npmosdm (npmosdm) wrote in chtoby_pomnili,
npmosdm
npmosdm
chtoby_pomnili

Categories:

Он спел по-русски "День Победы"... Guillermo Fernando Oddó Parraguez (14.X.1943 - 7.XI.1991)


Скорее всего, вам это имя ничего не говорит, - но голос вы почти наверняка слышали. Для многих в нашей стране знакомство с Чили началось с трагедии 11 сентября 1973-го и вот этой прекрасной и гордой песни:

 












 

Написал её незадолго до переворота композитор Серхио Ортега, а коллективным автором слов и первым исполнителем стал ансамбль с запоминающимся именем "Килапаюн". Вилли Оддо (второй слева; так его называли все, не только друзья) на протяжении 20 лет был одним из самых заметных участников этого легендарного коллектива. Вокалист и ведущий концертных программ, душа компании и любимец публики...

В движении чилийской "новой песни" 60-х и начала 70-х это был едва ли не самый политизированный коллектив. В их репертуаре преобладали тогда песни социального содержания, сами они состояли в JJCC (чилийский комсомол), а звучание их музыки и весь облик (бороды, чёрные пончо) ассоциировались с борьбой и героическим началом. Носить бороду в Латинской Америке вошло в моду после кубинской революции, а название "Килапаюн" как раз и означает на языке индейцев мапуче, коренных обитателей юга Чили, "три бороды", потому что в самом начале ансамбль состоял из трёх человек. Остальные приметы узнаваемого сценического образа и характерные именно для "Килапаюна" элементы театральной выразительности - по большей части заслуга одного из самых ярких чилийских режиссёров тех лет, который получил всемирную известность как певец, а после сентября 73-го это имя узнали даже те, кто не слышал ни одной из его песен. Виктор Хара (http://community.livejournal.com/chtoby_pomnili/230668.html) был художественным руководителем "Килапаюна" в течение трёх лет (1966-1969), вместе они записали не одну пластинку, выступали на родине и в других странах. Популярность ансамбля быстро росла, причём не только среди единомышленников, но и среди тех, кому просто нравилась их музыка. Потому что расхожий тезис, что, мол, ангажированное искусство не может быть искусством, они опровергали не словами, а своим же искусством. И другие расхожие тезисы тоже: например, о том, что "песне для народа" не по пути с классической музыкой, что кантата - форма, слишком трудная для восприятия, которую "народ не поймёт".

Потом была избирательная кампания 1970 года, победа блока левых партий во главе с Альенде, тысяча дней строительства новой жизни - и страшный сентябрь 73-го. "Килапаюн" с середины августа выступал во Франции, на 15 сентября был назначен концерт в "Олимпии", самом престижном из парижских залов. Не исключено, что кому-то из них это спасло жизнь. Домой они смогли вернуться лишь через пятнадцать лет, после падения диктатуры. Военные власти просто запретили им въезд в родную страну, запретили их песни (наряду с песнями целого ряда авторов), запретили даже народные инструменты, звук которых вызывал нежелательные ассоциации благодаря "Килапаюну", "Инти-Иллимани" и другим "красным" певцам.

В 1978 году чилийские музыканты, находившиеся в изгнании, выпустили во Франции пластинку "Canto A La Revolución De Octubre" - коллективное посвящение 60-летию нашей революции. Открывал альбом, конечно же, голос Виктора Хары, а дальше были представлены все лучшие силы чилийской "новой песни": на родине не осталось почти никого. Одна из песен прозвучала по-русски... Исполняет ансамбль "Килапаюн", солист - Гильермо Оддо:
http://narod.ru/disk/3643646000/13%20-%20D%C3%ADa%20De%20La%20Victoria%20%5BQuilapay%C3%BAn%5D.MP3.html
До их победы - дня, когда Чили сказала "НЕТ" диктатуре, - оставалось ещё десять лет. На родину действительно вернутся не все, и по возвращении окажется, что в 73-м они уезжали из совсем другой страны. А для солиста "Килапаюна" это возвращение окажется роковым...

Родина, как известно, понятие не всегда паспортное. Вот и Вилли Оддо родился не в Чили, а в соседней Аргентине; несколько лет спустя семья перебралась в Сантьяго. Любовь к аргентинским ритмам он пронёс через всю жизнь, а по стопам дедушки и других славных представителей своей музыкально-артистической фамилии пошёл не сразу... Два года он провёл в Морском училище, где прославился в основном спортивными талантами (став чемпионом училища по лёгкой атлетике и одним из лучшим футболистов), после чего поступил в столичный Технический университет, где учился на инженера-химика и играл в студенческом ансамбле "Los Quimbreños", из которого вместе с Эрнаном Гомесом перешёл в "Килапаюн", где у него были ещё двое университетских приятелей...
Те, кому посчастливилось увидеть на сцене "Килапаюн" начальных времён, навсегда запомнили этот неповторимый голос, ставший одним из символов эпохи борьбы и надежд, а среди молодых музыкантов немало тех, кому обаяние его искусства помогло найти собственный путь. Его жизнь оборвала нелепая случайность. Он был убит поздним вечером в центре Сантьяго, и случилось это как раз тогда, когда после многих лет разлуки с Чили он наконец-то вернулся, полный надежд и планов. Последние годы жизни он посвятил работе в Муниципалитете Сантьяго, где занимался вопросами культуры. Когда в 1987-м он уезжал из Франции в Аргентину, товарищи по ансамблю сделали ему прощальный подарок - металлическое кольцо с двумя датами: 1967 (год, когда он пришёл в ансамбль) и 1987. Символ нерасторжимой связи... Сегодня в "Килапаюне" (отметившем в 2005 году своё сорокалетие) поёт его сын.

Посвящение Вилли Оддо. Коллаж из фотоматериалов и фрагментов песен:


1986, телевидение Бостона (США). "La muralla" (Стена) - песня на стихи кубинского поэта Николаса Гильена, написанная в конце 60-х.
"Чтоб вал неприступный построить, Беритесь, руки, за дело: И чёрные руки негров, И белые руки белых. Устремлённый к простору и свету От морей и до горных цепей И от горных цепей до морей, Пусть наш вал оградит всю планету!
— Стучат!  — Эй, кто там? — Сирень и роза.  — Открыть ворота! — Стучат! — Эй, кто там? — Вояка с саблей.  — Закрыть ворота! — Стучат! — Эй, кто там? — С масличной ветвью голубь. — Открыть ворота! — Стучат! — Эй, кто там? — Шакал и скорпион. — Закрыть ворота! (...)" (Перевод Овадия Савича)

1983, "Килапаюн" в Аргентине. "La carta" (Письмо), одна из самых знаменитых песен Виолеты Парра, написанная в начале 60-х (краткое содержание; не зная испанского, перевожу как умею):
- С утра мне принесли письмо: там говорится, что моего брата схватили на улице и потащили в тюрьму. Причина в том, что Роберто вступился за безработных: если так, хватай и меня, сержант!(...) В моей стране нет правосудия, голодные просят хлеба, а военные в них стреляют. Так защищают своё место под солнцем бездельники при веерах и во фраках - те, что, вернувшись из церкви, забывают свои обеты. (...) Мне надо что-то ответить на это письмо... К счастью, у меня есть гитара, чтоб оплакать моё горе, и у меня есть ещё девять братьев, и все они коммунисты, благослови их Господь!
 1973 год, Сантьяго, Национальный стадион (о котором в сентябре того же года весь мир узнал как о месте казней и пыток). Фрагмент документальной кинотрилогии Патрисио Гусмана "La batailla de Chile". Знаменитая и всенародно популярная песенка на мотив, заимствованный из кубинского фольклора. Текст менялся в зависимости от исторического контекста (константой оставалась узнаваемость контекста). Перед нами самый первый вариант - сатира на полувоенную ультраправую организацию "Patria y Libertad". Поклонники, в лучших традициях футбольных болельщиков, скандировали хором: "Hola, Quila!", - враги кусали локти. Однажды в отсутствие Вилли Оддо неизвестный человек позвонил его матери: "Сеньора, скажите Вилли..." Далее следовала неприкрытая угроза. Сеньора послала звонившего по самому аристократичному из интернационально известных адресов...

Бостонское ТВ, 1986 год. Кажется, именно "Килапаюн" первым сыграл Баха на индейских дудках, и было это ещё в конце 60-х. В первые годы диктатуры, когда в Чили всё было запрещено, это открытие очень пригодилось: группа молодых музыкантов под названием "Barroco Andino" играла в подобных аранжировках Баха, Вивальди и других заведомо покойных и неподсудных классиков, чем снискала бешеный успех у публики и довела до окончательного абсурда цензурный запрет на народные инструменты... По свидетельству известного композитора Луиса Адвиса, "Килапаюн" был чем-то вроде древнегреческого царя Мидаса: всё, что они исполняли, обретало политическую окраску. "Рондо", великое сочинение всемирно известного антифашиста Хуана Себастьяна Баха...

Луис Адвис, кантата "Santa Maria de Iquique", фрагмент под названием "Я - рабочий из пампы..." В 1907 году на селитряных разработках севера Чили (место, где условия труда были самыми тяжёлыми из возможных) произошёл массовый расстрел рабочих (о котором молчала официальная история, а расстрелы продолжались вплоть до 1969 года и песни Виктора Хары про Пуэрто-Монт). Запись 2007 года, поёт "Килапаюн", солист - Исмаэль Оддо (пластинка вышла в 1970-м, и эта песня в исполнении "Килапаюна" стала одной из самых ярких страниц творческой биографии его отца):

1986, ТВ Бостона, США. Песня на стихи Федерико Гарсиа Лорки. Перевод Инны Тыняновой:
"Когда умру, Схороните меня с гитарой В речном песке. Когда умру... В апельсиновой роще старой, В любом цветке. Когда умру, Стану флюгером я на крыше, На ветру. Тише... Когда умру!"



 
 
 
Ансамбль "Quilapayún", Чили. Фото начала 70-х годов.
Subscribe

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments