Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Categories:

ЗАМЯТИН Евгений Иванович (часть 1)


Замятин 1

Писатель.

Мы.

 


Родился 20 января (1 февраля) 1884 в городе Лебедянь Тамбовской губернии (Липецкая обл.) в семье небогатого дворянина.

 

Большое влияние оказало на Замятина домашнее воспитание. «Рос под роялем: мать — хорошая музыкантша, — писал он в автобиографии. — Гоголя в четыре — уже читал. Детство — почти без товарищей: товарищи — книги».


Как отмечал в своей автобиографии сам писатель, он родился в семье священника «среди тамбовских полей, в славной шулерами, цыганами, конскими ярмарками и крепчайшим русским языком Лебедяни — той самой, о какой писали Толстой и Тургенев». После окончания Воронежской гимназии с золотой медалью Замятин выбрал себе совершенно неожиданную профессию. Он стал студентом кораблестроительного факультета Петербургского политехнического института. Практика на различных заводах и на пароходе «Россия», на котором будущий писатель плавал от Одессы до Александрии, дала ему самые разные впечатления.

Замятин в возрасте двух лет.


Замятин принял участие в революционных событиях 1905 года на стороне большевиков. Его арестовали и выслали в родные места. Когда спустя некоторое время Замятин вернулся в Петербург, ему пришлось жить на полулегальном положении. Тем не менее, в 1908 году он заканчивает политехнический институт, и его оставляют при кафедре корабельной архитектуры преподавателем.


Три года напряженной работы: чертежи, поездки на стройки, статьи в специальных журналах чередовались с написанием первых литературных произведений. Первый рассказ Замятина появился в 1908 году, однако началом профессиональной деятельности сам писатель считал 1911 год, когда была опубликована его повесть «Уездное», которая сразу же стала пользоваться огромным успехом у читателей, а критика назвала это произведение литературным событием.

Замятин 8


В то время Замятин сближается с группой «Заветов», куда входили такие писатели, как А.Ремизов и М.Пришвин. Молодой писатель начинает вырабатывать свой собственный стиль, который можно было назвать «орнаментальным» — настолько изящны и многослойны его описания: «Солнце, песок, черномазые арабы, песок, верблюды, песок, кактусы. Где-нибудь в другом месте не арабы, а турки, и опять — солнце, верблюды, песок» («Три дня», 1913). Причем южное описание в этом произведении предваряет рассказ о событиях на броненосце «Потемкин». Подобная отстраненность повествования была характерна уже для прозы двадцатых годов. Родоначальником ее считается В.Шкловский. Но оказывается, что она существовала в русской литературе гораздо раньше.


Другой особенностью прозы Замятина той поры стал ярко выраженный этнографизм, не случайно его называли также писателем-бытовиком. В это время в произведениях Замятина появляется сатирическая тональность. Он изображает мир русской провинции, уездного мещанства, который до него и параллельно с ним изображали М.Горький в повести «Городок Окуров» и А.Толстой в «Заволжье».


Критика писала о нем: «В голосе молодого художника прежде всего и громче всего слышится боль за Россию. Это основной мотив его творчества, и со всех страниц немногочисленных произведений Замятина ярко и выпукло проступает негодующий лик нашей родины, — больная запутанность русской «непутевой» души, кошмарная и гибельная беспорядочность нашего бытия и тут же рядом жажда подвига и страстное искательство правды...»


Замятин смотрел на российскую действительность взглядом заинтересованного и сочувствующего человека. Поэтому, обнажая пустоту и невежество российского люда, он искренне переживает за него и жалеет. Писатель отыскивает человеческое под такой скорлупой, под такими застывшими наростами, где, кажется, уже негде укрыться и выжить душе. Такая «достоевская» жалостливость, видящая униженных и оскорбленных не только в тех, кто социально угнетен и растоптан, но даже в тех, кто их топчет (ведь они и сами в определенном смысле «жертвы», продукт среды и обстоятельств), присуща всему творчеству Замятина.

Замятин 4


В 1914 году в журнале «Заветы» была опубликована антивоенная повесть Замятина «На куличках», которая вызвала большой общественный резонанс. В результате редакция журнала и сам автор были привлечены к суду. Правда, суд разобрался по справедливости, Замятина оправдали, и в 1916 году он уезжает в командировку в Англию.


 К тому времени писатель зарекомендовал себя искусным корабельным инженером-архитектором. По его собственным словам, им владели два чувства, «две жены» — литература и техника, кораблестроение. В Англии он работает на заводах в Глазго, Ньюкасле, Сандерленде, Саутшилдсе, разрабатывает чертежи ледоколов «Святой Александр Невский» (после революции — «Ленин»), «Святогор» (потом— «Красин»), «Минин», «Пожарский», «Илья Муромец». Они и строились при его непосредственном участии.


 Написанная им повесть «Островитяне» вновь вызывает скандал, поскольку на сей раз в сатирической, пародийной форме Замятин изобразил Англию. Он мастерски использует самые разные художественные приемы — аллегорию и реминисценцию, иронию и ассоциативные параллели. Жизнь в Англии убедила Замятина, что сам по себе технический прогресс в отрыве от нравственности, духовного развития не только не способствует улучшению человеческой породы, но грозит вытеснить человеческое в человеке.


После Октябрьской революции Замятин организовывает различные литературные кружки, вместе с Н.Гумилевым обучает литературной технике начинающих писателей. Однако в своих произведениях и критических статьях писатель выступает против зарождающейся тоталитарной системы, где настоящее искусство оказывается никому не нужным. Своеобразным эстетическим манифестом писателя становятся рассказы «Пещера» (1920), «Мамай» (1920), «Атилла» (1928). В них он прямо говорит о начальном периоде коммунизма как о возвращении в эпоху первобытных людей, где царят варварские отношения. Позже эти настроения творчески разовьет в своем романе-исследовании той поры «Сивцев Вражек» (1928) М.Осоргин.

 

 Но настоящий скандал разразился после публикации романа «Мы». Революционные власти восприняли это произведение Замятина как злобную карикатуру на социалистическое, коммунистическое общество будущего.


Роман был сразу же опубликован на чешском, английском и французском языках, в России же он вышел только в 1988 году. Замятин блестяще соединил русскую и европейскую традиции, использовав идеи Ф.Достоевского (о Благодетеле) и Г.Уэллса (о будущем мире машин, где человеческое начало отводится на второй план). Открытая им мифологизация формы в сочетании с ярко выраженным футуристическим началом повлияла на О.Хаксли, создавшего роман «Этот прекрасный новый мир» и Дж.Оруэлла с его романом «1984».


Обновление формы проявилось и в созданных Замятиным в двадцатые годы пьесах. Наиболее интересно из них драматическое представление «Блоха», созданное драматургом по мотивам сказа Н.Лескова «Левша». Оно с успехом шло в Московском Художественном театре, а декорации к спектаклю были выполнены Б.Кустодиевым.


Обстановка вокруг Замятина накалялась, ему не могли простить независимости, острого и правдивого языка. Он не умел и не мог говорить и писать неправду.

 

Творческая судьба Евгения Замятина может служить наглядным примером того, как русский писатель стал родоначальником целого направления в литературе, но не у себя на родине, а в европейской культуре. Причем произошло это неожиданно не только для него самого, но и для окружающих. Замятин относится к числу тех писателей, чье творчество во многом определялось социальными мотивами, но никоим образом не сводилось только к ним. Он вошел в русскую культуру и как прекрасный литературовед, разработавший собственную филологическую концепцию.


В своей внутренней рецензии на однотомник избранных произведений Замятина В.Шкловский заметил: «Без него наша литература была бы неполной».

 

 

Юрий Анненков.

Из книги воспоминаний "ДНЕВНИК МОИХ ВСТРЕЧ. Цикл трагедий"

 

 

С Евгением Замятиным, самым большим моим другом, я впервые встретился в Петербурге, в 1917 году.

 

Значение Замятина в формировании молодой русской литературы первых лет советского  периода - огромно. Им был организован в Петрограде, в Доме Искусств, класс  художественной прозы. В этой литературной студии, под влиянием Замятина,  объединилась,  и  сформировалась  писательская  группа "Серапионовых  братьев": Лев  Лунц,  Михаил  Слонимский,  Николай  Никитин, Всеволод  Иванов,  Михаил  Зощенко,  а  также -  косвенно  - Борис Пильняк, Константин  Федин  и Исаак Бабель. Евгений Замятин был неутомим и превратил Дом Искусств в своего рода литературную академию.  Количество лекций, прочитанных Замятиным в своем классе, лекций,  сопровождавшихся чтением произведений "Серапионовых братьев" и  взаимным  обсуждением литературных проблем, и, разумеется, - прежде  всего, - проблем литературной формы, - было   неисчислимо. 

    

Эти  лекции  представляют  собой  несомненный  интерес. Они не страдают педантизмом.

 

  с  самого  начала  отрекаюсь  от  вывешенного заглавия моего курса. Научить  писать  рассказы  или  повести  -  нельзя.  Чем  же  мы будем тогда заниматься?  - спросите вы. - Не лучше ли разойтись по домам? Я отвечу: нет. Нам все-таки есть чем заниматься...

 

...Есть большое искусство и малое искусство, есть художественное творчество и  художественное  ремесло...  Малое  искусство,  художественное ремесло - непременно  входит, в качестве составной части, в большое. Бетховен, чтобы написать Лунную  Сонату, должен был узнать сперва законы мелодий, гармоний, контрапункций, т.е. изучить музыкальную технику композиций, относящуюся к области художественного ремесла. И Байрон, чтобы написать "Чайльд-Гарольда", должен был изучить технику стихосложения. Точно так  же  и  тому, кто хочет посвятить себя творческой деятельности в области художественной прозы, - нужно сперва изучить технику художественной прозы", - писал Замятин.

 

"Мелодия  - в  музыкальной  фразе осуществляется: 1) ритмическим ее построением;  2)  построением гармонических элементов в определенной тональности и 3) последовательностью  в изменении силы звука, - продолжал Замятин.

 

Мы  займемся,  прежде  всего,  -  вопросом  о  построении  целых фраз в определенной  тональности,  тем, что в художественном слове принято называть инструментовкой...

 

Инструментовка  целых фраз на определенные звуки или сочетания звуков - преследует уже не столько цели гармонические, сколько цели изобразительные. Всякий  звук человеческого голоса, всякая буква - сама по себе вызывает в  человеке  известные  представления, создает звукообразы. Я далек от того, чтобы  приписывать  каждому звуку строго определенное смысловое или цветовое значение.  Но  -  Р  -  ясно  говорит  мне о чем-то громком, ярком, красном, горячем,  быстром*.  Л  -  о  чем-то  бледном,  голубом,  холодном, плавном, легком.  Звук  Н  -  о чем-то нежном, о снеге, небе, ночи... Звуки Д и Т – о чем-то  душном,  тяжком,  о  тумане,  о  тьме,  о затхлом. Звук М - о милом, мягком,  о  матери,  о  море. С А - связывается широта, даль, океан, марево, размах.  С  О  -  высокое,  глубокое,  море,  лоно.  С  И - близкое, низкое, стискивающее и т.д.".

    

Говоря о Гумилеве и Замятине, Николай Оцуп писал:

 

"Вряд  ли  будет  ошибкой назвать начало третьего литературного десятилетия  в  России  студийным... Хорошо было начинающим стихотворцам: у них был незаменимый,  прирожденный учитель - Гумилев. Но  как обойтись будущим прозаикам без  своего  учителя? Не будь в то время в Петербурге Замятина,  его  пришлось бы выдумать. Замятин и Гумилев - почти ровесники. Первый  родился в 1885  году, второй годом позже. Революция застала того и другого  за  границей.  Гумилев  был  командирован  в  Париж  с поручениями военного  характера, Замятин - в Англию, наблюдать за постройкой ледокола "Александр  Невский"  (впоследствии "Ленин"). Оба осенью 1917 года вернулись в  Россию.  Есть  что-то  общее  в  их обликах, в их отношении к литературе. Гумилев был человеком редкой дисциплины, сосредоточенной воли, выдержки. Теми  же качествами привлекателен характер Замятина. Каждый из них алгеброй гармонию  проверил.  Тот  и  другой твердо знали, что мастерство достигается упорной работой".

 

Замятин,  это,  прежде  всего,  -  замятинская  улыбка, постоянная,  нестираемая.  Он  улыбался  даже  в самые тяжелые моменты своей жизни.  Приветливость его была неизменной. Счастливый месяц летнего отдыха я провел  с ним в 1921 году, в глухой деревушке, на берегу Шексны. Заброшенная изба,  сданная  нам местным советом. С утра и до полудня мы лежали на теплом песчаном  берегу  красавицы  реки.  После  завтрака - длинные прогулки среди диких  подсолнухов,  лесной  земляники, тонконогих опенок и, - потом – снова песчаный  берег  Шексны,  родины самой вкусной стерляди. Волжская стерлядь - второго сорта.

 

Потом  -  вечер.  Светлый, как полдень. Затем - ночь. Белые ночи. Спать было  некогда.  Мы проблуждали,  должно быть,  сотни верст, не встретив ни одного  волка,  ни  медведя,  ни  лисиц. Только  - редкие, пугливые зайцы и лесная  земляника,  брусника,  черника,  клюква,  которые  мы  клали  в  рот горстями.  Иногда  над Шексной пролетали горластые дикие утки... Впрочем, мы много  работали,  сидя  в  кустах  или  лежа в траве: Замятин - со школьными тетрадями, я - с рисовальным альбомом. Замятин "подчищал", как он говорил, свой  роман  "Мы",  и  готовил  переводы  то ли - Уэллса, то ли - Теккерея. Я зарисовывал пейзажи, крестьян, птиц, коров.

 

Часам к шести вечера Людмила Николаевна, жена Замятина, ждала нас к обеду,  чрезвычайно скромному, хотя  появлялась  в меню иногда и выуженная нами  исподтишка  стерлядка.  Позже,  -  ближе  к белой ночи - липовый чай с сахарином.

С семьей.

 

 


 Продолжение следует...

Tags: писатели
Subscribe

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment