Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Categories:

МЕНАКЕР Александр Семенович (часть 1)


Менакер 1

Заслуженный артист РСФСР (1978)  


Александр Менакер родился 8 апреля 1913 года в семье петербургского юриста Семена Исааковича Менакера.

 

Тяга к театру у него проявилась еще в школьные годы. Каждые вечера он бегал в театры. Уже тогда ребенком, у него был любимый театр - Александринский и любимый артист - Илларион Николаевич Певцов.

 

Летом в 1928 году МХАТ приехал в Ленинград на гастроли. Юный Александр увидел в нем «совершенно необыкновенный театр». Его покорило искусство вахтанговцев - такие спектакли, как «Принцесса Турандот», «Чудо святого Антония», «Лев Гурыч Синичкин», «Комедия Мериме».

Менакер 2

 

В 1929 году Александр поступил на актерское отделение 1-й художественной студии при Большом драматическом театре. Будучи студентом 1-ой художественной студии, Менакер стал выступать в ансамбле «Голубой джаз», с которым летом 1930 года даже выехал на гастроли. В этом же году перешел на режиссёрский факультет Института сценического искусства. Окончил Техникум сценического искусства.

 

Выступать на эстраде начал с 1927-30 годах. С 1932 года работал в Государственном объединении музыки, эстрады и цирка и в Ленгорэстраде, исполняя музыкальные пародии и фельетоны.

 

В 1933 году Менакер оканчивает Ленинградский институт сценических искусств, с этого же года в Ленинградском мюзик-холле. С 1934 года актер, режиссёр. С 1935 года художественный руководитель в Джаз-театре Всеукраинского Дома Красной Армии в Харькове. В 1936-38 гг. - в Ленинградском мюзик-холле. А в 1937 году поступает в труппу Ленинградского театра миниатюр.

 

В 1938 году Александр Менакер был приглашен гастролером в спектакли Государственного театра эстрады и миниатюр. Там, в только что созданном в Москве театре артист познакомился с актрисой Марией Мироновой.

 

Летом 1939 года театр отправился на гастроли в Ростов-на-Дону. Под южным небом их роман развивался стремительно. Миронова развелась с мужем, Менакер – с женой. Так началась их долгая совместная жизнь.

 

Вскоре бывший муж Марии Михаил Слуцкий был арестован, как «враг народа». К чести Мироновой, она не оставила его в беде. Вместе с Менакером они носили передачи в тюрьму, хотя прекрасно осознавали, чем это может для них обернуться…

 

Мария Миронова и Александр Менакер поженились 26 сентября 1939 года в Ленинграде - родном городе Менакера, и переехали жить и трудиться в Москву - родной город Мироновой.

Осенью 1939 года Московский театр эстрады и миниатюр открылся второй сезон, и тогда впервые вместе Менакер и Миронова выступили на эстраде с сатирическими диалогами. Прозвучали стихотворение И. Уткина «Дело было на вокзале» и песенки-диалоги «Случай в пути» и «Телеграмма» Людмилы Давидович, исполненные на мелодии популярных песен. Публика отреагировала на этот дебют с большим восторгом. Благожелательно отозвалась и пресса. Так родился прекрасный дуэт, ставший впоследствии классикой советской эстрады.

Миронова и Менакер 3

 

В тяжелые военные годы они жили в эвакуации в Ташкенте, где у них серьезно заболел их сын Андрюша, которого удалось вылечить благодаря бескорыстной помощи жены летчика Михаила Громова, доставшей дефицитное лекарство сульфидин. Будучи артистами фронтовой бригады Калининского фронта, они выступали и на передовой, и на открытых площадках, и в сараях, а иногда в чудом уцелевших театральных зданиях разрушенных городов.

 

Александр Менакер и Мария Миронова стали не только верными и полноценными партнерами, но и организаторами нового театра - «Театра двух актеров». Можно ли сказать, что Александр Семенович в одном лице являлся и заказчиком, и завлитом, и директором, и режиссером, и исполнителем? Конечно, нет. Заслуга Марии Мироновой в этом тоже далеко немалая. Нельзя забывать о том, что благодаря творческому тандему «Театр двух актеров» дал потрясающие результаты.

 

Летосчисление своего «театра двух актеров» Миронова и Менакер ведут от январских репетиций 1940 года одноактной пьесы В. и К. Немоляевых и Л. Давидович «Роковая ошибка». В 1942 году Менакер был постановщиком антифашистской Программы «Вот и хорошо!», автором и исполнителем музыкального фельетона «Молитесь за него!». Один из режиссёров программы «Москвичи-земляки» (1942).

 

В 1948 году, когда в результате перестройки «Театра эстрады и миниатюр» закрыли их театр, Менакер и Миронова начали выступать самостоятельно. Миронова исполняла «Подслушанные телефонные разговоры», Менакер - музыкальные фельетоны. Выступая на эстраде, отдельно друг от друга они имели заслуженный зрительский успех, но подлинного творческого удовлетворения не получали.

 

Среди их первых совместных работ: «Московские встречи», «Знакомые портреты». Менакер и Миронова участвовали в программе театра «Эрмитаж» «Вот идет пароход» (1954) В. Дыховичного, М. Слободского и Б. Ласкина. С 1954 года Менакер и Миронова - в Московском театре эстрады до его закрытия. В эти годы «Театр двух актеров» - Мироновой и Менакера (директор и художественный руководитель) выпустил спектакль «Говорящие письма», обозрение «В нашем доме» (главным образом на тексты Ласкина), спектакль «Дела семейные» (1954), основой которого стала пьеса Ласкина «Слушается дело о разводе». С этими и другими эстрадными постановками и номерами Миронова и Менакер объездили всю страну. В городах, где они гастролировали, в прессе высказывались различные мнения об их выступлениях, но Миронова и Менакер относились ко всем высказываниям с пониманием и ко многим замечаниям старались прислушаться.

 

Миронова и Менакер также выступали в театре «Олимпия» с интермедией Б. Ласкина «Муж и Жена в Париже» во время поездки в Париж с эстрадной программой «Большой Мюзикл-холл СССР». В ней принимали участие певцы Муслим Магомаев, Евгения Мирошниченко, Батыр Закиров, пианист Алексей Черкасов, грузинский джаз под управлением Константина Певзнера, балетный ансамбль, а также несколько первоклассных цирковых номеров и т.д. Газета «Франс-суар» поместила небольшую заметку о концертах мюзик-холла, где выступление Мироновой и Менакера было определено как «фантастически смешной дуэт».

 

Затем последовали такие значительные постановки как «Семь жен Синей бороды» А. Володина, «Мужчина и женщины» Л. Зорина. Поздравляя Миронову и Менакера со спектаклем «Мужчина и женщины», драматург В. Коростылев поздравил отдельно и А. Менакера с исполнением еще одной роли - «постоянной - Менакера». «Это ведь тоже, - говорил Коростылев, - очень жизненная роль, истинного мужчины, который всегда пропускает женщину вперед. Менакер умеет «подать», «преподнести» Миронову, отступая при этом в тень кулис». Ему вторит и Б. Коган: «Миронова и Менакер - неразрывное единство… Их дуэт это - вечное и безупречное па-де-де на эстраде».

 

Менакер приводит в их театр драматургов Б. Ласкина, Л. Ленча, М. Слободского, В. Дыховичного, В. Полякова, М. Зощенко, Л. Шейнина, Л. Зорина, А. Володина, В. Масса и М. Червинского. Им ставили спектакли Б. Петкер и А. Лобанов. Более десяти лет они сотрудничали с режиссером Д. Тункелем, работать с которым было одно удовольствие. «Обладая безупречным вкусом, - вспоминала Миронова, - Тункель отсекал от нас все лишнее, помогал искать жизненную правду в сценических взаимоотношениях».

 

Менакер и Миронова с успехом выступали в СССР и за рубежом, несмотря на тяжелые военные годы и годы перестройки. Огромной популярностью у зрителей пользовались эстрадные спектакли «Дела семейные», «Кляксы», «Мужчина и женщины», «Номер в отеле».

 

Они удивительно дополняли друг друга. Как правило, Менакер появлялся в образе слабохарактерного мужа, а Миронова играла деспотичную и невежественную жену. Сценки были короткими, не более пяти минут, но актеры настолько ярко раскрывали свои образы, что создавалось впечатление, будто перед зрителями в одно мгновение пролетал целый фильм, смешной и искрометный.

 

Вспоминает Борис Львов-Анохин, главный режиссер Нового драматического театра: «Этот дуэт встречали с восторгом во всех городах всей России. Их разговоры, споры, ссоры, препирательства заставляли стонать от смеха огромные залы, до отказа набитые зрителями. Я имел счастье репетировать с ними в их счастливом доме. Дом был счастливым, потому что в нем никогда не прекращалась игра - опять-таки юмористические споры, ссоры, препирательства, обмен колкостями, - быт был весело театрализован, состоял из талантливейших импровизаций, этюдов, остроумных пассажей. Очень смешные игры, в которых сквозь юмор светилась огромная нежность...»

К сожалению, кинематограф не нашел применения для талантливого актера. Те редкие фильмы, где Менакер снимался в кино, собственно говоря, даже и не в полном смысле слова кино – а продолжение его эстрадных номеров. Таким был и фильм-концерт Веры Строевой «Веселые звезды» (1954), и телеальманах Михаила Григорьева «Короткие истории» (1963), и фильм-спектакль Бориса Льва-Анохина «Мужчина и женщина» (1978).

Семейная жизнь Мироновых-Менакера, несмотря на трудности совместной профессиональной деятельности, удалась. И тому подтверждение их сын Андрей Миронов – обаятельный, талантливый актер Сатиры. Он вырос в атмосфере любви и порядка. Чувство родительского дома связано у него с самой счастливой порой его жизни. «Андрей, - вспоминал Григорий Горин, - весь отсюда, из этой ухоженной московской квартиры, где тесно не только от обилия книг и картин, но, прежде всего от веселых и талантливых людей, которые постоянно собирались здесь». У них гостили Сергей Юткевич, Борис Ласкин, Леонид Арканов, Григорий Горин, Леонид Ленч, Людмила Давидович, Владимир Поляков, а также Утесовы, Верейские, Слободские, Петкеры, Бруновы, Цейтлины, Зиновий Гердт, Борис Ефимов, Алексей Файко и Михаил Вольпин.

«Мама хотя и была строга, но баловала меня, - вспоминал Миронов, - а отец, напротив, несмотря на свою мягкость и деликатность умел трезво смотреть на жизнь. Отец был по-настоящему интеллигентным человеком. Он любил людей, искренне, от души радовался успеху другого. Если видел истинный талант, необычайно ценил и уважал его. Я мало встречал людей, которые так могли проникаться проблемами другого человека, так проявлять действительную заботу и внимание к нуждающемуся, как это делал отец».

Менакер 3

 

Александр Семенович ушел из жизни 6 марта 1982 года. Он умер внезапно - остановилось сердце…

 
Источник.

 

Отрывки из книги Татьяны Егоровой

 

Это было в Петербурге весной. По прямым проспектам свистел ветер и приносил с Финского залива запах моря.

 

По оживленным берегам Громады стройные теснятся Дворцов и башен; корабли Толпой со всех концов земли К богатым пристаням стремятся; В гранит оделася Нева; Мосты повисли над водами…

 

На Невском продавали подснежники и фиалки. Молодая пара – Анна Осиповна и Семен Исаакович – с друзьями-юристами ранним весенним вечером ужинала в модном ресторане «Медведь» в отдельном кабинете. Подавали лососину, икру, рябчиков. Тихо звучал блюз. Говорили о юридических тайнах, тревожных слухах, светских новостях из Зимнего дворца. Вдруг Анна Осиповна с силой, глубоко вдохнула воздух, глаза расширились, брови поднялись.

