Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Categories:

ОКУНЕВСКАЯ Татьяна Кирилловна (часть 1)


Окуневская 1


Заслуженная артистка РСФСР (1947)

Заслуженная артистка России (1977)


Окуневская 9



 

Татьяна Кирилловна Окуневская родилась 3 марта 1914 года в Подмосковье, на станции Завидово, в семье царского офицера Кирилла Петровича Окуневского. Из университета его исключили за бунт. После революции не хотел бежать за границу, был лоялен, не хотел скрываться. Когда объявили, что все бывшие должны прийти и отметиться, он отметился. Но от ареста это не спасло.  Несмотря на абсолютную лояльность к новой власти, Кирилл Петрович  дважды отсидел в тюрьме и был лишен гражданских прав, из-за чего не мог устроиться на постоянную работу. По этой же причине маленькую Таню дважды без всяких объяснений выгоняли из школы. Высшее образование для дочери «лишенца» тоже было совершенно недоступно. Мамой Татьяны была Окуневская Евгения Александровна - домохозяйка, очень хорошо вязала, играла на рояле, гитаре; вышивала, пела старинные романсы, - так до революции принято было воспитывать хорошую хозяйку.  

 

Отец говорил дочери:

 

— Девочка моя! Ты стала совсем взрослой, и я должен тебе все рассказать. Я не совершал преступлений, но я до революции был офицером. Я не хотел бежать за границу… Я верил в гуманность… Я был лоялен… Но… Из квартиры нас выселили, с работы уволили, продовольственные карточки отобрали… Я кляну себя, казню, что неправильно тебя воспитывал, но я не мог иначе, я верил, что человеческие ценности останутся прежними, вечными! А теперь все будет против тебя! Нельзя быть непосредственной, искренней, открытой — тебя всю изранят, нужно себя переделать, уйти в себя, не выражать никаких мыслей, чувств, эмоций, нужно быть осторожной, чувствовать беду, не лезть с открытым забралом в бой, помнить, кто твои враги. Нужны ум, сила, выносливость, выдержка, чтобы жизнь не раздавила. Это все тебе надо постичь! Понять! Дети революции! Вы ничего не знаете о мире, да что о мире, о своей стране, о своей родине, о своем народе несчастном, многострадальном, трагическом, прекрасном, с великой духовной энергией, смешном, доверчивом, могучем, добром, талантливом, сбитом с толку…

 

В 1921 году Татьяна пошла учиться в 24-ю трудовую школу на Новослободской улице. В третьем классе ее отчислили из школы. Выяснилось, что ее отец в гражданскую войну воевал на стороне белогвардейцев. После этого Таню отдали в школу напротив Театра имени Константина Станиславского  и В. Немировича-Данченко, директор которой согласился скрыть неприятный факт в биографии девочки.

Будущая кинодива.

 

По словам Окуневской, в школе она была отчаянной хулиганкой и постоянно дралась с мальчишками. Однажды те объединились и скинули ее со второго этажа. К счастью, приземлилась она удачно».

 

После окончания школы Татьяна пыталась поступить в архитектурный институт, но ее не приняли. Девушке ничего другого не оставалось, как посещать лекции вольным слушателем, надеясь, что произойдет чудо – ее усердие заметят и оценят, и позволят учиться наравне со всеми. Чудо действительно произошло, но, как и положено настоящему чуду, оно явилось неожиданно и совсем не оттуда, откуда его ждали. Татьяне было 17 лет, когда однажды на улице к ней подошел молодой человек, представившийся ассистентом режиссера. Он заявил, что ослеплен ее красотой и что она — как раз тот типаж, который им нужен на роль главной героини. Так Татьяна попала в кино.


Ее первые кинопробы прошли неудачно: оказалось, что оператор хотел видеть в главной роли свою супругу. Против прекрасной дебютантки у жены оператора не было никаких шансов. Зато в девушку влюбился ассистент режиссера по имени Гога (его фамилию Окуневская в своих мемуарах не называет). Он предложил ей поехать вместе с ним и съемочной группой в Тбилиси. Татьяна согласилась, но никакой съемочной группы там не оказалось, зато она узнала, что Гога имеет на нее виды в качестве жены.  «Молодоженов» постелили в одной комнате. Татьяна была возмущена, но там же, в Тбилиси, она познакомилась с Дмитрием Варламовым, который ей понравился. И Мите Татьяна тоже очень нравилась. Родные долго убеждали Татьяну не выходить за него замуж, уверяя дочь, что Варламов – человек не их круга, что у них нет ничего общего и что ей будет с ним плохо. Но Татьяна, как всегда, никого не послушала и вышла замуж.


Окуневская 13

Окуневскую снова пригласили на пробы и на этот раз утвердили. Снимался фильм об Америке, и Татьяна довольно успешно сыграла слепую девушку, продающую фиалки. Ее заметили, оценили по достоинству и очень скоро предложили роль в фильме «Отцы», где она должна была сыграть шахтерку, откатчицу угля. С фильмом с самого начала все пошло плохо. Сценарий был неинтересным, герои ходульными, съемки затягивались. К тому же Татьяна узнала, что беременна. Ее положение скоро должно было стать заметным, это помешало бы съемкам, и Окуневская решилась на аборт. Она уехала в город, обошла нескольких подпольных врачей – аборты в то время были запрещены, – но так и не решилась убить своего ребенка. Контракт с ней был расторгнут. Татьяна вернулась домой, а в фильме ей нашли замену. C тех пор в жизни Окуневской наступила затяжная черная полоса. С мужем не ладилось все больше и больше. Милый, добрый и внимательный юноша, превратился в агрессивного грубияна, изводил Татьяну ревностью и даже был способен ударить жену. В  1933 году у них родилась дочь Инга.


Дмитрий учился во ВГИКе на курсе Сергея Эйзенштейна. Отец и бабушка Татьяны практически содержали их семью. После окончания института ничего не изменилось. Варламова назначили деканом режиссерского факультета, он начал получать хорошую зарплату, но часто все оставлял в ресторанах, а Татьяне с ребенком приходилось идти к своим родителям обедать, потому что дома нечего было есть.


В конце концов Татьяна ушла от мужа и переселилась к родителям. В родном доме ей было хорошо и комфортно. Единственное, что угнетало Окуневскую в то время, так это отсутствие работы. После неудачных съемок в Донбассе в кино ее больше не приглашали, и Татьяне приходилось жить на иждивении у отца и бабушки. Муж денег ей не давал.


Но оказалось, что о ней все-таки не забыли. Однажды в дом к Окуневским снова пришли люди с киностудии и предложили Татьяне сниматься в фильме Михаила Ильича Ромма по рассказу Мопассана «Пышка».


В 1933 году Михаил Ромм пригласил Татьяну на студию «Мосфильм» сниматься в мопассановской «Пышке» в роли юной жены старого фабриканта Карре-Ламадона. Затем, по предложению Ромма, Окуневская становится актрисой Реалистического театра. Первая роль в театре - Наташа в спектакле Горького «Мать». Потом были роли в спектаклях «Кола Брюньон», «Трактирщица», «Железный поток», «Отелло», «Бравый солдат Швейк». В 1935 году на киностудии «Ленфильм» Татьяна снялась в фильме «Горячие денечки».

Первый спектакль - Аристократы.

 

Удовлетворения от своей кинокарьеры не испытывала. Об этом можно судить по ее же словам: «Я не понимаю, почему меня полюбили зрители?» В «Пышке» у меня небольшая роль, в «Горячих денечках» я никто - так вообще, в «Последней ночи» и в «Александре Пархоменко» я дрянь - меня бросили на отрицательные роли, потому что в советской положительной героине не должно быть секса, который «они» во мне нашли, и только в жалкой и плохой «Майской ночи» у меня Панночка, есть попадание в гоголевскую сказку, а фильм прошел по окраинам. В колхозах…»

 

В 1937 году в третий раз арестовали ее отца. А вслед за ним – и бабушку.


Для Татьяны это было страшным ударом. От одиночества и отчаяния она снова сошлась с Дмитрием. Но тот вел себя так же, как и раньше. Татьяна снова ушла от него, теперь уже окончательно. Из театра ее уволили как дочь врага народа. И опять она осталась без работы, с мамой и маленькой дочкой на руках, и не было человека, на которого она могла бы положиться.

 

Происходило странное: из театра уволили, а фильмы «Горячие денечки» и «Пышка» идут, и идут с успехом. Так же как и фильм «Последняя ночь», где Татьяна сыграла гимназистку. Премьера его прошла незадолго до ареста отца и бабушки, а фильм продолжал идти во всех кинотеатрах.

 

Татьяна решила уехать из Москвы, обратиться к одному из старых русских мастеров театра - пусть скажут, надо ли вообще быть артисткой, или успех был случаен. По ее мнению, таких мастеров было двое: Синельников в Харькове и Собольщиков-Самарин в Горьком, знаменитые в прошлом русские артисты, теперь режиссеры и художественные руководители театров. Выбор решился просто: до Харькова денег не хватило, поехала в Горький. Собольщиков-Самарин после прослушивания зачислил Татьяну в штат театра «артисткой первого положения». Играла в пьесе «Год девятнадцатый» Иосифа Прута. «Он спрятал мою трудовую книжку, оберегая меня от осложнений в связи с репрессиями», - вспоминает Татьяна Кирилловна.

 

Когда в Москве старшие друзья узнали, почему Татьяна пропала из поля зрения, и что она в Горьком, приехал Михаил Аркадьевич Светлов и привез свою новую пьесу в стихах «Сказка». Юрий Олеша, поэт Асеев, режиссер Арнольд, хотя и не были близкими друзьями, отнеслись к Татьяне внимательно, оберегали ее и не бросили после ареста отца. Приходили и другие, отчаянно смелые, добрые Зоя - жена писателя Казакова, Михаил Зощенко, артист Николай Черкасов. И вот новый арест - теперь брата Льва.

А в Горьком начались репетиции юбилейного спектакля «Человек с ружьем», в котором Татьяна играла жену Шадрина. В Москве закрыли театр Охлопкова - был очередной пленум ЦК по вопросам идеологии. Существовать без театра Татьяна уже не могла. «Когда выхожу на сцену, мне хочется принести людям радость, успокоение, счастье, они должны просветлеть, тогда и я счастлива». В театре она отыграла два сезона.

 

Пригласили сниматься в фильме «Майская ночь» в роли Панночки. Татьяна прощается с театром, с Горьким и едет в Киев на студию Довженко. Съемки проходили живописном украинском селе. В Киеве Татьяна подружилась с Петром Алейниковым и Борисом Андреевым. Вместе снимались у режиссера Лукова.

 

Борис Горбатов  предложил ей выйти за него замуж, и Татьяна согласилась сразу. Как она признавалась позже, это был вынужденный шаг, чтобы избавить семью от нищеты. «Да, я продавала себя, – скажет она потом, уже в глубокой старости, в одном интервью. – Продавала ради мамы и дочери. Бросьте в меня камень, кто сам без греха».

С Борисом Горбатовым.


После замужества можно было наконец-то не думать о хлебе насущном. Можно было вернуться к творчеству! Работать в Москве Окуневская не могла, поэтому отправилась в Горький, где успешно прошла прослушивание и поступила в штат театра «артисткой первого положения». Играла в пьесах «Год девятнадцатый» и «Человек с ружьем».

А потом началась война. Горбатов ушел на фронт, а Татьяна вместе с театром отправилась в эвакуацию в Ташкент. В душном, грязном южном городе было невыносимо, она хотела ехать на фронт кем угодно – пусть даже медсестрой, чтобы принести хоть какую-то пользу Родине… Но она не могла оставить родных, они погибли бы без нее.


Татьяна снимается в фильме «Александр Пархоменко». Живет на студийный паек, которого добился Луков. Съемочная группа едет в эвакуацию в Ташкент. Снова, как в «Пышке», съемки ночью, днем нет электроэнергии. Из Алма-Аты пришло распоряжение снять короткометражный фильм, как подарок фронту параллельно с «Пархоменко» и очень быстро. Фильм сняли, он назывался «Ночь над Белградом». Татьяна играла доктора в радиостудии. В фильме она впервые пела с оркестром. Картина вышла на экраны, в то время как Татьяна уехала на фронт. Картина оказалась сродни взрыву и стала вторым рождением Татьяниной звездности. На улицу выйти невозможно: целуют незнакомые люди, песню распевают на улицах. Татьяна пела в госпиталях, без музыки, акапелла, выступала на фабриках, в учреждениях. Очень хотела на фронт, но ничего не получалось. В Ташкенте она познакомилась с Анной Ахматовой, которая приехала из блокадного Ленинграда. Там же в эвакуации находился Театр им. Ленинского Комсомола. Татьяну пригласил его художественный руководитель Иван Николаевич Берсенев и предложил ей роль Роксаны в спектакле «Сирано де Бержерак». Мечта о фронте сжигала Окуневскую. Вдруг актер Л.Кмит, рвущийся по каким-то своим делам в Москву, предлагает сделать шефские концерты на аэродроме. Выступление летчики приняли на «ура», и Кмит, воспользовавшись этим, уговаривает летчиков взять их с Татьяной в самолет без пропусков. Так и прилетели в Москву. К счастью, их не арестовали, не отправили обратно, а выпустили с аэродрома с временными пропусками. Вскоре из эвакуации вернулся театр «Ленком», и начались репетиции спектакля «Сирано». В Москве все потихоньку оживает. «Ленком» принял пьесу «Юность отцов». Берсенев буквально вел Татьяну за руку в каждой сцене. Пьеса прошла с успехом. Спектакль «Сирано де Бержерак» «взорвал» Москву. После каждого представления Татьяна утопала в цветах и зажмуривалась от золота орденов, звезд, медалей. Когда зажигали в зале свет, и она выходила с Берсеневым на поклоны, им долго и восторженно аплодировали.

 

Начались съемки фильма «Отцов и детей», либретто которого Татьяна писала вместе с Борисом Горбатовым. Каждый свободный от съемок и театра день она выступает в концертах, поет мамины старинные романсы и «Ночь», всегда с большим успехом.

 

В 1945 году Т.К.Окуневская приступила к работе над фильмом «Давид Гурамишвили», где снялась в роли царевны Елизаветы Петровны, дочери Петра Первого. Съемки проходили в Зимнем Дворце. Татьяне пришлось много пережить, пока не утвердили на роль. Академик Орбели был консультантом фильма и возмущался, что на роль царицы пригласили какую-то комсомолку, но когда Татьяна появилась в полном гриме из-за поворота лестницы в Зимнем, в белом парике, черном платье, в окружении фрейлин и начала спускаться прямо в Орбели, он просто застонал от восторга и бросился целовать ей руки.

 

Война закончилась. Жизнь менялась.

Окуневская 14

 

Как-то Татьяна была приглашена на обед в Югославское посольство. Посол пригласил ее посетить страну вместе с фильмом «Ночь над Белградом».

 

Потом был вызов в ЦК партии к высшей власти по искусству. Предложили выступить с показом трех фильмов: «Ночь над Белградом», «Александр Пархоменко». «Это было в Донбассе», везде, где стоят наши войска. И вот выезд за границу. Это казалось как сон: Болгария, Румыния, Трансильвания, Альпы, Югославия, в ней - Словения, Черногория, Македония, Венгрия, Чехословакия, Австрия.

 

По приезде в Москву начались репетиции пьесы «Под каштанами Праги». Успех спектакля был настоящий, большой. Премьера за премьерой! Театр становился одним из лучших в Москве. Татьяна играет до двадцати спектаклей в месяц. Снимается в фильме «Мальчик с окраины». Через некоторое время Татьяну приглашает сниматься в свой фильм «Сказка о царе Салтане» режиссер Александр Роу на роль царица Милитриссы. Партнерами по фильму были известнейшие актеры: Б.Тенин, Л.Сухаревская, И.Зарубина, В.Ларионов, Г.Милляр. Снимали на студии Довженко. Одновременно наметился переход в театр Охлопкова. Договорились, что она подает заявление об уходе, доигрывает спектакли, заканчивает съемки и по возвращении переходит в театр к Охлопкову.


В Югославии она познакомилась с самим маршалом Иосифом Броз Тито, который, как оказалось, был заочно влюблен в нее и хотел безумно… Тогда Татьяне это льстило. Домой возвращаться было тяжело: как с веселого бала – за решетку тюремной камеры. «Лучше было и не ездить в Европу, – вздыхала Татьяна, – чтобы не видеть, как могут жить люди». В России было плохо – бедно, голодно, холодно. И страшно. После легкой и веселой Европы особенно страшно... Впрочем, Татьяна не бедствовала. Ее муж получил Сталинскую премию за книгу «Непокоренные», что сразу поставило их семью в привилегированное положение. Они получили пятикомнатную квартиру и возможность роскошно обставить ее. Горбатов купил Татьяне «Мерседес», сделанный по спецзаказу. Не было недостатка и в туалетах, которые шили специально для нее самые знаменитые и дорогие модистки. Татьяна блистала на светских приемах. И в театре ей давали лучшие роли. Горбатов исполнил данное ей когда-то обещание сделать для нее все. Татьяна пользовалась добытыми для нее благами и вместе с тем презирала мужа за бесхарактерность и подхалимаж перед властью. Сама она попрежнему не боялась ничего. Открыто гордилась родными, объявленными «врагами народа». Чего стоил в те времена один только ее тост: «За тех, кто в Сибири!»

Окуневская 16


Однажды актрису пригласили принять участие в кремлевском концерте. Заехать за ней должен был народный комиссар внутренних дел Берия. Точно в назначенное время возле дома актрисы остановился черный лимузин. «Из машины вышел полковник и усадил меня на заднее сиденье рядом с Берия, — вспоминала Окуневская. — Он был весел, игрив, достаточно некрасив, дрябло ожиревший, противный серо-белый цвет кожи. Оказалось, мы не сразу едем в Кремль, а должны подождать в особняке, когда кончится заседание. Входим. Полковник исчез. Накрытый стол, на котором есть все, что только может прийти в голову.

 

Я сжалась, сказала, что перед концертом не ем. Он начал есть некрасиво, жадно, руками. Пьет вино, пьянеет, говорит пошлые комплименты, какой-то Коба меня еще не видел живьем. Спрашиваю, кто такой Коба. «Ха! Вы что, не знаете, кто такой Коба? Ха! Это же Иосиф Виссарионович». Наконец, в три часа ночи он объявил, что заседание «у них» кончилось, но Иосиф так устал, что концерт отложили. Я встала, чтобы ехать домой. Он сказал, что теперь можно выпить и что, если я не выпью этот бокал, он меня никуда не отпустит. Я стоя выпила. Он обнял меня за талию и стал подталкивать к двери и, противно сопя в ухо, тихо сказал, что поздно, что надо немного отдохнуть, что потом он меня отвезет домой. И все, провал».


Татьяна рассказала о случившемся мужу, но что тот мог поделать? Борис бегал по комнате, что-то причитал, и в итоге ей же самой пришлось его утешать. Впрочем, избежать ареста в то время Татьяна могла и по более простой причине: из-за нежного отношения к ней Иосифа Броз Тито, которого советское руководство не захотело бы огорчать. По приезде в Москву Тито каждый раз желал видеть прекраснейшую из актрис, ходил на ее спектакли и непременно присылал по огромной корзине цветов. Двести роз редкостного, черного цвета.


С правителем Югославии Татьяна Кирилловна познакомилась в 1946 году во время ее гастрольной поездки по стране, югославы с восторгом принимали ее фильм «Ночь над Белградом». Через несколько дней в свою загородную резиденцию Окуневскую пригласил и сам маршал Тито. Машина доставила ее прямо к дворцу короля, который теперь занимал Тито. Актриса вспоминала: «Калитка, за ней шагает мне навстречу маршал в штатском, с садовыми ножницами и только что срезанными черными розами. У ноги — красавица-овчарка, впившаяся в меня глазами.

 

— А вот мы сейчас проверим, как вы ко мне относитесь. Если плохо, Рекс разорвет вас на части у меня на глазах.

 

Маршал очень интересный, приветливый, веселый. Рекс ласково урчит, и мы оба смеемся.

 

— А Рекс не может продемонстрировать, как вы относитесь ко мне?

 

— Может! Видите, как он не сводит с вас глаз…»

 

Следующая встреча советской кинозвезды и знаменитого маршала состоялась в Москве во время официального визита Тито в СССР. На устроенном в «Метрополе» банкете маршал пригласил Окуневскую на танец. «Наконец-то я держу вас в своих объятиях! — шептал он во время вальса. — Я думал, что никогда не дождусь вас, даже моя разведка не могла выяснить, где вы. Прошу вас, продолжайте улыбаться и выслушайте меня, другой возможности поговорить с вами у меня нет… Вы мне непреодолимо нужны, я ни жить, ни существовать без вас не могу, это уже давно, когда я увидел вас в войну в «Ночи над Белградом». Я приглашаю вас в Хорватию, мы построим для вас в Загребе, который вам так понравился, студию, вы будете сниматься, с кем вы хотите, язык преодолеете, а на первых порах вас будут озвучивать. Я все продумал…»

 

Но сказка, впрочем, как и все в этой жизни, имеет обыкновение заканчиваться. Маршал уехал в Югославию. И хоть и продолжал регулярно присылать Окуневской огромнейшие корзины роз на каждый ее спектакль, дальнейшие отношения были вряд ли возможны. Причин этому была масса. И замужество Окуневской, которая на момент встречи с Тито уже несколько лет как являлась супругой известного в те годы писателя Бориса Горбатова, было последней из них. Горбатов, кажется, наоборот, был счастлив видеть у своей супруги таких выдающихся ухажеров. На официальных приемах, на которые знаменитая супружеская чета приглашалась все чаще и чаще, Горбатов нарочно пропускал жену вперед и с удовлетворением наблюдал за произведенным эффектом.

 

Актриса все понимала, прекрасно знала цену своему браку, но изменить ничего не могла. Во время одного из банкетов Окуневская услышала в свой адрес злобное: «Продажная сука продала свою красоту и талант цековским холуям». Услышала и… стерпела. Потому что по сравнению с тем, что произошло с ней во время встречи с Берией, подобные высказывания были цветочками…


Когда Тито уезжал на родину, он продолжал общаться с любимой женщиной через посольство, непосредственно через посла Владо Поповича. Он был вынужден рассказывать Татьяне о любви к ней руководителя своей страны, и при этом... сам был влюблен в нее. Однажды Владо не удержался и признался Окуневской в своих чувствах.


«Дурман... наваждение... я тону в этих Христовых черногорских глазах... – вспоминала позже Татьяна. – Роман! Как сумасшествие! Может быть, это и есть любовь, которая снизошла на меня. Какой он нежный, тонкий, любящий! У нас появился наш домик, это Владо его нашел! Он часами ждет меня, сам готовит для меня вкусное, строго охраняет нашу тайну. А я?! Я считаю секунды встречи с ним, волнуюсь, выдумываю всякие сюрпризы и ни о чем не думаю – ни о чем! Близкие меня не узнают, я вдохновенна, весела, счастлива!»

 

Не менее влиятельным ухажером актрисы был и тогдашний министр госбезопасности СССР Виктор Абакумов. Но ему не повезло: когда в гостинице «Москва», во время одного из приемов, он полез к ней целоваться, она влепила ему пощечину. Правда, тогда она не знала, кем в реальности был этот человек. Он же ей этого не простил.


После того как Сталин рассорился с Тито, руководство страны уже не считало возможным закрывать глаза на любовную связь актрисы с югославским послом. Окуневская стала лишней картой в «югославском пасьянсе».

 

13 декабря 1948 года ее арестовывают по приказу Абакумова. Предъявили обвинение по статье 58, пункт 3, часть 2 - «Измена Родине в мирное время» (якобы она хотела бежать за границу, когда была там). И еще обвинили в «шпионаже и антисоветской агитации». Начался настоящий ад. Допросы, обвинения, издевательства. После Лубянки будут лагеря в Джезказгане. Потом опять - Лубянка, Бутырка, Матросская тишина, пересмотр дела и опять лагерь, лагпункт №36.


Окуневская 12

Продолжение следует...

 

Tags: актрисы
Subscribe

  • Беляева Ольга Сергеевна

    Одним из немногих режиссёров, запомнившихся из эпохи кинематографа 90-х стал Дмитрий Астрахан. Его необычные фильмы "Всё будет хорошо",…

  • ОРЛОВА Любовь Петровна

    Народная артистка СССР (1950) Лауреат Государственных премий СССР (1941, за участие в фильмах «Волга-Волга» и…

  • НАЗАРОВА Маргарита Петровна

    Актриса цирка и кино, дрессировщица тигров Народная артистка РСФСР (1969) Маргарита Назарова родилась 26 ноября 1926 года в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments

  • Беляева Ольга Сергеевна

    Одним из немногих режиссёров, запомнившихся из эпохи кинематографа 90-х стал Дмитрий Астрахан. Его необычные фильмы "Всё будет хорошо",…

  • ОРЛОВА Любовь Петровна

    Народная артистка СССР (1950) Лауреат Государственных премий СССР (1941, за участие в фильмах «Волга-Волга» и…

  • НАЗАРОВА Маргарита Петровна

    Актриса цирка и кино, дрессировщица тигров Народная артистка РСФСР (1969) Маргарита Назарова родилась 26 ноября 1926 года в…