграрные эксперименты Д.А.Столыпина). Необходимость реформ сознавал еще С.Ю.Витте, но в нем не было силы, ему не хватало смелости.


Задолго до Витте и Столыпина, Никколо Макиавелли писал: «Нет дела, коего устройство было бы труднее, ведение опаснее, а успех сомнительнее, нежели замена старых порядков новыми». Витте об этом знал, и его это останавливало. Столыпин тоже об этом знал, но не остановился – неподъемная ноша пришлась как раз по плечу.


Говорить о реформах Столыпина легко и вместе с тем сложно, в основном, в силу их неоконченности, породившей многочисленные теории, о их, якобы, несостоятельности.
Тут не о чем спорить. Встречаются, конечно, авторы, не способные, то ли в силу генетической предрасположенности, то ли в силу невежества (вот яркий пример
) ни понять замыслов Русского Реформатора, ни оценить результатов его свершений, ни сопоставить эти результаты с тем мизерным сроком, который История отпустила Столыпину.


Для всех же вменяемых людей, для тех, кто брал на себя труд ознакомиться с программами Столыпина, с его письмами, с речами в Думе (последние см. здесь
), с изменениями, которые произошли за пять лет Столыпинского правления, абсолютно очевидно, что Столыпин БЫЛ ПРАВ ВО ВСЕМ.


Он был прав, когда говорил о необходимости общедоступного образования.
Он был прав, когда говорил о необходимости создания правового государства, когда указывал на необходимость защиты прав рабочих (да-да, об этом говорил «реакционер» Столыпин). Был прав, когда убеждал депутатов в безотлагательной необходимости перевооружении армии и флота, в потребности прокладки новых железных дорог, был прав, когда проводил реформу самоуправления. Был прав, когда планировал и осуществлял переселение (пройдет время и планы Столыпина по переселению в Сибирь, вызванные к жизни насущными потребностями страны, будут реализовываться уже большевиками, и их программа поддержки переселения растянется на полвека, подробнее об этом см.монографию В.Кабанова «А был ли крах столыпинской реформы?). Был прав, когда приступал к т.н. «разрушению» общины. И т.д. и т.п.


Неважно, какой конкретно процент крестьян подал заявления о выделении им в личную собственность земельных наделов по состоянию на такой-то год, сколько из них отозвали свои заявления, важно то, что была дана возможность к освобождению могучего экономического потенциала русского народа, до того не имевшего никаких перспектив изменить собственное положение. Был заложен фундамент освоения территорий, до того пустовавших, созданы предпосылки для мощнейшего скачка вперед (подробнее здесь
).

Преобразования, задуманные Столыпиным, охватывали практически все сферы государственной жизни – по существу они были революционными, они предполагали кардинальные изменения в масштабах всей огромной Российской империи. Было ли готово к этому российское общество? – И да, и нет. Но необходимость перемен диктовалась самой жизнью. Была ли готова к этим изменениям сама Власть, которая вроде как благословила Реформатора на труды? – нет. Великан взял слишком широкий шаг. Сидящих у него на плечах раскачивало и мутило. Он просил потерпеть всего двадцать лет. Но судьба отмерила ему всего пять с половиной – именно столько времени прошло с момента его назначения министром внутренних дел до роковых выстрелов в Киеве...

Существует несколько версий убийства Столыпина, и все они известны.


Официальная такова: Железный Премьер был убит Д.Богровым, анархистом и провокатором, который сделал это с попустительства некоторых чинов охранки, под давлением товарищей-анархистов, разгадавших в нем предателя и угрожавших ему оглаской и смертью.


Вот то блюдо, которое было предложено русской общественности в сентябре 1911-го года. Версию эту строили вроде как «от печки», т.е. исходя из показаний, которые были даны лично Богровым и другими лицами, причастными к трагедии. Официальная версия начинается с первого допроса Богрова, который состоялся уже 1 сентября, т.е. непосредственно после покушения.


Ведет допрос подполковник А.Иванов, который вместе с ротмистрами Евецким и Козловским спас Богрова в театре, где его могли элементарно забить насмерть, но благодаря решительному вмешательству подполковника Богров дожил до виселицы.

Итак, Киев, 27 августа 1911-го года – накануне торжеств по поводу открытия памятника Александру Второму и посещения города государем и многими высокими чинами Империи.

Бывший агент охранки (и бывший анархист) Д.Богров приходит к бывшему своему «хозяину» подполковнику Н.Кулябко с дезинформацией следующего содержания: он сообщает, что к нему обратился некий молодой человек (Николай Яковлевич), который хочет совершить покушение на кого-либо из министров и который – в настоящее время – живет у него на квартире. Эти сведения передаются в присутствии статского советника Веригина и полковника Спиридовича. Взволнованный Кулябко приказывает установить наблюдение за квартирой.


В ходе разговора Кулябко вдруг указывает на пачку билетов в места торжеств и спрашивает, есть ли билеты у Богрова… Вопрос, прямо скажем, со всех сторон странный.

Во-первых, билеты на торжества, где должен был и государь присутствовать, выдавала либо собственно охранка, т.е. сам Кулябко, либо городской голова, к которому Богров едва ли был вхож. Откуда было взяться билетам у Богрова? Хотя, учитывая, что Кулябко впоследствии не мог вспомнить, кому он эти билеты раздавал… Во-вторых, кто сказал, что покушение будет именно там, куда билеты выдаются, т.е. в Купеческом саду или в театре? В-третьих, покушаться собирался вроде как не Богров, а его гость, и логичнее было бы интересоваться, чем он располагает, не так ли?


В общем, 31 августа непонятным образом Богров получает от Кулябки билет в Купеческий сад – билет в конверте с надписью «для Аленского» лежит и дожидается, когда за ним придет посыльный от нашего «героя». Цель вроде как достигнута – ведь Богров, по его собственным словам, намерение убить Столыпина вынашивал давно – и вот у него на руках пропуск к телу министра. Тем не менее, он свое намерение не исполняет, при этом не может даже объяснить, почему.


Минутная слабость? Страх? Стечение обстоятельств? Как бы там ни было, у него будет возможность второй попытки. После Купеческого сада Богров зайдет к Кулябко и сообщит о приезде к нему Николая Яковлевича (который, правда, вроде как уже один раз приехал), и о том, что Николай Яковлевич должен встретиться с неизвестной бомбисткой Ниной Александровной…

1-го сентября Богров посещает Кулябко в Европейской гостинице (там же встречает и Веригина), где просит Кулябко «создать предлог» для его, Богрова, ухода от бомбистов в театр, где его нахождение послужит к срыву покушения, т.к. он, Богров, не даст условленного сигнала… Мыслимо ли что-то понять из такого «объяснения»?..


Из этого горячечного бреда сразу вытекает несколько неприятных вопросов: если Богров «уходит» от террористов, то, очевидно, уходит он в места такие, где этих террористов не будет? - Отсутствие человека, от которого ждут условленного сигнала, покушение сорвать, конечно, может. Только непонятно, кто будет ждать условленного сигнала от того, кто «ушел», всем об этом сообщив – «предлог» ведь был нужен для «ухода»? 

А коль скоро он «ушел», то о каких вообще сигналах может идти речь – никому от них уже не холодно, не жарко – ведь он «ушел»!? Или пришел? И «они» пришли – в тот же театр, где и ждут «условленного сигнала»? – Опять не то: если они пришли, то как? – Богров у Кулябко выпросил, как ни крути, один билет (с пропуском) – что же он, соратников, в кармане, что ли собирался проносить? Или у них были свои возможности (что допустимо при том бардаке, который имел место при выдаче билетов)? Так почему они не достали билет и для Богрова, от которого столь многое зависело – шутка ли, «условный сигнал»!? 

В целом, непонятно. Но это нам с вами по глупости дремучей непонятно, а у Кулябки, видно, разум был помощнее. Он все понял, причем понял все настолько хорошо, что тем же вечером, в 8-мь часов, прислал к Богрову филера с билетом, предварительно предупредив его об этом по телефону.


…Итак, билет принесли, пора было собираться. В восемь с четвертью Богров прибывает в театр, где Кулябко интересуется у него, где квартирант, на что Богров отвечает буквально следующее: он-де, заметил наблюдение, потому не выходит. Т.е. Богров пошел в театр – подавать «условный сигнал», а тот, кому этот сигнал предназначался, остался сидеть дома, заметив слежку, только благословил Димку напоследок – не проспи там подачу сигнала! – так?..


В 8 часов 25 минут Богров, по просьбе Кулябки, выходит из театра: нужно вернуться домой и «посмотреть, не собирается ли гость уходить». В 8 часов 45 минут Богров снова у театра. Домой, он, конечно, не ходил, но это Кулябке знать как раз не нужно – дома все хорошо, «все идет по плану». В театр его не пускают. Кулябко приходит на помощь, и Богров проходит в театр, т.е. туда, где ему, как агенту охранки, делать решительно нечего.


Во время первого антракта он «не сходит с места», т.е. остается в 18-м ряду, место под нумером 406. Во время второго антракта Богров зачем-то выходит в коридор, там натыкается на Кулябку, который предлагает ему ехать домой, т.к. «беспокоится насчет квартиранта».


Богров соглашается, но вместо этого возвращается в зал, где приближается к Столыпину и дважды стреляет…


Кроме этой чехарды, в допросе также имеются некоторые сведения, довольно куцые, касающиеся прошлого Богрова. В партиях он не состоит, занимается исключительно самообразованием, с анархистами порвал связи три года назад (при этом сведения в охранку не подавал только «последние месяцы»). Можно лишь пожалеть подполковника Иванова, который вынужден был вникать в показания шокированного, избитого подонка 24-х лет от роду, только что сознательно спустившего свою жизнь в унитаз…


Следующие допросы добавляют в дело все новые и новые, мало что объясняющие штрихи. Второй допрос Богрова вел уже не подполковник Иванов, но судебный следователь В.Фененко, более искушенный в дознании.


Итак, Богров Д. Г. среди прочего сообщил, что является преступником-одиночкой, что когда-то входил в группу анархистов, в которых разочаровался очень быстро – юноши бледные с глазами горящими вообще разочаровываются легко, правда, не все девятнадцатилетние отроки настолько практичны, как Богров, который начал давать охранке сведения на своих товарищей – «хотел получить некоторый излишек денег». 

Не Женечка Ксидиас, конечно, но тоже, как видим, матёрый человечище.

На этом метания Димы не окончились – наступил 1910-й год, и Богров снова почувствовал себя «революционером». Мысль об убийстве кого-либо из высших чинов Империи, которая терзала его в 1907-м году, а затем была оставлена, пришла к нему снова (заметим, что вернулась она во время его пребывания в Петербурге).


Столыпин казался самой подходящей фигурой.



Продолжение следует...
Subscribe

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments