ВАсисуалий ГВОЗДадзе. /Он же Валерий Гвозд/ (vasisualij) wrote in chtoby_pomnili,
ВАсисуалий ГВОЗДадзе. /Он же Валерий Гвозд/
vasisualij
chtoby_pomnili

Это не художественная выставка...

Кросспост из из моего блога от 29.10.2008
Уверен, при взгляде на эту ГДР-овскую марку у всех возникает чувство уже знакомого, где-то виденного. Ничего удивительного - она создана на основе всемирно известной фотографии Евгения Халдея "Знамя Победы". Военный фотокор Халдей прошёл Великую Отечественную, как говорится, от звонка до звонка. Потрясает его фотография москвичей, слушающих сообщение о начале войны. А потом четыре года на передовой и в тылу, на Нюрнбергском процессе и Параде Победы на Красной площади...
Поражает его биография, во время еврейского погрома в 1918 году в Юзовке (Донецк) мать закрыла его своим телом от пули черносотенца. Отца во время Великой Отечественной фашисты сбросили живого в шахту....
Фотографии Халдея вошли во все военные энциклопедии, учебники истории.В 1995 году в Перпиньяне (Франция) на Международном фестивале фотожурналистики Евгению Халдею была присуждена самая почетная награда в мире искусства — титул «Рыцарь ордена искусств и литературы».

Та самая фотография...


В середине 80-ых Общество фоискусства Литовской СССР по инициативе его председателя Антанаса Суткуса затеяло показать работы советских военных кореспондентов. Со своими фотографиями приезжали Бальтерманц, Зельма, Халдей. Имена, вызывающие почтительный трепет своим вкладом в Историю... Мне довелось участвовать в организации выставки Халдея в Каунасской галерее фотографии. Под катом небольшой рассказ о встречах с этим замечательным человеком и несколько репродукций его работ...
Спасибо periskop.suу, на этот пост меня сподвигнул его материал Запечатлевший Великую Эпоху
Биография
Фотографии
Этимология понятия ХАЛДЕЙ
Интереснейший архив фотографий

Халдей меня поразил тем, что будучи урождённым евреем (его настоящее имя, как он сам сказал, Хаим), он был по характеру настоящим русским мужиком - размашистым, не слишком-то церемонным, от души хлебосольным. Из Вильнюса в Каунас мы с ним ехали на электричке. Едва поезд тронулся, Евгений Ананьевич достал из обширного чемодана скатёрку, на неё положил колбасу, огурчики, помидоры. Напоследок вытащил флягу полированного металла с надписью "От моряков Краснознамённого Северного флота".
- Будешь? - спросил он, выразительно щёлкнув пальцами по кадыку. - Спирт! Сам в атомной подводной лодке из крантика отливал... - Я уловил косые взгляды попутчиков и отказался.
- Спасибо, у нас как-то не принято, в поезде...
Приехали в гостиницу "Лиетува". В номере Евгений Ананьевич аккуратно разложил по полочкам шкафа свои вещи, нахмурился и спросил сурово.
- А в гостинице у вас принято?!
- Запросто! - с чистой душой ответил я. И мы славно отметили приезд атомным спиртом...

Утром начали размещать экспозицию. Зал у нас не очень большой, обычно мы без толкотни вешаем 80-100 работ. Халдей привёз 360 фотографий, все наклееные на толстое паспарту, офигенно тяжёлые. Мы робко заикнулись, что мол можно и уменьшить количество работ. Автор с железной убедительностью заявил.
- Это не художественная выставка, это политическая выставка! Вы меня правильно понимаете?! - Мы поняли правильно и стали ломать голову, как втиснуть ТАКОЕ количество работ в наш маленький зал. Развесили тяжеленные картоны в три ряда, устроили из них замысловатые лабиринты, но разместили всё! Автор вышел на улицу вдохнуть свежего воздуха. На афишном стенде уже красовался плакат с той самой фотографией со Знаменем Победы. Подошли два мальчика лет двенадцати и стали, глядя на плакат, тихо переговариваться по-литовски.
- О чём они говорят? - спросил Халдей
- Да вот узнали, у них эта самая фотография на обложке учебника истории. - Евгений Ананьевич был заметно тронут... Открытие назначили на следующий день. Халдей тщательно проконтролировал список почётных гостей.
- Первый будет? (Для молодых - первый секретарь горкома КПСС, главная персона в каждом советском городе).
- Просил извиниться, очень занят! Прислал секретаря по идеологии..
- Вы ему передайте, это не художественная выставка, это политическая выставка! Вы меня правильно понимаете?!
Впрочем и без Первого всё прошло прекрасно! Второй секретарь произнёс пламенную речь про братство советских народов, про интернационализм и новые задачи партии в свете перестройки и ускорения. Прибыл Антанас Суткус и коротко, и тепло приветствовал автора. Последовал небольшйо файф-о-клок с сухим вином, которое виновник торжества продегустировал с заметным отвращением...

Через неделю отправляли и выставку, и автора обратно в белокаменную. Сами упаковывали и укладывали работы в огромные деревянные ящики. Тут-то я и узнал новое слово - банзайс. Это такие ленты из жести, которыми обивают ящики при транспортировке по железной дороге, без них не принимали. Была целая эпопея с поисками треклятых банзайсов, с обивкой ящиков, с доставкой оных на грузовую станцию. Всё приходилось не ПОКУПАТЬ, а ДОСТАВАТЬ. Вспоминаются попутно и другие слова - БЛАТ, СВЯЗИ... Без них, как и без банзайсов - никуда....
Но вот в условиях жестокого цейтнота все хлопоты наконец отшелушились, ящики приняла ЖД. Сидим в купе поезда Каунас-Москва. Страшная жара, середина августа. Евгений Ананьевич говорит.
- Как-то не по людски прощаемся, не отметили на посошок. Ромас, сбегай-ка в магазин! - Мой коллега слетал в ближайший продмаг, принёс бутылку
"Плиски"(это такой болгарский коньяк). Сам он абстинент, горячительные напитки крепче кока-колы не употребляет.
- Ну, за отъезд! - поднял тост Халдей. До отправления поезда оставалось десять минут. За этот короткий миг между прошлым и будущим мы вдвоём уговорили нашу посошковую "Плиску". Поезд тронулся, я помахал вослед рукой рукой и отправился восвояси в сильно застенчивом состоянии, хватаясь за деревья и фонарные столбы...
Вот такая история с приездом Евгения Ананьевича Халдея, великого фоторепортёра и настоящего мужика. Мир его памяти...

Москвичи слушают объявление войны


Боец морской пехоты Н.П.Кудряков прощается с врачом госпиталя И.А.Харченко


Истребители Як-9. 3-я эскадрилья 6-го ГвИАП ВВС Черноморского Флота. Район Севастополя, май 1944 года.






Военные фотокоры на ступеньках Рейхстага


Геринг...


UPD Евгений Халдей с камерой Speed Graphic, подаренной ему Робертом Капой - легендарным американским фотографом, одним из основателей агентства Magnum. Нюрнберг, 1946 г.Камера, кстати, тоже была вчера выставлена. Халдей сказал, что Геринг не забыл об ударе дубинкой и специально прикрыл лицо ладонью, когда заметил, что русский фотограф хочет попасть с ним в один кадр.


Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

Recent Posts from This Community

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…