Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Categories:

ШУРАНОВА Антонина Николаевна (часть1)


Шуранова 6

Народная артистка РСФСР (1980)
Лауреат Приза фестиваля «Контакт» в Польше (1998)


Шуранова 7

Родилась в 1936 году в Севастополе.

По окончанию театрального института по классу профессора Сойникова, актриса начала работать в Ленинградском ТЮЗе имени Брянцева. Таланту Антонины Шурановой всегда была свойственна удивительная многогранность, ей подвластен и высокий накал шекспировской трагедии, и горький чеховский лиризм, и философия современной драматургии, и яркое чувство комедийного жанра.

 

Много лет проработавшая в детском театре, эта замечательная актриса обладала редкостным даром контактировать с любой зрительской аудиторией, заставляя публику дышать в унисон со своими героинями. Этому театру Антонина Шуранова отдала более двадцати лет, была ведущей артисткой, сыграла целый ряд сложнейших ролей мирового театрального репертуара в спектаклях «Коллеги», «Комедия ошибок», «Борис Годунов», «Гамлет».

 

После ТЮЗа Шуранова исполнила в театре-студии «Интерателье» заглавные роли в «Андромахе» и одну из самых блистательных своих ролей, в «Филумене Мартурано». Потом был Государственный Театр сатиры, где Антонина Шуранова работала до последних дней. Среди ее известных ролей в этом театре - Васса Железнова в первом варианте пьесы Горького.

 

Антонина Шуранова считала себя актрисой театральной. «Я не фотогенична. Убеждена, что кино - не моя стихия, во многом из-за специфики технического порядка...» - утверждала она. Режиссеры считали иначе: образы, созданные ею на экране (к сожалению их совсем немного), не остались незамеченными, и сразу выдвинули Антонину Шуранову в число лучших киноактрис.

 

Когда готовились съемки "Войны и мира" в 1963 году, работники "Мосфильма" приехали в Ленинград в поисках актера на роль князя Болконского. Попутно заглянули в Институт театра, музыки и кинематографии, поинтересовались исполнительницей на роль княжны Марьи. Студентку четвертого курса Антонину Шуранову пригласили на пробы.

 

О том, что было дальше, сама актриса рассказывала:

 

- В жизни я вообще плачу трудно. И вдруг - первая проба в кино, первая сцена на экране и сразу такая непростая - смерть старого князя Болконского. Думала, что мой провал неминуем. Мне нужно было ворваться в комнату князя, только что услышав в саду страшную весть, и, склонившись у его изголовья, заплакать. Вся сдержанность княжны Марьи взрывается - чувство обнаруживается предельно. И я, перепуганная дебютантка, должна была еще плакать. Мне, правда, очень помог тогда мой партнер - Анатолий Петрович Кторов. Вовлек меня в атмосферу этого эпизода. Настроил. Только повторял все время: "Берегите силы, репетируйте, не надо плакать, будет еще несколько дублей..." А я опускаюсь у его изголовья - и слезы ручьем. Не заметив, отрыдала двенадцать дублей. А после перерыва - еще два. Наверное, получилось. Бондарчук расцеловал меня после съемки...

 

Так студентка Шуранова была утверждена на сложнейшую роль. Но самое трудное наступило все-таки потом, когда постановщик картины Сергей Бондарчук предложил молодой исполнительнице попробовать самостоятельно поработать над образом - выстроить характер своей героини, чтобы лучше раскрылась актрисе его логика.

 

Здесь потребовалось не только актерское мастерство, но и жизненная, человеческая зрелость. Многое нужно было понимать, чтобы иметь право объяснять с экрана другим. У Шурановой позади остались не только школьная парта и институтская скамья, но и годы самостоятельной "взрослой" жизни. Война, тяготы которой сполна легли на ее детские плечи. После прорыва блокады вместе с матерью и двумя младшими сестренками она вернулась в Ленинград. Школу окончить не пришлось - только семь классов. А дальше - в техникум, чтобы поскорее получить специальность, работать, помогать семье. Шуранова стала садоводом. Нельзя сказать, чтобы она это дело не любила. Но искусство любила больше. Ходила в кружок искусствоведов при Эрмитаже. Училась петь. Играла в драматической самодеятельности Выборгского Дворца культуры. И, наконец, решила, что больше не может без театра. Подготовила монолог Настасьи Филипповны из романа Достоевского "Идиот", басню Лафонтена "Молодая вдова" и пошла в Театральный институт на экзамен. "Если не примут, уеду в любой периферийный театр, буду играть там самые крохотные роли", - так решила она.

 

В институт ее приняли. Училась Шуранова у таких мастеров, как 3. Корогодский и Т. Сойникова. В студенческие годы ее влекли характеры людей сильных, активных, вступающих в борьбу "а торжество человеческой личности.

 

И вдруг - княжна Марья.

 

- Моей Марье, какой я ее поначалу играла, - говорит Шуранова, - чего-то не хватало. Искала, кидалась из стороны в сторону. Ничего не помогало. Только появились у меня раздражение и злость. Не знала, что и делать. Однажды на съемке случилось так: при слове "мотор" перехватило горло. От отчаяния, что ли. Почти не могла говорить. Это была сцена проводов князя Андрея. Марья протягивает ему образок. Реплику "А только ты меня этим утешишь" я произнесла едва слышно, почти шепотом. Вот с этого момента, с шелестящей речи Марьи, я, кажется, поняла, что мне надо делать, и стала искать "тихие" краски и интонации в этом характере.

 

Актриса находила в душе своей героини такое глубинное, тонкое и такое значительное, что образ, созданный ею, выходил за рамки рассказа о судьбе человека, превращался в рассказ о способе жить - жить с внутренним достоинством, с уверенностью в своих силах.

Роль княжны Марьи, которую превосходно сыграла молодая актриса, была для всех неожиданностью. Шурановой прочили в искусстве совсем иную судьбу. Не случайно среди ее студенческих работ были и купчиха Круглова в пьесе Островского "Не все коту масленица", и Аркадина в чеховской "Чайке". В возможностях актрисы были и характеры гротескные, эксцентричные. Выступая потом на сцене Ленинградского ТЮЗа, куда Шуранову пригласили после окончания института, она отлично играла лукавую озорную Царь-Девицу в "Коньке-Горбунке", острые пародии на звезд мюзикхолла в спектакле "Наш, только наш", ослепленную любовью Гертруду в "Гамлете". Были потом в ее творческой биографии и роли иные - поэтичная Елена Бестужева, сестра декабриста, в пьесе "Глоток свободы", трепетная и нежная возлюбленная лейтенанта Шмидта в романтической поэме "После казни прошу..." Как-то на одной из встреч со зрителями Шуранову спросили, чем ей нравится работа в ТЮЗе. Она ответила: "Возможностью играть все, порой самое неожиданное".

 

Удивительная широта творческого диапазона актрисы поражает. Надо сказать, что каждую из своих ролей она играет с блеском, с подлинным мастерством, с удивительной глубиной, редкой эмоциональной и смысловой завершенностью. Ей свойственна пластичность, музыкальность, совершенное владение сценическим ритмом.

Шуранова 4

 

Шуранова работает в театре с наслаждением. И, может быть, поэтому к кино относится довольно равнодушно. Когда ей предложили роль Надежды Филаретовны фон Мекк в картине "Чайковский", Шуранова поначалу отказалась. Потом все-таки изменила свое решение:

 

- Это, в общем-то, первая "возрастная" роль, с которой мне пришлось столкнуться, - рассказывала актриса. - Она меня увлекла своей сложностью, противоречивостью.

 

Главный режиссер Ленинградского ТЮЗа 3иновий Корогодский как-то сказал о Шурановой: "Она играет роли, будто отстаивает что-то свое, личное, ей дорогое и близкое". Это очень точно. Актриса не пытается сделать персонаж непосредственным воплощением своего идеала. Но она пристально анализирует его, вкладывая в работу над ролью не только наблюдения, почерпнутые из жизни, но и свои раздумья о ней.

 

Антонине Шурановой не довелось создать на экране крупные характеры своих современниц. Она снялась в нескольких небольших ролях - хозяйка усадьбы в картине «Шаг с крыши», мать Миши в фильме «Присвоить звание героя», военфельдшер Татьяна Михайловна в ленте «На пути в Берлин». Однако, несмотря на свое скромное место в сюжетах, эти образы выделялись своей особой проникновенной интонацией, попыткой пристально рассмотреть внутренний мир человека. Антонину Шуранову как актрису привлекал драматургический материал, интересовала возможность строить сложный характер. Такой для нее стала роль в телевизионном фильме «Опасный поворот». 

Шуранова 11

 

А в обычной жизни Антонина Шуранова вела жизнь нормального питерского интеллигента, не богатого, но не прибедняющегося; востребованного, правда, даже не в половину своих возможностей, но не жалующегося, напротив, умеющего во всех жизненных обстоятельствах найти нишу для интеллектуальных и художественных занятий.

 

Актриса была скромна, не любила театральные тусовки, но всегда была очень общительна и контактна. Мастерица была рассказывать всякие истории. Обожала фантастику, зачитывалась ею.

 

После смерти Александра Хочинского актриса жила замкнуто, близких друзей у нее почти не осталось. На 67 году жизни, после продолжительной болезни, Антонина Шуранова умерла.

 

Источник.

 

 

А. Шуранова. Из интервью разных лет…

Шуранова 9

 

Меня крестила бабушка. Мы жили в Севастополе. Отец был военным, коммунистом. И об этом не могло быть и речи. Но бабушка завернула меня в одеяло и повезла на катере в Балаклаву, где и крестила в Морском соборе.


Мама была москвичка, а папа — петербуржец. Он умер перед самой войной. И мама переехала в Ленинград к сестре. Тут же началась война, эвакуация. После снятия блокады мы сразу вернулись. Жили на Петроградской, напротив зоопарка. Меня очень рано начал вывозить в свет дядюшка.


Театр в моей жизни проходил через все мои юношеские увлечения: академическая гребля, кружок в зоопарке (у меня был Яша — верблюд, который очень любил «Вальс цветов» из Щелкунчика, начинал сразу приплясывать), ансамбль сольного пения. Еще я занималась живописью и ходила на занятия в Эрмитаж. Там организовали театрализованный экзамен. Я сыграла кусочек пьесы Лопе де Вега «Девушка с кувшином». Это выступление на подмостках Эрмитажного театра имело успех. Многие подходили и говорили: «Девочка, ты, наверное, будешь артисткой». А я хотела быть искусствоведкой.


Закончила техникум зеленого строительства и отработала по специальности три года.


В институте как-то поделилась с подругой с режиссерского факультета Аськой: «Ты понимаешь, я везде чужая». А она так спокойно отвечает: «Научись это ценить и сделай это своим достоинством».


Мой педагог Татьяна Григорьевна Сойникова говорила: «Дружочек, начать громко очень и очень несложно. Гамбургский счет — десять лет. Если за эти десять лет вы больше ничего не сделаете — вам нужно уходить из профессии».


Педагог театрального института выпустила девочку-отличницу, а Зиновий Яковлевич Корогодский сделал из меня актрису.


Корогодский говорил: «Актер — это не профессия, это нация. Вы — цыгане».


В ТЮЗ я пришла после института, а Хочинский — после студии при театре. Это произошло одновременно. Меня сразу взяли в их дипломный спектакль «Конек-Горбунок».


После ухода Корогодского мы просили Управление культуры, чтобы нам позволили поработать хотя бы год без главного режиссера. У нас было очень много интересных задумок. Саша работал над мюзиклом «Каштанка». Я работала с молодежью над спектаклем «Салемские колдуньи». Но новому худ.руководству это было не нужно.


А потом несколько бывших тюзовцев и артистов из других театров организовали театр «Интерателье». Он просуществовал два года.


Первым моим учителем в кино был А. П. Кторов на съемках фильма «Война и мир». Я играла княжну Марью, его дочь. Он говорил: «Барышня Тоня, этим бандитам не надо показывать все!»


Вспоминая не очень длинный ряд своих киноработ, я понимаю, что их объединяет именно личная неустроенность. Очевидно, секрет тут в том, что мне нравятся женщины жертвенного характера, которые заняты не собой, а кого-то сильно любят, чему-то служат…


Я человек будней, репетиций; работа для меня праздник. Для меня существование на сцене — это поиск истины. Самое интересное в решении роли — найти парадоксальные ходы от противного, обратного.


Я всегда влюбляюсь в своих партнеров. Это провоцирует, подманивает искреннее, подлинное чувство, без которого не представляю себе театра.


Человек — сочетание таких противоположных необъяснимых качеств. Пусть их будет как можно больше, потом разберемся…


В жизни жестокие люди подчас кажутся мягкими и сердечными, тем страшнее обнаружить в них порок.


«Васса Железнова» — первый вариант из задуманной нами трилогии о воздаянии. Второй — «Призраки». В основе первого варианта «Вассы» мысль о том, что зло самонаказуемо и несет в себе механизм возмездия.


Васса выше всех. Ахмат говорил мне: «Не влезай в дрязги. Она как орлица над гнездом. Она с Богом беседует. И с совестью в конфликте».


Из всех режиссеров мира мне больше всех нравился Феллини. Фантастический режиссер.


Ну и конечно, мне хотелось быть похожей на Анну Маньяни. Я просто шалела от нее, от этой безудержности! Если хохотать — то открыв рот вовсю, так, чтобы горло было видно! Я смотрела «Волчицу» в ДК Ленсовета. С мокрым лицом, с прилипшими к шее волосами, все еще вибрировавшая после спектакля, она встала перед микрофоном, открыла рот и — а-а! — сама себя передразнивала. Это было потрясающе!


Моя мечта — сыграть большую и серьезную трагикомическую роль, где будут смех и слезы, как на еврейской свадьбе.

Снималась в фильмах:

  • Война и мир (1965-67)
  • На пути в Берлин (1969)
  • Чайковский (1969)
  • Присвоить звание героя (1969)
  • Шаг с крыши (1970)
  • Пятнадцатая весна (1972)
  • Опасный поворот (1973)
  • Дела сердечные (1973)
  • Ваши права? (1974)
  • Доверие (1976)
  • Неоконченная пьеса для механического пианино (1977)
  • Строгая мужская жизнь (1977)
  • Бал (1979)
  • Инженер Графтио (1979)
  • Крепыш (1981)
  • Товарищ Иннокентий (1981)
  • С тех пор, как мы вместе (1982)
  • Клуб женщин (1987)
  • История болезни (1990)
  • 22 июня, ровно в 4 часа (1992)
  • Помнишь запах сирени (1992)
  • Зимняя вишня (1995)
  • Ананасы в шампанском (1997)
  • Улицы разбитых фонарей


Шуранова 8
 

 

Источник.

Продолжение следует...

Tags: актрисы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments