Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Category:

ХМЕЛЬНИЦКИЙ Борис Алексеевич (часть 1)


Хмельницкий 1

Народный артист России (2001)

Хмельницкий 3

 

 

Борис Алексеевич Хмельницкий родился в городе Уссурийске Приморского края 27 июня 1940 года.

 

Сам он рассказывал: "Я не хочу обижать жителей столичных городов, но, на мой взгляд, дальневосточники, сибиряки более цельные натуры с сильнейшей природной закалкой. В городах люди мельчают, цивилизация накладывает отпечаток. С дедом мы ходили и на медведя, и на кабана, и ловили руками рыбу. Красную икру солили бочками. До сих пор дух захватывает от огромных кедров, таежных птиц и зверей, от мощи Тихого океана. Стоит только выйти на его берег – забываешь все! Эта необъятная махина будоражит в тебе фантастические ощущения".


Хмельницкий родился в семье военного, они разъезжали по стране. Везде отец становился начальником местного Дома офицеров. Здесь сосредотачивалась вся культурная жизнь округа. И родители активно приобщали своих детей - Бориса и Луизу - к искусству, к музыке, устраивали дома музыкальные вечера. Луизу учили играть на рояле, Бориса - на баяне. После очередного переезда, в каждом новом местечке их мама принималась искать нового учителя музыки.

 

Хмельницкий получил первое образование получил на другом конце страны - во Львове, где закончил Львовское музыкальное училище по классу баяна и получил специальность дирижера оркестра народных инструментов. Может быть, так и был бы музыкальным работником, если бы не извечный недуг – сильнейшее заикание. Бились с этим постоянно, но ничего не помогало. И вот однажды Хмельницкий заявил – чтобы окончательно избавиться от заикания, он намерен поступить в театральное училище.

 

"В нашем доме была необыкновенная аура. Бабушка, мама, папа… Такие семьи сейчас большая редкость. То поколение было более верным. Сегодня все больше встречи-расставания. Почему так, не знаю. Стало чуть ли не хорошим тоном постоянно менять партнеров и якобы наслаждаться свободой" – рассказывал Борис. Когда он поступал в театральное училище, его отцу предложили должность замначальника Центрального дома Советской армии. Мама, папа и сестра Луиза переехали к Борису в Москву. 

 

Как ни странно, этот абсурдный на первый взгляд план сработал - со второго раза его приняли в Щукинское училище. Одним из педагогов там был Юрий Любимов, который со своими студентами, составившими впоследствии костяк актерской труппы театра на Таганке, готовил тогда дипломный спектакль по пьесе Бэртольда Брехта "Добрый человек из Сезуана". Тот самый, ставший легендарным, где играли Владимир Высоцкий, Алла Демидова, Валерий Золотухин, Семен Фарада и другие…


Хмельницкому помогло музыкальное образование - Любимов позвал двух студентов с младших курсов написать стихи и музыку для брэхтовских зонгов. Одним из них был Хмельницкий, вторым стал Анатолий Васильев, ныне выдающийся режиссер. Они и сделали 42 мелодии для спектакля, после чего Хмельницкий и попал в любимовский театр, где его заикание окончательно прошло.

Хмельницкий 2


Потом была долгая и плодотворная работа в знаменитой "Taганке", весьма успешная, кстати – актер был востребован, получал главные роли. Довольно быстро был востребован и в кино - первой его ролью стал поэт-солдат в фильме Леонида Осыки "Кто вернется - долюбит". Следующей была работа с Юрием Ильенко - "Вечер накануне Ивана Купала", роль в котором актер, снявшийся в десятках фильмов, всегда считал своей лучшей работой в кино. Именно благодаря кино, кстати, и сложился визуальный образ Хмельницкого, надолго ставшего одним из самых "роковых мужчин" советского экрана. Дело в том, что для съемок в фильме-опере "Князь Игорь" актеру пришлось отпустить бороду. Дальше, по словам актера, все было так: "После отпуска прихожу в театр, а Любимов меня увидел и говорит: "Значит, так, классная борода. Сбреешь – уволю из театра!" Я думал – шутит. Ведь он даже сильного грима не признавал! А он: "Я знаю, что в идеале актер должен быть лысым. Но Чарли Чаплин-то с усиками! А как играл! Ты так сыграй, чтобы я не думал, с бородой ты или нет! Ты сумей суть характера передать!". И действительно – без бороды Хмельницкого больше никто себе и не представлял.


Хмельницкий был очень располагающим к себе человеком, о нем неизменно хорошо отзывались все знакомые и друзья.

Хмельницкий 10

 

"Для меня Борис Хмельницкий стал одной из самых значимых фигур-шестидесятников, которые прокладывали путь к свободе, ибо он и театр на Таганке как раз и стали выразителями лучших идей того времени" – говорил о Хмельницком Марк Розовский.

 

Он пел всю жизнь, был композитором ("Первая любовь", "На короткой волне"), на его похоронах по просьбе дочери звучали его песни. Он бережно относился к своим женщинам - первой жене Марианне Вертинской и второй - Ирине Гончаровой (психолог, автор и ведущая программы "Нежность", Радио РОССИЯ). Жил со своей дочкой Дашей, баловал ее. Родные, друзья и коллеги всегда отзывались о нем с теплотой, говорили, что был добрым, что был хорошим другом. "В Боре - безумная доброта"  - говорила о нем Марианна Вертинская. "Мы звали его Бэмби, по имени трогательного олененка из популярного мультика. Он был хорошим актером и очень приличным человеком, что сейчас крайне редко, поэтому терять таких людей особенно тяжело" - это мнение главного режиссера театра на Таганке Юрия Любимова, знавшего Хмельницкого 45 лет. "Это был уникальный человек, удивительно добрый и открытый. Он бесконечно любил людей, и его любили все. Он всегда находился в центре всех актерских компаний. С его уходом от нас ушла душа"  - рассказывала о Хмельницком Алла Демидова.

 

"Я благодарен Юрию Любимову, которого я очень люблю, несмотря ни на что, за такое прозвище: "Боря, ты как Бэмби. Наивный, как ребенок. Большими глазами смотришь на мир". Это самый лучший комплимент за всю мою жизнь. Бэмби – мудрое существо. Важно
сохранить в себе детскость, чистый взгляд на мир. Хорошо, что он не назвал меня шакалом или гиеной. Хотя гиена не виновата, что питается падалью. Но человек не должен следовать ее примеру" – отвечал Любимову Борис.

 

Тем не менее, Борис Хмельницкий ушел из театра: "Из театра я ушел сам. Что неожиданно было и для моего учителя — Любимова, и для театра. И до сих пор висит там мой портрет. Я очень уважаю свой театр. И очень люблю моего учителя".

 

Позже Хмельницкий рассказывал:

 

«Театр на Таганке был единственным театром, в котором я работал. У меня были предложения от других режиссеров. Мне передавали, что меня ждет Гончаров. Губенко звонил: Боря, возвращайся. Но я не хотел. В моей профессиональной жизни тогда остались только кино, концерты и общество "Знание". Я любил свой театр. Меня на Таганке звали Бэмби - как персонажа нашего детства. Наверное, я производил впечатление легкомысленного человека: ну и что, подумаешь, несчастье, бывает и хуже. Но потом Бэмби для меня стало чуть ли не философским понятием. В детстве все ведь кажется легко...

 

Расхожее мнение, что Любимов - диктатор, а мы были театром марионеток. Но я считаю, что самый актерский театр, которые я вообще когда-либо знал и видел, - это Таганка. Не "Ленком", я не беру старый МХАТ, "Современник" Олега Ефремова или старый Вахтанговский, я рассматриваю наше поколение.

 

Актер, прошедший школу Любимова, мог играть в каком угодно театре - в музыкальном, комедийном, драматическом. Любимов растил "синтетических" актеров. А театр, прежде всего - это зрелище. Будь то хоть Достоевский, хоть Солженицын, хоть Горький, на спектакле не должно быть скучно...

 

Как-то мы были в гостях у Андрея Миронова, и зашел разговор: у вас замечательный театр, мы его любим, но актеры в нем - марионетки. На что я возразил: Андрей, назови второй театр в Советском Союзе, где есть такое количество потрясающих актеров - Славина, Демидова, Полицеймако, Жукова, вся мужская обойма - Высоцкий, Золотухин, Губенко, Бортник, Филатов, Любшин, Калягин, Шаповалов (извините, если кого-то не упомянул - список очень длинный) - ничего себе театр марионеток. Мы наслаждались ролями, можно сказать купались в них. Даже эпизоды Любимов выстраивал так, что плохо сыграть было невозможно. Самая маленькая роль в актерской биографии превращалась в событие.

 

Театр вообще отношения к жизни не имеет. Да и кино во многих случаях. Нет таких мафиози, какими их показывали в "Крестном отце", или таких бандитов-интеллигентов, как в фильме "Место встречи изменить нель-зя". Не понимаю, когда фильм или спектакль оценивают по принципу: это не как в жизни. Снимайте документальное кино, и будет как в жизни. А на сцене имеет место только воплощение идеи жизни, фантазия на эту тему».

 

Я не устаю повторять, что Любимов - самый главный и любимый режиссер в моей жизни. Представляете, он заику в театр взял! Я же страшно заикался, в Щукинском театральном училище иногда даже экзамены письменно сдавал - говорить не мог. Но потом был первый самостоятельный показ на первом курсе, все ждали этого момента - решалось, смогу я актером с таким дефектом работать или нет. И Любимов был в зале, он у нас преподавал. Я вышел на сцену. Отбарабанил все без запиночки. Юрий Петрович тогда сказал: "Ну и пусть заикается себе в жизни сколько хочет".

 

Любимов в меня верил. Всегда поддерживал: да не обращай ты внимание на свое заикание, пусть думают, что это я так срежиссировал... Однажды вводили меня на роль Галилея - Володя Высоцкий в больнице оказался. Я спектакль знал, мы с Толей Васильевым к нему писали зонги, но не играл в нем. Любимов меня вызывает: сможешь за 15 дней выучить роль? А Галилей - это не Гамлет даже - там сплошные монологи. Но что делать - не отменять же спектакль, тем более скандал был бы чиновникам на руку - из-за болезни Володи срыв. ...Мы репетировали днем и ночью. А заикание - дело непонятное. Откуда оно берется на всю жизнь? Утром на прогоне я дико заикаюсь, после первого акта захожу в кабинет: "Юрий Петрович, отменяйте". - "Да ты что! Что случилось? Ты лучше думай, как сыграть первую сцену с Ульяновой про молоко", - и ни слова про мое заикание, как будто и не я до этого на сцене мучился. Вечером я сыграл спектакль!

 

Потом Володя вышел из больницы, мы играли в очередь, а потом без всяких объяснений я был снят с этой роли. Прошло время, опять Высоцкий в больнице, опять Любимов уговорил меня играть. И история повторилась. Но когда на поминках Высоцкого ко мне подошел его друг Вадим Туманов и сказал: "Володя тебя любил, но что у вас произошло? Он чувствовал какую-то вину перед тобой. Из-за бабы?" - "Нет. Объяснять не буду. Тема закрыта. Раз он мучался, переживал, все, забыто, я его люблю еще больше".

 

...Когда Володя ушел из жизни, мы решили сделать спектакль "Владимир Высоцкий". Это был спектакль-исповедь. Володя перед нами, мы все перед ним, его голос на сцене... И мы дали клятву: что бы ни случилось, играть этот спектакль два раза в год - 25 января и 25 июля, в день рождения и в день смерти Высоцкого. Что происходит дальше. Я уже ушел из театра. Но памятуя, что 25-го спектакль памяти Володи, я прилетаю из Сирии в Москву, отпрашиваюсь на два дня со съемок совместной картины. Пять лет прошло, как Володи не стало. И в этот день я узнаю, что спектакль отменен - театр в Чехословакию уехал. Вот тут для меня Таганка и рухнула...

 

Режиссура - это власть. Очень опасная штука - владеть душами и судьбами людей. А приходится: хочу помилую, хочу - нет. Хочу сниму с роли, хочу ее дам. Но поразительно: Любимов никого не увольнял. Актеры получали по 150 выговоров - за прогулы, за пьянки, но только не приказы об увольнении. Да, от Любимова уходили - Ярмольник, Губенко, Любшин, Калягин, Демидова, но уходили сами - в другие театры, в другие жанры. И мне в какой-то момент показалось, что я могу сделать новый, совершенно иной виток своей жизни.

 

Театры, как известно, живут десять-пятнадцать лет. Первый, кто стал говорить о том, что ребята, не обольщайтесь, мы дошли до какого-то предела и стали тормозить, был Любимов. В 78-м году он мужественно признался и призвал нас не останавливаться, не довольствоваться старыми успехами, а искать, искать... Мы всегда вели творческие споры. Но театр существовал тогда, когда мы друг друга любили. Вы бы видели, как Любимов наслаждался, когда мы хорошо играли на сцене...

 

Конфликт, после которого Таганка развалилась, мне, мягко говоря, был не очень близок. Любимов - наш учитель. А как я однажды в театре сказал, на учителей, на родителей и на жен я в суд не подаю. Что бы ни происходило. Это мои личные обиды, недоразумения. И я это искренне говорил. У меня со многими актерами хорошие отношения и в театре Любимова, и в театре Губенко. Я их не делю - я их люблю. Дьявольские силы вмешались, какая-то чертовщина произошла...

 

Из театра ушел после "Мастера и Маргариты" - знаменательного в роковых отношениях романа. На роль Воланда Любимов назначил меня, Смехова и Соболева. Я напомнил Любимову историю с Галилеем. И поставил условие, что репетируем по очереди, но перед выпуском спектакля он объявит первый состав. И перед сдачей Любимов сказал, что первый исполнитель Воланда - Хмельницкий. Прошло время, опять же без всяких объяснений меня сняли с роли. Два года я не играл. И однажды в городе Омске, на гастролях, в присутствии Леонида Филатова и моей сестры Луизы Хмельницкой одному из исполнителей был задан вопрос: почему Борис не играет? - "Как был Бэмби, так и остался. Такие роли надо выгрызать зубами и идти по трупам".

 

Я по трупам не хожу. Я предпочел уйти из театра. Все заявление восприняли как мою очередную шутку. Даже Любимов сначала не поверил, что я это делаю всерьез... Но о Театре на Таганке я всегда вспоминаю с огромной любовью и благодарностью. Я там работал с 64-го года - с самого основания. Там состоялась моя театральная актерская карьера. Что говорить, там было прожито много лет, из них 20 - счастливых.

 

Знаете, ведь седые волосы и знаки отличия на твоем лице остаются не только после страданий и переживаний, но и от любви к делу, которому ты себя посвятил, к театру, к своему учителю, к людям, с которыми ты проработал счастливые годы жизни, к своим близким. Поэтому я всем объясняюсь в любви. Как в спектакле Маяковского "Послушайте" я говорил: у вас на меня никакой злобы не должно быть, но и у меня к вам тоже...»

 

В 1966 году Борис Хмельницкий начал сниматься в кино: первая его роль - поэт-солдат в фильме Леонида Осыки «Кто вернется - долюбит».


Среди его кинематографических работ роли в таких лентах, как «Вечер накануне Ивана Купала», «Князь Игорь», «Приключения Квентина Дорварда, стрелка королевской гвардии», «Стрелы Робин Гуда», «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго», «Бейбарс».

 

Хмельницкий был хорошим музыкантом, и даже - поэтом. Он писал песни, и к творчеству относился серьезно. "Диск можно было сделать за два дня, но его надо было выстрадать. Это - мой отчет по жизни. Там семнадцать песен, и все подобраны очень тщательно. Вот чем наш театр отличался от других? Подбором репертуара. Лучшей афиши, чем на Таганке, не было ни в одном театре! И Шекспир, и Достоевский, и Булгаков, и Островский... Так же и здесь: в моем компакт-диске такой уровень поэзии и музыки! Я собрал все, что я люблю. Я пока выпустил небольшую партию, попробовать. Все раскупили!".


В кино он прославился с помощью режиссера Сергея Тарасова, став Робин Гудом в его фильмах "Стрелы Робин Гуда" (1975) и "Баллада о доблестном рыцаре Айвенго" (1983). Образ средневекового короля разбойников благодаря игре Бориса Хмельницкого и балладам Владимира Высоцкого остался одной из прекрасных вершин отечественного кино.

Хмельницкий 4

Хмельницкий 6

Хмельницкий 7

Президент Владимир Путин присвоил Борису Хмельницкому звание народного артиста России. Между артистами Таганки и Современника была договоренность отказываться от званий. Но от президентской награды Хмельницкий отказаться не мог. "В званиях есть что-то безнравственное. Нигде в мире нет званий, только в Монголии и у нас. Вы слышали про звание в США? Представляете, народный артист штата Мичиган Джек Николсон! Смешно... Короче, мои 60 лет отгуляли в Анапе. Утром подходит ко мне Инна Макарова и говорит: “Боречка, я тебя поздравляю. Ты получил звание народного артиста России”. Как я могу получить звание народного, если у меня даже заслуженного нет? Таких случаев было два в истории советского кино. Бондарчуку Сталин дал сразу народного СССР за фильм “Тарас Шевченко”. И еще кто-то перескочил".


Были у Хмельницкого и предложения сниматься за рубежом: "Меня мало здесь снимали. Но думаю, что таких предложений сняться на Западе, как у меня, мало у кого было. В Югославии на фестивале я познакомился с Кирком Дугласом, он наполовину русский, мама из Смоленской губернии. И он пригласил меня сняться в Голливуде. В фильме “Скалолаз”. Он устроил по этому поводу фуршет, собрал нашу делегацию, сделал официальное заявление. Я спросил тогда: “Кирк, хау мач мани?” Он назвал сумму (а это был 82-й или 84-й год) — полмиллиона долларов. Я от изумления и сказать ничего не могу. Он: ну, 800, ладно — миллион. Я нашему представителю Госкино говорю — если отпустите меня, я согласен все “бабки” отдать. Я за суточные снимусь. И началось. Бумажки оттуда — сюда, отсюда — туда. Так и не отпустили. Через два года приехал на Московский фестиваль Кирк Дуглас с женой. Я все ему объяснил. А второй раз не отпустил наш Любимов, но я не в обиде и воспринимаю это как комплимент. Хотя мы обижались, естественно. И обиды большие были и у того же Володи Высоцкого, который последние два года не в штате был. А сейчас думаю, вот как бы сложилась моя актерская судьба. Если бы снялся в Голливуде — были б и деньги, и все такое. Это уже другая ставка на всю жизнь..."

Хмельницкий 9

Продолжение следует...

Tags: актеры
Subscribe

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments