Виктория Л. (yasnaya_luna) wrote in chtoby_pomnili,
Виктория Л.
yasnaya_luna
chtoby_pomnili

Category:

Русская роза

На земле русской распускаются порой удивительно благоуханные розы. Жизнь их кратка, но наполнена благородством помыслов и дел.

Такою розою назвал когда-то Виктор Гюго изумительную русскую женщину – баронессу Юлию Петровну Вревскую. Женственная, грациозная, отличавшаяся необыкновенною добротой и милостью, она была так непохожа на великосветских львиц, окружавших ее.

Дочь генерал-лейтенанта П.Е. Варпаховского, прекрасно образованная барышня, в 16 лет она была отдана замуж за барона И.А. Вревского. Супруг был старше на 28 лет, отличался суровостью и страстною отвагой в бою, за что получил чин генерал-лейтенанта, в юности дружил с М.Ю. Лермонтовым.

Вероятно, Вревский напоминал Юлии отца. Разница в возрасте не смутила ее.  Она была преданна мужу, хотя не в полной мере познала счастье семейной жизни: всего через год генерал был ранен при штурме лезгинской крепости и скончался. Потрясение было столь сильно, что у баронессы случились преждевременные роды. Ребенок появился мертвым.

Вдова покинула Ставрополь, где узнала столько горя,  и переехала в Петербург. Столица встретила ее благосклонно. Императрица приблизила Вревскую к своей особе, назначив место фрейлины. Ее любили, даже обожали. Ей завидовали и не понимали тоску по действиям, по самой возможности выразить себя в полной мере.

Она была пленительно хороша и столь же великодушна, за что получила прозвище «милой чудачки». Только приехав в Петербург, она выпросила для внебрачных детей своего мужа баронский титул и отказалась от части наследства в их пользу. Ни о ком Юлия Петровна не отзывалась дурно, напротив, стремилась выявить лучшие стороны человека.

Десять лет придворной жизни пронеслись, не оставив значительного следа в душе Юлии Петровны. Путешествия по Европе, светские рауты, сплетни – этого было мало душе, жаждавшей подвига.

«… вечного ничего нет, кроме вечного, тупого ожидания до гробовой доски чего-то лучшего и неведомого», - писала Вревская.

В 1873 года в одном из столичных салонов состоялось долгожданное знакомство баронессы с И.С. Тургеневым, романами которого зачитывалась наша героиня. Эта встреча стала началом большой сердечной дружбы. Многое единило писателя со светской дамой – одиночество, недостаток душевного тепла, стремление к высокому и огромная любовь ко всему родному, русскому.

Иван Сергеевич был влюблен в баронессу, но многие препятствия стояли на пути этого чувства: его связывали жестокими путами отношения с Полиной Виардо, ее – метания не нашедшей еще себя души. Или обстоятельство иного толку.

Длинные письма, встречи в Петербурге, краткие пять дней, в которые Юлия Петровна гостила в Спасском – все это сблизило их, но не позволило перейти черту. Если бы они встретились «молодыми, неискушенными – и главное – свободными людьми…». Иван Сергеевич оборвал эту фразу из письма к ней.

Судьба баронессы Вревской была схожа (быть может, неожиданно для самого Тургенева) с историей одной из лучших его героинь – Еленой Стаховой из романа «Накануне». Написанный за двенадцать лет до их знакомства, роман словно предопределил судьбу Юлии Петровны. Натура деятельная, горящая и не видевшая выхода своим устремлениям в аристократических кругах Петербурга, она продала орловское имение и на вырученные средства организовала отряд сестер милосердия, в составе которого отправилась в 1877 году в Болгарию. Балканы были охвачены огнем.  Война, безжалостная и кровавая, ужасала. Отнюдь не парадную ее сторону увидела блистательная баронесса. Но смысл жизни был обретен: помогать, сколько хватит сил и храбрости, делу освобождения. «Это было прекрасное, неописанно доброе существо», - вспоминал о своем друге Тургенев.

Она работала до изнеможения. Брезгливость и отвращения были чужды сестре Юлии. Опасности войны не останавливали бесстрашную женщину. Было и одно, тайное, чувство, которое поддерживало ее дух. Ни словом не обмолвилась о нем Юлия Петровна, да и история почти не оставила свидетельств, однако…

Встреча Елены Стаховой и Димитрия Инсарова, описанная Тургеневым в «Накануне» состоялась спустя четверть века в Петербурге: болгарин Стефан Грозев был патриотом, ратовавшим за освобождение своей родины от турецкого ига. Он олицетворял непреклонную волю к борьбе с турецкими поработителями. Баронесса полюбила его не как друг, но как женщина. Состоялось тайное венчание.

Увы, ее счастью вновь не суждено было продлиться долго. Смерть непреодолимою, суровою чертой вновь разделила ее жизнь. Грозев погиб.

«Фанатически готовая на самопожертвование», сестра Юлия ходила за больными и ранеными. Путь ее был искренен. Вревская следовала своему пути исступленно: никакой бравады, ничего показного – лишь осознание сопричастности «делу». Во много крат ниже ставила она свой труд, нежели безропотный, полный лишений героизм русских солдат.

Письма ее родным прямы и кратки. В них нет отстраненных размышлений, они – неприкрытая правда, летопись подвига, который сама она таковым не считала.

Болезнь настигла Юлию Петровну в январе 1878 года – он одного из солдат она заразилась сыпным тифом. Менее чем через две недели ее не стало.

Раненые сами копали ее могилу и несли гроб. Хозяйка дома, где квартировала Вревская, покрыла покойницу ковром цветущей герани. Велика была скорбь всех, кто знал сестру Юлию, ее мягкую, преданную доброту и заботу.

Светлая, великая душа ее более не принадлежала этому миру. Памяти Юлии Петровны посвятил одно из своих «Стихотворений в прозе» Иван Сергеевич Тургенев.

«Нежное кроткое сердце… и такая жажда жертвы!.. - писал он. – Какие заветные клады схоронила она там, в глубине души, в самом ее тайнике, никто не знал никогда – и теперь, конечно не узнает».

Увы, узнать этого не суждено, но история баронессы Юлии Петровны Вревской сохраняется чудесным цветком. И прикоснувшийся к ней не останется прежним ни помыслами, ни самим сердцем.
 

 P.S. 5 февраля 1878 года - ровно 131 год назад - не стало этого замечательно красивого человека, о котором мы знаем так мало. Возможно, написанное мною - ошибка, поэтический образ, который был создан временем. Но он ценен, как ценно все высокое, отмеченное печатью восторженного и благородного порыва.
Subscribe

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…