 

– Ах! – вскрикнула она.

 

Начались схватки: Нюта была на сносях, ее быстро отвезли домой, вызвали акушерку, и она приняла в мир мальчика.

 

– Мальчик, мальчик! У вас мальчик! – радостно повторяла она, ловко делая свое дело. Подняла его вверх – он закричал на весь дом так, что у Нюты от счастья покатились слезы. Семен Исаакович находился в другой комнате, он был растроган: жена подарила ему сына, он слышал его крик, сердце отца взволнованно стучало, растроганность плавно переходила в счастье и – скачком – в восторг. Так, 8 апреля 1913 года в Петербурге появился на свет Алик, Александр Менакер, будущий муж и партнер Марии Мироновой, отец двух сыновей – Кирилла Ласкари и Андрея Миронова.

 

Отец новорожденного Алика, Семен Исаакович, был сыном потомственного ювелира, принявшего крещение и осевшего в Петербурге. До самой старости Исаак был поставщиком драгоценностей двора его величества. Сын, Семен Исаакович, ювелирным делом не интересовался и посвятил свою молодость Анне Осиповне и юриспруденции. Сын Алик подрастал, был живым и веселым мальчиком, родители не чаяли в нем души.

 

В трехлетнем возрасте его определили в детское музыкальное общество, своеобразный детский сад, где давали театральное и музыкальное образование. В 1916 году в Аничковом дворце группа детей из детского сада выступала перед царской фамилией. Они пели, играли сценки. Алику, как самому маленькому, была поручена роль мышки. Он был одет в серое трико с хвостиком и ушками. Выступление было ответственным, все волновались, и исполнитель мышки описался.

 

Мальчика стали пичкать образованием. В семь лет его определили в немецкую школу, бывшую «Аннешуле», где все предметы преподавались на немецком языке. Родители, как и все люди, принадлежавшие к их классу, увлекались театром и даже были заядлыми театралами. Театр, театр… Это территория, где собираются дамы и господа, показывают свои драгоценности, демонстрируют моды, жен, любовниц, мужей, завязывают знакомства и главное – получают бессознательное удовлетворение от того, что артисты на сцене работают в поте лица специально для них. Тут, конечно, иногда совпадают и удовольствия и катарсис, но – главное – бессознательное превосходство, которое рождает и восторг, и бурю аплодисментов.

 

Алик полностью повторял стиль жизни своих родителей. Он просто не вылезал из театра. Жанр был не важен – балет, эстрада, опера, драма. Он даже пишет, что после спектакля в Александринке «Горе от ума» заболел – всерьез, хронически и на всю жизнь. В этой фразе настораживают два слова – «заболел» и «хронически». Нервная система балансировала, была тонка и не готова к восприятию и отпору сильных эмоциональных натисков.

 

В жизнь ворвалась революция. Семен Исаакович вывозит семью на юг, в Кисловодск, к сестре Анны Осиповны. Существует легенда, что перед отъездом Семен закопал в Гатчине, где жил его отец, ящик с драгоценностями. Но семья быстро вернулась назад, а ящик Семен никак не мог найти. Через сорок лет два веселых внука Кирилл и Андрей будут в Гатчине с лопатой в руках искать этот злополучный ящик, но - увы! Он, наверное, и по сей день прячется от людей.

 

Революция уступила место нэпу. Страх и голод сменились бесконечно разнообразными зрелищами. Анна Осиповна вечерами, придерживаясь классического стиля, ходила с сыном на симфонические концерты в филармонию. В это время входили в моду фокстроты, чарльстоны и синкопированные ритмы. Алику Бетховен и Моцарт становились неинтересными, но мама была властной женщиной, и из ее рук трудно было вырваться. Вся молодежь буквально с ума сходила от «Таити Трот» и «Джона Грея».

 

 Алик Менакер стал популярен и незаменим. Он виртуозно играл на рояле любую модную мелодию, под которую можно было и танцевать, и курить, и выпивать, и просто отбивать ногой ритм, приходя в состояние обалдения. Мальчик был легкий и талантливо-музыкальный, с невероятной выдумкой. В школе он организовал шумовой оркестр. Там играли на гребенках, на дудочках, кастрюлях и бутылках. Шумовой оркестр, «Живая газета», беготня в театры… Родители были в растерянности. Семен блестяще закончил юридический факультет и надеялся, что сын получит если и не юридическое образование, то хотя бы экономическое. Но увы! Речи не могло быть ни о каком экономическом образовании. Только музыка и театр! Молодые люди плыли вместе с новым течением, чувство нового мира, новизны опьяняло, ввергало в экстаз. Алик познавал жизнь, метался из театра в театр – то в Московский Художественный, то в вахтанговский на «Принцессу Турандот», то в Камерный во главе с Таировым и Коонен. Мейерхольд! Из дома стали исчезать серебряные чайные ложки: ведь надо было иметь средства для капельдинеров. Однажды юный неофит простоял всю ночь, чтобы попасть на выступление негритянского джаза «Шоколадные ребята». «Шоколадные ребята» сделали свое черное дело. Алик влюбился в джаз.

 

«Мы кузнецы, и дух наш молод», – пело в груди нового поколения. Началось поголовное увлечение живыми газетами. В Москве это была «Синяя блуза», в Ленинграде – «Станок», куда пятнадцатилетнего Алика пригласили музоформителем. Как же он оформлял живую газету? Он сидел на сцене за роялем, вокруг стояли разные трубки, дудки и набор шумовых инструментов – и во все это он бил, ударял, одновременно играя на рояле сложные пассажи. Ну просто человек-оркестр. В программе, конечно, были «Мы – кузнецы», «Смело, товарищи, в ногу». Оказалось, что за это еще и платят, и молодой пижон заказал себе на первую зарплату костюм у самого знаменитого ленинградского портного. В нем и покорил всех девочек на выпускном вечере.

 

Как известно, ни один труд не проходит даром. В «Живой газете» молодого Менакера заметил артист музыкальной эстрады Борис Крупышев. Как раз в это время он создавал свой «Голубой джаз». В нем были скрипки, виолончели и только входящие в моду гавайские гитары, от которых публика молодой Страны Советов визжала. Солировали в этом «Голубом джазе» сам Крупышев и Менакер. Крупышев играл на вытягивающей душу гавайской гитаре, на банджо и саксофоне, Менакер – на рояле в окружении уже знакомых нам трубок и дудок. Это называлось «Гавайским дуэтом».

 

17 февраля 1930 года состоялось первое выступление Алика Менакера на профессиональной сцене. Ему минуло семнадцать лет. Решили: раз джаз – голубой, то… И жена Крупышева выкрасила белые рубашки в голубой цвет, который после концерта отпечатался на обнаженных телах одержимых джазистов. «Голубой джаз» имел успех, и даже нашелся администратор, который с неутомимым рвением стал возить его по всей стране.

 

Но в душу молодого джазиста, как брошенный искусно нож, врезалась рецензия некоего Полякова:

 

 - Шура Менакер, мальчик из халтурного «Голубого джаза».

 

Менакер был оскорблен! Но со свойственным ему трезвым умом сделал вывод – надо учиться! И поступил в Ленинградский техникум сценических искусств. На режиссерское отделение. Так оскорбление пробудило здоровое тщеславие. Но какие сценические искусства и вообще искусства могут быть без влюбленностей!

 

На Финском заливе, под Ленинградом, в Сестрорецке, на модном тогда курорте собиралось все украшение Северной Пальмиры. Тогда как в музыке все визжали от экзотической гавайской гитары, в моде раздавался свой «визг». После фильма «Шахматная горячка» начался массовый психоз – носили клетчатые кепи, женщины в модной одежде были похожи на шахматные доски, носили шахматные шарфы, майки, трусы, носки! Все, что можно было надеть, разбивали на черные и белые квадраты.

 

На летнем курорте в Сестрорецке три прекрасно сложенные девушки-статуэтки в купальных костюмах с юбочками. И юбочкам досталось – они тоже были все в квадратах. Девочки оказались ученицами хореографического училища. Начались ухаживания, прогулки, дансинги… Мальчики очень гордились тем, что рядом с ними ходят стройные, почти что по первой позиции балетные ножки. Однажды «балетные ножки» пригласили своих кавалеров на выпускной спектакль хореографического училища, где были показаны «Шопениана» и «Арлекинада», в которых участвовали тогда никому не известные «балетные девочки» Галина Уланова, Татьяна Вячеслова и Лидочка Бродская, ставшая впоследствии выдающейся художницей.

 

Однажды на студенческом вечере Менакер как всегда прилип к роялю, пел песенки и в восторге от происходящего подпрыгивал на стуле. К нему подошел режиссер –  Соколов Владимир Николаевич и предложил ему поставить номер для эстрады. Надо сказать, что, учась в техникуме, Менакер постоянно выступал на эстраде, придумывал себе номера, постоянно их менял. Но все это было несовершенно – не хватало хорошего материала и руки мастера. Теперь он пригласил на встречу с Соколовым известного сатирика Флита и заявил: Смирнов-Сокольский выходит на сцену с бантом, Образцов с куклой, а я хочу выходить с… роялем! Через десять дней текст был готов. Он назывался «Слово имеет товарищ Беккер!»

 

Репетиции подходили к концу, когда Алику в голову пришла парадоксальная идея.

 

– А что, если я лягу на рояль и сыграю что-нибудь, лежа на крышке?

 

И сыграл, лежа на крышке, сверху, еще и напевая: «За милых женщин, прелестных женщин!» Не сомневаюсь, что на этот «подвиг» его вдохновила одна из маленьких «балетных ножек» – Лидочка Бродская.

 

В мае 1932 года Менакер со своим «Беккером» вышел на сцену. В зале был весь цвет ленинградской эстрады. Он имел ошеломляющий успех и в этот день перестал быть дилетантом Аликом, а стал профессиональным артистом Александром Менакером.

 

В 1933 году он окончил театральный техникум, режиссерское отделение.

 

– Ах, как я хотел стать оперным режиссером, а стал эстрадным артистом! – с удивлением скажет Алик Менакер и начнет создавать новый эстрадный репертуар.

 

В те годы на эстраде стали появляться произведения Людмилы Давидович. Она-то и придумала уже очень известному Менакеру трепещущую в те времена тему «Патефон». Это были времена, когда в жизнь врывалась конница открытий – радио, которое, как дикари, держали в руках и со страхом и восторгом слушали исходящие из него звуки, телефон, аэроплан, воздушные шары… Земляне радостно поднимались на новый виток технических возможностей, духовные ресурсы отступали на задний план и тихо исчезали.

Обезумевшая масса «товарищей» в молодой Стране Советов выпускает модную тогда газету «Безбожник». Бога нет! Нет никакого бога! И все можно, товарищи, все! Все, под наркотическую музыку патефона!

 

Менакер подготовил номер «Патефономания», и его пригласили в Харьковский джаз-театр в качестве режиссера и актера. Менакер соглашается и уезжает в большую гастрольную поездку от Горького до Владивостока.

 

– Это была удивительная пора моей жизни – молодость, успех, увлечения, романы, влюбленности. Одна из влюбленностей закончилась женитьбой, прямо в Свердловске, на балерине Ирине Ласкари. Менакер не только на сцене был «человек-оркестр», он успевал все и в жизни. В 1936 году на свет явился сын – Кирилл Ласкари. Тогда молодой отец и не мог вообразить, какой крутой поворот ждет его в жизни через три года.

 




Продолжение следует...
 

Tags: актеры
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments