V.V. (bosoj) wrote in chtoby_pomnili,
V.V.
bosoj
chtoby_pomnili

Categories:

Анна Бунина




Немногие знают поэтессу начала XIX столетия Анну Бунину, а когда-то ее имя звучало наравне с именами Державина, Шишкова, Капниста и других известных и поныне русских писателей.

Происходила она из древнего дворянского рода, к которому принадлежали В.А.Жуковский и И.А.Бунин. Из одной черновой записи Анны Ахматовой: «...В семье никто, сколько глаз видит кругом, стихи не писал, только первая русская поэтесса Анна Бунина была теткой моего деда Эразма Ивановича Стогова...» И далее - известные нам подробности из семейных хроник: «Стоговы были небогатые помещики Можайского уезда Московской губернии, переселенные туда за бунт при Марфе Посаднице. В Новгороде они были богаче и знатнее».


Анна рано осталась без матери, ее взяла к себе тетка. Воспитываясь у нее, в рязанской тиши, Анна полу­чила первое незамысловатое образование: она знала лишь русскую гра­моту да четыре правила арифметики. Тогда этого считалось более, чем достаточно. Зато много внимания уделялось рукоделию: девушка хорошо вышивала, плела кружева. Выучиться иностранным языкам, музыке, пению нечего было и думать. Для подобных вещей существовали столицы.
Когда умер старый Бунин, оставив дочери средства, дававшие ей 600 рублей дохода, Анна поехала в Петербург повидаться со своим братом, морским офицером.
Оглядевшись, она, к неодобрению рязанской родни, реши­ла в столице поселиться.

Подыскала квартиру на Васильевском острове и неистово занялась за самообразование, несмотря на свои уже не юные 28 лет. Она стала учиться французскому, немецкому и английскому, фи­зике, математике и в особенности российской словесности.
Но жизнь в Петербурге была дорога, и Анна в полтора года истрати­ла весь свой капитал. Появились долги. Брат познакомил ее с петербургскими литераторами, которым Анна показала свои первые стихи. Вскоре в 1806 г. в печати появляется стихотворение Анны Буниной. Выходит и первый сборник поэтессы «Неопытная муза» (1909), имевший большой успех. Это издание было преподнесено императрице Елизавете Петровне, которая пожаловала автору ежегодную пенсию в 400 рублей.

С этого часа началась слава Буниной. Были и до нее писательницы – М. Сушкова, автор «Ироид, музам посвященных», А.Вельяшева-Волынцева, напечатавшая перевод с французского «0 графе Оксфордском и Милодии Гербии», княжна Е.Урусова, княжна Е. Меншикова. Но Анна Бунина, по единодушному мнению критики, превозошла их талантом.
Она выпускает новую книгу стихов, переводит с французского. В альбомы переписываются ее «Сафические стихотворения» и «Подражание лес­бийской стихотворице».
Сборник «Неопытная муза» вызвал одобрение литературных мэтров, в том числе Державина, Дмитриева, Крылова (зачитавшего в 1811 г. на собрании «Беседы любителей русского слова», почетным членом которой поэтесса стала в том же году, ироикомическую поэму Буниной Падение Фаэтона, на один из сюжетов Метаморфоз Овидия) и особенно А. С. Шишкова «необыкновенным даром... изображать состояние души своей». В 1811 г. Бунина публикует прозаические «Сельские вечера», в 1812 – патриотические стихи, воодушевленные Отечественной войной. В 1815–1817 находилась на лечении в Англии; ее письма оттуда (не сохранившиеся), по свидетельствам современников, глубиной и тонкостью наблюдений, общей сентименталистской тональностью напоминали «Письма русского путешественника» Н.М.Карамзина. В 1817 г. опубликовала перевод драмы мадам С.-О.Жанлис «Агарь в пустыне», в 1823 г. в «Дамском журнале» стихотворения «Ближним».
Российская Академия наук за свой счет (учитывая затруднительность материального положения Буниной) издала ее Собрание стихотворений (тт. 1–3, 1819–1821).

Именуемая многими «русской Сапфо» (отчасти из-за пристрастия к античной поэзии, которой Бунина нередко подражала), поэтесса оставила стихи как в жанрах философских медитаций и гимнов, воспевая «подвиги мужей», погибших на Бородинском поле, так и задушевно-интимную, камерную лирику, часто отходящую от свойственной поэтическому языку Буниной тяжеловесности, архаичности и риторичности (результат близости к «Беседе» и повод для иронического отзыва о Буниной в некоторых сатирах А.С.Пушкина), подкупающую искренностью чувств, биографической достоверностью, непринужденной шутливостью.



В 1812 году Бунина, откликаясь на грозные события, преподно­сит императору гимн: «Песнь Александру Великому, победителю Наполеона и восстановителю царств».

Совершенно неожиданно Анна заболела, у нее открылся рак, превратив­ший оставшуюся жизнь в страдание. Лучшие медики лечили ее, император лично следил за самочувствием Буниной. Было решено везти ее в Англию, славившуюся в то время лекарями. Ока пробыла гам два года.
Кстати Вальтер Скотт, как он рассказывал, 1917 г. получил письмо от Анны Буниной, жившей в то время в Англии. Вероятно, это было не только первое письмо, полученное им от русской женщины, но и, помимо того, первое письмо, адресованное ему человеком, причастным к русской литературной жизни и притом по прямому литературному поводу. Речь шла об одной из ранних романтических поэм В. Скотта, «Мармион», и о том восторге, который вызвало это произведение у его русской читательницы.
Вернувшись в Россию, Анна сочиняла уже мало. В 1821 г. выпустила полное собрание в трех книгах. Ей была пожалована пожизненная, пенсия. Последние пять лет жиз­ни Бунина провела в Москве и ряжской деревне. Болезнь довела до того, что она не могла даже лежать, единственная удобная поза была - на коле­нях. К этим последним месяцам относится ее стихотворение «К ближним»:


Любить меня и нет, жалеть и не жалеть

Теперь, о ближние! вы можете по воле.
Едва из тела дух успеет излететь.
Нам жалость и любовь не нужны боле.

В последние недели она усердно читала Библию.
Скончалась в конце 1829 г. и похоронена в деревне Урусово Рязанской губернии.
У Евгения Евтушенко есть неплохое стихотворение, посвященное Анне Буниной.




Анна Первая


Она вздыхала так:

«Мной матушка скончалась…»,

мешая кочергой в печи свою печалость,

и ни лежать, ни сесть от боли не могла,

и так жила она в предсмертьи на коленях,

и на нее в мучительных моленьях

чуть золотой лицом от искр в поленьях

Бог, побледнев, смотрел из красного угла.

Прабабка всех – и Анны, и Марины,

Одоевцевой и Раисы Блох,

она всех женщин пишущих мирила,

но тут, к несчастью, не помог и Бог.

Когда из живота чекисты Ольге

ребенка вышибали сапогом,

кровавые ошметки и осколки

из Анны Буниной и красной комсомолки

над всей Россией реяли кругом.

И, Беллы Ахмадулиной прапра,

под шляпой,

смётанной парижистой иголкой, –

она явилась к Сахарову в Горький

и хризантемами мильтонов прорвала.

Есть в женщинах-поэтах постоянность

достоинства, в отличие от нас.

Та Анна на коленях настоялась

за них за всех. Вот кто – не Бог их спас.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments