Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Categories:

ГУНДАРЕВА Наталья Георгиевна (часть 2)


Гундарева 6

Приз на IХ Международном кинофестивале в Болгарии (1981)

Приз Союза кинематографистов России "Ника" (1990)

Приз "Алмазный венец" Всероссийского фестиваля "Созвездие" (1990)

Приз на Международном кинофестивале в Монреале за лучшую женскую роль (1990)

Приз "Золотой Орел" за лучшую женскую роль в картине "Ростов-папа" (2002)

Награждена Орденом "За заслуги перед Отечеством" IV степени (1998)

По результатам опросов журнала "Советский экран" признана лучшей актрисой 1977, 1981, 1985 и 1990 годов.


Гундарева 1

 

 

Первый инсульт 19 июля 2001 года застал актрису на даче. Она резала овощи к обеду и, как сама потом вспоминала, у нее вдруг по­темнело в глазах, словно ку­да-то провалилась. Ее, лежа­вшую на полу, обнаружил муж, актер Театра имени Ма­яковского Михаил Филип­пов, вызвавший «Скорую». Десять дней актриса проле­жала в коме - срок критиче­ский, обычно после такого люди полностью не восстанавливаются. Но врачи сде­лали все возможное, и Ната­лья Георгиевна уверенно шла на поправку. Спрашивала врачей, когда ей разрешат вернуться в любимый театр.

 

Коллеги с нетерпением ждали выздоровления при­мы. Руководство Театра им. Маяковского заговорило о том, чтобы сделать спек­такль с ее закадровым голо­сом. Худрук театра Арцибашев предложил Гундаревой должность своего помощни­ка...

 

28 августа 2002 года, че­рез год после инсульта, врачи разрешили народной акт­рисе отпраздновать ее день рождения...

 

Врачи все время в своих прогнозах были очень осторожны, но постепенно Гундарева восстановила речь, каждый день посещала тренажерный зал, начала понемногу ходить и даже планировала написать книгу воспоминаний. Боясь волновать Наталью Георгиевну, от нее усиленно, в течение целого года, скрывали смерть любимой мамы Елены Михайловны, которая наступила буквально через несколько недель после госпитализации дочери.

 

«Все четыре года за Ната­шей ухаживала сиделка Ира, ставшая членом семьи. Она привязалась к На­таше, всегда была готова хоть чем-ни­будь порадовать ее, рассказывают друзья. - Наташа любила разговари­вать с ней, ласково называла Плюш­кой. Они смешно подшучивали друг над другом, смея­лись. И вроде бы на время забывалось о плохом... Из-за бо­лезни у Натальи Ге­оргиевны немного портился характер. Порой она обижа­лась на сиделку, ес­ли та на пять минут оставляла ее одну в комнате, на мужа, уезжавшего на съемки, но каждый час звонившего лю­бимой жене по мо­бильному. От многих ролей он отказывался, чтобы быть с женой. Иногда Наташа из-за болезни могла покапризничать. Вдруг захо­чет, чтобы ей срочно принес­ли ее лучшую дорогую шубу и именно в ней вывезли гулять. Что поделать - она же женщи­на! Привозили шубу, стара­лись предугадывать любые желания, переживая за доро­гого человека».

 

Актрисе недоставало обще­ния. Всю жизнь привыкла быть в центре внимания, а тут - осталась как бы отрезанной от мира. Поэтому она не лю­била долго находиться дома, настаивала, чтобы ее отвезли в больницу. Как она сама го­ворила, к ее «тусовке», ведь она подружилась и с врачами, и с медсестрами.

 

«Наталья Гундарева всегда помнила, что она - женщина, любила пококетничать, а личный врач Тимур Мансурович ей комплименты де­лал, называл любимой паци­енткой. Здесь ей было ком­фортно, - рассказывают мед­сестры. - Иногда у Натальи Георгиевны как бы терялась ясность ума, она забывала, где находится, задавала странные вопросы, ей что-то чудилось... Зато, когда созна­ние возвращалось, много чи­тала (особенно увлеклась Библией, ставшей ее настоль­ной книгой), была весела, с легкостью разгадывала кроссворды».

 

Осенью 2004 года Наталье Георгиевне резко стало хуже.

 

Последние несколько меся­цев болезнь актрисы протека­ла ровно, без осложнений. Врачей беспокоила аритмия сердца - следствие малопод­вижной жизни на лекарствах.

Гундарева иногда бывала резкой, раздражительной.

 

«Но неделю назад Наташа вдруг ласково обняла сиделку Иру и наговорила много доб­рых слов, призналась в люб­ви, благодарила за ее терпе­ние. Ира была растрогана до слез, - рассказывает подруга актрисы. - И у мужа Наталья Георгиевна вдруг тепло по­просила прощения, что из-за ее болезни он столько наму­чился, словно бы... предчув­ствовала беду».

 

Седьмого мая родные заби­рали Наташу на дачу на праздники. Обычно это дела­лось, когда она чувствовала себя хорошо. И врачи разре­шили пациентке на несколько дней сменить обстановку.

 

Потом Гундарева снова вер­нулась в больницу. Рассказы­вала медсестрам, что ей снит­ся, будто она летает во сне.

 

«Случившееся обрушилось на нас внезапно, никто ниче­го плохого не ожидал! Накануне Наташу навещал муж, они побыли вместе, потом простились, все было нор­мально! - вспоминает подруга Наташиной нянечки. - Знаю, Наташа говорила, что боится умереть дома: мол, станет мне плохо, а вы не сможете ока­зать в нужный момент по­мощь. Она столько перетер­пела боли и боялась. Боялась умереть в муках».

 

Смерть наступила внезап­но: по одним данным, ото­рвался тромб, закупоривший легочную артерию, по дру­гим - причиной смерти стал еще один инсульт.

 

Наталья Гундарева скончалась на 57 году жизни в больнице Св. Алексия 15 мая 2005 года.

 

Когда ее хоронили, то панихиду в театре им.Маяковского пришлось продлить на полтора часа. Тысячи людей, выстроившиеся вдоль всей Большой Никитской улицы вплоть до Манежа, непременно хотели проститься со своей любимицей. По старинной актерской традиции в последний путь ее проводили аплодисментами.

Гундарева 4

 

Похоронена Наталия Гундарева на Троекуровском кладбище в Москве.

 

 

Интервью с Гундаревой для телеканала ТНТ:

Гундарева 9

 

— Как вы, такая приятная во всех отношениях женщина, наживаете недоброжелателей?

 

— Я думаю, это от того, что я оставляю за собой право говорить правду. Я либо вообще ничего не говорю, но если меня спрашивают — я не считаю возможным как-то лукавить. Ну а кому же нравится правда... Есть такой замечательный анекдот по этому поводу, когда один актер спрашивает у другого: “Знаешь, я только тебе доверяю, ну скажи, как я сыграл премьеру?” — “Тебе честно сказать?” — “Честно, потому что только ты мне скажешь правду!” — “Честно говоря, хреново…” — “Не, ну я же серьезно…” Может быть, я покажусь очень самонадеянной, но нет талантливых людей, у которых не было бы недоброжелателей.

 

— Как вы на них реагируете?

 

— Я считаю, что у меня один способ борьбы со всем негативом вокруг меня — это хорошо делать свое дело. Я другого способа отмщения не знаю. Если мне удается прилично сыграть роль, я считаю, что в этом и есть мое отмщение. Соль под порог я сыпать не буду.

 

— Чувство зависти вам совершенно не присуще?

 

— Оно присуще, но оно другое. Например, вижу женщину, которая хорошо, стильно одета, шикарно причесана. Потом я вижу ее второй раз и понимаю, что это ее способ существования. Она вот такая. Или смотрю какую-нибудь актрису в роли и страдаю: ну почему не мне эта роль, как бы я хотела это сыграть… А почему я так думаю? Потому что она тоже хорошо играет. Я, может быть, этой роли, если бы просто прочитала, не увидела бы. А я увидела, потому что она замечательно сыграла. И тогда я тоскую, завидую, что у меня нет такой роли или подобной ей.

 

— О какой же роли мечтаете?

 

— Я никогда о ролях не мечтала. Конечно, я выбираю, когда мне предложат 10 сценариев. Но режиссер видит меня именно в этой роли, и ни в какой другой. И тут как бы я ни хотела сыграть Джульетту, он видит меня Кормилицей, и мне деваться некуда. Понимаете, я всегда старалась не загадывать, старалась не мечтать. Я думала, что день грядущий мне что-нибудь принесет, что Бог меня не оставит, зритель меня не забудет, и как-то на светлый путь моя кривая тропинка все-таки вынесет.

 

— Актерский мир агрессивный?

 

— Как бы ты ни пытался всем показать, какой ты самодостаточный человек, востребованный, если сидишь при этом дома или занимаешься какими-то пустяковыми делами, если ты бегаешь по каким-то мелочевкам, тусовкам, по этим вертепам…

 

— Вертепами вы что называете?

 

— Это такое времяпрепровождение я называю вертепом. Пустое, оно ничего не приносит ни душе, ни уму. Да и организм просто физически изнашивается. Такое безумное лжеактивное существование вредит, мне кажется, актерам. Вот это мелькание, причем бессмысленное, никому не нужное, никому ничего не дающее, не приносящее… Когда люди забывают о своей профессии — вот здесь начинаются, на мой взгляд, самые трагические минуты существования актера.

 

— Любите философствовать?

 

— Я прожила жизнь, и я оставляю за собой право думать. У меня есть такое время, когда я иду от своего дома на Тверской до театра пешком. 35 минут я иду до театра. Это я называю “мое время”. В это время я отвечаю себе на вопросы. Я задаю себе вопросы разного толка. Кто будет президентом. Как повысятся цены. О работе над ролью. Я стараюсь ответить себе на все эти вопросы. Когда я на них отвечаю, то в принципе встреча с журналистом тогда уже не представляет особого труда. Я как бы все уже обдумала. Это не философия. Силой мысли я заставляю себя, когда вокруг так много вертепов, не ходить туда, не транжирить себя. Я вроде как сохраняю для чего-то себя. Может быть, я так и останусь незаполненным сосудом — ну, значит, такая моя судьба. Но я все равно стремлюсь к полной жизни. Я понимаю, что время моей жизни истекает. Ну как бы больше половины жизни прожила. И мне не хочется вот так, с плеча: а-а, сейчас вот пущусь во все тяжкие — тут в этот бар приглашают, здесь подарки, здесь авторучку дадут, здесь жвачку… Ну не могу я себе этого позволить. Потому что я люблю себя очень, и я себя так прямо люблю, аж с утра до ночи. И из-за этого так много себе не позволяю!

 

— Придумываете себе свой мир?

 

— Я не путаю жизнь с театром. Жизнь — это одно, и я считаю, что жизнь тем и прекрасна, что она жизнь. А театр прекрасен тем, что это театр. Мне кажется, очень большое несчастье некоторых актеров, когда они путают эти два понятия. Они на сцене уже ничего играть не могут, а в жизни ну просто не налюбуешься. Но устаешь от таких очень быстро.

 

— Вы не любите весельчаков?

 

— Время так разбросало людей, так раскачало их… Все как утлые суденышки по этим волнам моря житейского… Вот я включаю какую-то программу, смотрю. И вот что-то все шутят, шутят, все невесело, а все шутят. Это что вам все так смешно-то? Когда человек выходит на эстраду и начинает рассказывать анекдоты — профессиональный эстрадный исполнитель! Да, он шутник, ну не до такой же степени, чтобы рассказывать анекдоты про заднее место. Ну, наверное, надо программу какую-то готовить. Люди смеются, но как вам сказать… Я считаю, что мы во время жизни поднимаемся, наша задача подняться, а не опуститься. Иначе зачем идти куда-то? Я не понимаю этого: почему идет такое дикое оглупление людей, сидящих перед телевизором? Мы раньше слушали, какое ударение поставит диктор, и мы учились у них. Ну тогда давайте все говорить: “двёрки”, “линоль”, давайте сожжем на Красной площади словарь Даля, давайте!

 

— Вы умеете врать?

 

— Нет, с враньем трудно, глаза начинают бегать. 28 лет в театре, казалось бы, вроде артистка, но как вру — чувствую, зрачок дрожит и глаза бегают. Ну, конечно, больному раком я не скажу, что он безнадежен, и если у меня приятельница после бессонной ночи приходит и говорит: ой, я сегодня так плохо выгляжу — а ей нужно выступать… Я говорю: да что ты, нормально, я даже удивилась, ты говорила до трех не спала, а выглядишь прилично очень! Но я понимаю, что ей сейчас нужна поддержка… А вообще врать — не могу.

 

— Что же, и в детстве не врали?

 

— Мама один раз поймала. Я ходила, как это называлось, в продленный день. В субботу нас водили в кино, и мне дома давали по 50 копеек. Я их собирала, ехала в ГУМ и ела мороженое, с горочкой такое, очень вкусное. И однажды мама меня на этом засекла. Мы выходили вместе из автобуса, хотя я, по идее, должна была ехать с другой стороны. “Где ты была?” На мое несчастье, мама тоже была на этом фильме, на котором вроде бы и я была. Дома был такой скандал! Пока я не заорала как резаная. (Она меня никогда не била, один раз стукнула по попе ладонью — я рыдала часа три — это было такое оскорбление и унижение моего человеческого достоинства! Это было страшно, я не хотела жить.) И тут я взвизгнула: что, мороженого даже поесть нельзя?! Боль моя во мне заговорила. (Смеется.)

 

— Баловали вас в детстве?

 

— Никогда со мной особенно не цацкались, Наташенькой не звали. Наташка — и все.

 

— В честь кого вас назвали Наташей?

 

— Я вышла с этим именем уже из роддома. Как у всякого новорожденного, у меня была вот такая огромная голова. Но говорят, что рот у меня был еще больше головы, и орала я соответственно. И когда вкатывали коляску с детьми для кормления, мама говорит, что нянечка в роддоме просто меня кидала ей со словами: возьмите вашу Наташку! Когда мама со мной вышла из роддома, то я уже откликалась на это имя, и отец сказал: ну пусть будет Наташкой.

 

— Отчего вы так хорошо выглядите?

 

— А мне больше ничего не остается делать.

 

— Вы в великолепной форме, вам удалось похудеть?

 

— А я себя поедом ем, с утра до ночи, вот и похудела.

 

— А если серьезно — диета?

 

— Ну предприняла определенные усилия, но такие, не жестокие. На таблетках не сидела, думаю, что это вредно (в моде тогда были так называемые тайские таблетки. — Э.Н.). А так кое-чего “подиетила”. Я долго худела — год с лишним.

 

— Булочки не едите, сладкого ни-ни?

 

— Ну что вы, я очень люблю слоеные булочки с вишней. Когда кто-то из подружек приходит — говорят: ну как же так, ты вроде худеешь? что же булочки-то? Я отвечаю: глупые, что же непонятно — это мой витамин: В1, В2…

 

— Как реагируют окружающие на вашу обновленную внешность?

 

— У недоброжелателей отпадает челюсть, когда они меня видят. А подруги очень радуются.

 

— Вы много путешествуете, отдыхаете?

 

— Ну мы с мужем выезжаем куда-то, но я не могу сказать, что я путешественница. Я однажды поплыла на корабле. Думала, что с ума сойду в этом замкнутом пространстве, где одни и те же люди. Я очень общительный человек, но мне нужно место, где я могу быть одна. Вообще я считаю, что кого Бог хочет проклясть — того он награждает одиночеством. Но я люблю уединение, мне нужны такие места, где я бы могла уединиться.

 

— Были у вас когда-нибудь мысли уйти из театра?

 

— Были, когда репетировали спектакль “Бег”, был конфликт. Я играла Люську. Уже пошли прогоны, но Андрей Александрович Гончаров очень мало мне замечаний делал. И вот уже такой решительный прогон, генеральная репетиция, и после этого вдруг он мне говорит — всем делает замечания, замечания, а потом мне говорит: а вам мне вообще говорить нечего, вы чудовищно сегодня репетировали, у вас какая-то там домашняя режиссура. Я говорю: какая домашняя режиссура… пока я в этой церкви — я молюсь этому богу. Он не слушает — мы с ним в два голоса. Он стал вдруг говорить: а вы меня не пугайте, что вы от меня уйдете (это после слов “пока я в этой церкви”). И он стал на меня кричать, а я встала и ушла. Пошла переоделась, пришла домой и думаю: уйду из театра, раз он так со мной разговаривает… Ну как же так — 20 дней прогона он не делал ни одного замечания (я бы пересмотрела), и вдруг на генеральной репетиции я все делаю не так?! Бывают неудачи, но не до такой же степени. Подумала я, подумала: нет, решила, я все же найду в себе силы и завтра приду на репетицию, и, если он мне скажет хоть одно слово, я повернусь, уйду и напишу заявление. Я пришла, оделась, мы все вышли на сцену. Он подошел и говорит: сейчас начнем со сцен, там, “Люська — сон шестой”, на меня смотрит и говорит: репетируйте, пожалуйста. И он мне больше ничего не сказал. Мы не извинялись, не подлизывались, вот просто сказал: репетируйте, и я стала репетировать… А так мне никогда не приходилось уходить. Потому что я все-таки из служивых — я бесстрастна, я патриотична, я Родину люблю, театр свой люблю. Ну и действительно Гончарову удалось в театре создать удивительную ауру. Когда Гончаров был в театре, мне вообще-то было хорошо.

 

— Вас жизнь заставляет что-то делать? Вы вынуждены как-то себя держать, подавать, контролировать?

 

— Да, конечно. Понимаете, взойти на вершину легче, чем с нее спускаться. Но удержаться там еще труднее. Потому что в принципе, если захочется спуститься, можно съехать оттуда и на пятой точке. Самое трудное в жизни — удержаться.

 

— Чего бы вы хотели пожелать себе и зрителям?

 

— Я вот каждое утро, когда встаю, желаю себе одного — сохраниться. Потому что мы появляемся на этот свет, и Бог дает нам все возможности, и пока нас не растаскивают извне, мы сохраняем вот это божье дыхание. Я бы хотела, чтобы каждый человек сохранил в себе это. Я хотела бы пожелать терпения, любви. Я бы хотела поблагодарить зрителей, потому что понимаю — пока есть хоть один человек, который сидит в зрительном зале и наблюдает за тем, что я делаю, — моя профессия обретает бессмертие…

 

 

Кино- и телефильмы, снятые в …


70-е годы:


«В Москве  проездом» (Продавец)
«Здравствуй и прощай» (Надежка)
«Ищу человека» (Клава)
«Обрыв» (Марфенька)
«Счастье не ищут в одиночку» (Майка)
«Сергеев ищет Сергеева» (Председатель месткома)
«Хмырь» (Здоровячка)
«Самый жаркий месяц» (Таня)
«Не страшное» (Елена)
«Цемент» (Мотя)
«Осень» (Дуся)
«Возвращение» (Софья)
«Трактирщица» (Мирандолина)
«Вишневый сад» (Дуняша)
«Театральные истории» (Каучукова-Дольская)
«Сладкая женщина» (Анна Доброхотова)
«Подранки» (Тася)
«Доходное место» (Вишневская)
«Стойкий туман» (Ефросинья)
«Любовь Яровая» (Дунька)
«Беда» (Зина)
«Гарантирую жизнь» (Ольга)
«Обратная связь» (Мельникова)
«Вас ожидает гражданка Никанорова» (Катька Никанорова)
«Смешные люди» (Ребротесова)
«Капитанская дочка» (Екатерина II)
«Труффальдино из Бергамо» (Смеральдина)
«След на земле» (Клавдия Карнавина)
«Осенний марафон» (Нина Евлампиевна)
«Отпуск в сентябре» (Валерия)
«Мнимый больной» (Белина)


80-е годы:


«Уходя-уходи» (Марина)
«Белый снег России» (Надежда)
«Ушел и не вернулся» - Следствие ведут ЗнаТоКи - (Алена Миловидова)
«О бедном гусаре замолвите слово» (Жужу)
«Незваный друг» (Глушакова)
«Однажды 20 лет спустя» (Надя Круглова)
«Дульсинея Тобосская» (Дульсинея)
«Тупейный художник» (Рассказчица)
«Проданный смех» (Кондитерша)
«Детский мир» (Люля)
«Срок давности» (Наталья)
«Подросток» (Татьяна Павловна)
«Одиноким предоставляется общежитие» (Вера)
«И жизнь, и слезы, и любовь ...» (Антонина)
«Хозяйка детского дома» (Александра Ивановна Ванеева)
«Дети солнца» (Меланья)
«Личное дело судьи Ивановой» (Любовь Григорьевна)
«Подвиг Одессы» (Тетя Груня)
«Прощание славянки» (Женя)
«Зимний вечер в Гаграх» (Ирина Мельникова)
«Переход на летнее время» (Венцова)
«Избранник судьбы» (Трактирщица)
«Аэлита, не приставай к мужчинам» (Аэлита Герасимова)
«Жизнь Клима Самгина» (Марина Зотова)
«Две стрелы» (Вдова)
«Оно» (Императрица Елизавета Петровна)
«Сердце не камень» (Аполлинария Панфиловна)


90-е годы:


«Паспорт» (Инга)
«Собачий пир» (Жанна)
«Искушение Б.» (Наташа)
«Небеса обетованные» (Люська)
«Чокнутые» (Графиня Отрешкова)
«1000 долларов в одну сторону» (Анфиса)
«Курица» (Алла Ивановна)
«Виват, Гардемарины!» (Елизавета Петровна)
«Осколок Челинджера» (Зинаида)
«Гардемарины-III» (Елизавета Петровна)
«Личная жизнь королевы» (Рапа)
«Альфонс» (Света)
«Заложники дьявола» (Сергеева)
«Петербургские тайны» (Княгиня Шадурская)
«Московские каникулы» (Соседка)
«Хочу в тюрьму» (Маруся)
«Райское яблочко» (Римма Петровна)
«Офис на 13-м этаже» - Любовь.ru - (Марина)


2000 год:


«Ее последняя любовь» - Ростов-папа - (Анна Гусарова)

 

2001 год:


«Саломея» (Василиса Саввична)

 


 Гундарева 3


28 августа 1948 года - 15 мая 2005 года


Tags: актрисы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments