Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Categories:

ОБРАЗЦОВ Сергей Владимирович (часть 1)


Образцов 15

Театральный деятель, актёр и режиссёр.

 

 Образцов. Середина 30-х годов


Сергей Владимирович Образцов родился 22 июня 1901 года по старому стилю. Но отмечал он свой день рождения 5 июля – по-новому.

 

Отец Сергея Образцова - Владимир Николаевич Образцов - академик АН СССР, лауреат Государственных премий СССР,  учёный и специалист по эксплуатации железнодорожного транспорта.


В 1918 году Сергей Образцов стал студентом Высших художественно-театральных мастерских ("Вхутемас"), учеником А.Е. Архипова и В.А. Фаворского, но через несколько лет поступает в Музыкальную Студию Московского Художественного театра, и с 1922 года, он, актёр МХАТа-2.

 

С середины 30-х годов он известен как артист эстрады, создатель пародийного жанра "романсов с куклами".


В 1931 году  Образцов создает уникальный театр кукол, и более шестидесяти лет является его бессменным руководителем. Он много сделал для разработки теории и методики театра кукол, определения его жанровых особенностей, изобретения новых систем кукол, вырастил и воспитал несколько поколений блистательных актёров, режиссёров, сценографов, художников и драматургов театра кукол, которые и работают в сотнях театров нашей страны, в десятках стран мира.


Система режиссерской, актёрской работы, изложенная Образцовым в книгах "Актёр с куклой" (1938), "Моя профессия" (1950) - уникальный документ эпохи. Своё литературно-теоретическое наследие он оставил в книгах: "Эстафета искусств", "По ступенькам памяти", "Моя кунсткамера", "О том, что я увидел, узнал и понял во время двух поездок в Лондон" (1956), "Театр китайского народа".


С.В. Образцов - создатель жанра документального киномонолога, автор фильмов "Кинокамера обвиняет", "Удивительное рядом", "Невероятная правда", "Кому он нужен, этот Васька".

Образцов 7


Творческий путь Образцова-режиссёра отмечен спектаклями, вошедшими в золотой фонд отечественного и мирового театрального искусства. Среди них: "По щучьему велению" (1936), "Кот в сапогах" (1937), "Волшебная лампа Аладдина" (1940), "Король-Олень" (1943), "Весёлые медвежата" (1945), "Необыкновенный концерт" (1946), "Божественная комедия" (1961), "Дон Жуан" (1975) и многие другие.



 

«Кукольный волшебник»

 
Образцов 3

 

Мы с ним почти ровесники — разница всего в один год. (Он моложе.) Но судьба так распорядилась, что столетие со дня рождения он отмечал в мире ином, а я пока задержался на нашей грешной земле. И не ему обо мне доводится писать воспоминания, а мне о нем. И я это делаю с искренним, глубоким, добрым чувством.

 

На мою долю выпала радость быть в дружеских отношениях с этим удивительным, уникальным, феноменально и многосторонне талантливым человеком на протяжении десятков лет. По существу, вся его на редкость яркая, кипучая творческая биография прошла на моих глазах.

 

Мы, старые москвичи, хорошо помним, какой огромный успех у зрителей завоевал за короткое время молодой актер МХАТа Сергей Образцов, появлявшийся на концертах и праздничных вечерах с маленькой портативной ширмой, из-за которой забавные куклы в его искусных руках проделывали настоящие чудеса. Аудитория буквально стонала от хохота, когда эти куклы исполняли старинные романсы, оперные арии, всевозможные пародии и интермедии. Это было необычайно смешно, остроумно, талантливо.

 

…Я размышляю над жизненными парадоксами: наверно, в почтенной семье крупного ученого, выдающегося деятеля науки, профессора Владимира Образцова возникло немалое огорчение и даже переполох, когда выяснилось, что любимый сын Сережа, вместо того, чтобы пойти по стопам отца по научной части, неожиданно потянулся к актерской профессии. Это было бы еще полбеды, поскольку он вышел на сцену всеми уважаемого Московского Художественного театра, но оказалось — о ужас! — что он одновременно стал эстрадным кукольником, чем-то вроде балаганного Петрушки. Чуть ли не ярмарочным скоморохом… И кто мог предвидеть, что в будущем не станут говорить: «Знаете, Сергей Образцов — это сын известного ученого профессора Образцова», а скажут: «Вы знаете, профессор Образцов — это отец знаменитого кукольника Сергея Образцова». Но Сергей Владимирович был не только кукольником — его талантов не счесть. Он был артистом, певцом, художником, музыкантом, писателем, режиссером, организатором, общественным деятелем, строителем, архитектором, публицистом.

 

…Я хочу вспомнить небольшое двухэтажное здание, которое выходило на площадь Маяковского. На фасаде его красовалось изображение раскрытой ладони с шариком, надетым на указательный палец — всем хорошо известная эмблема Центрального театра кукол, возглавляемого Сергеем Образцовым. Раньше в этом здании была так называемая Четвертая студия МХАТ. Когда здание перешло к Образцову, он со свойственной ему выдумкой и изобретательностью превратил его в подлинный маленький дворец чудес, входя в который мы сразу обретали какое-то особенное, приятное и приподнятое расположение духа. Предвкушая радость очередной встречи с обаятельным искусством Образцова, мы как бы заранее настраивались на соответствующую волну и как будто немного молодели, даже если шли на взрослый, а не детский спектакль. Как зачарованные, помню, смотрели мы один из первых образцовских спектаклей «Лампа Аладдина», восхищенно дивясь тому, как эффектно вырастал сказочный золотой восточный город с его дворцами и мечетями. А как потрясающе была в кукольном воспроизведена знаменитая сказка Ершова «Конек-Горбунок». Перед нами удивительно достоверно и по-сказочному правдиво представали — и простой, честный, трудолюбивый Иванушка, и рассудительный верный Конек, и глупый жадный Царь, и злой завистливый Спальник. Без излишней пестроты и скучного натурализма, с остроумной и тактичной условностью, скупо, но красочно воспроизведена обстановка сказки: одежда персонажей, утварь, различные постройки, животные. Стилистически точно, по-сказочному красиво показана природа — поле, лес, облака, «море-окиян» и все остальное. Но кукла — это еще только кукла, внешняя оболочка сказочного образа. Чтобы сделать ее участником сценического действия, надо придать ей движение, голос, собственные интонации, характер, короче говоря, — вдохнуть в нее жизнь. И тут выступает на сцену (на самом деле, он ни на секунду на ней не появляется) актер-кукловод. Невидимый зрительному залу, он чудесным образом сливается с куклой, которая начинает жить: двигаться, разговаривать, петь, сердиться, смеяться, плакать, завидовать, любить. Кукла становится доброй или злой, благородной или хвастливой, глупой или хитрой — она становится человеческим образом. Трудное и тонкое искусство «очеловечивания» куклы нашло в театре Образцова великолепных мастеров, подлинных артистов кукловождения.

 

Подлинно триумфальным был успех образцовского спектакля «Необыкновенный концерт». Вначале он назывался «Обыкновенный концерт». Но кто-то из высокопоставленных перестраховщиков в органах, которым было положено осуществлять всестороннюю бдительность, усмотрели в этом названии недопустимое «огульное охаивание» концертной деятельности Москонцерта, хотя в «Обыкновенном концерте» остроумно и справедливо высмеивались только концертные штампы и весьма нередкая халтура. И «Обыкновенный концерт» было рекомендовано переименовать в «Необыкновенный», то есть нетипичный.

 

Популярность и успех образцовских спектаклей росли, как говорится, не по дням, а по часам. И скоро уютный, но небольшой зал на площади Маяковского уже не вмещал всех желающих увидеть их. И Сергей Владимирович совершил поистине титанический подвиг — преодолев все мыслимые и немыслимые преграды — бюрократические, организационные, финансовые и всякие прочие, он добился предоставления ему участка на Садовом кольце, на котором за рекордно короткий срок выросло монументальное здание нового театра Образцова. И только Сергей Владимирович мог придумать, чтобы на фасаде этого здания, над входом в театр были установлены, огромные причудливые чудо-часы с аллегорическими фигурами различных зверей. При этом часы играли красивые мелодии, собирая толпы прохожих. Конечно, соответственным — нарядным и оригинальным — было и внутреннее оформление нового театра. И зрители валом пошли к «новому» Образцову.

 

Нельзя не упомянуть и о бесчисленных зарубежных гастролях образцовского коллектива. Это — Германия, Франция, Соединенные Штаты, Англия, Латинская Америка, Китай, Япония и другие страны. Любопытно, что в каждой стране некоторые номера «Необыкновенного концерта» исполнялись на соответствующем языке, в чем преуспевал талантливейший Зиновий Гердт, с непревзойденным юмором исполнявший в «Необыкновенном концерте» роль конферансье. Надо сказать, что в каждой поездке Образцова-режиссера неизменно сопровождал Образцов-литератор. Так, после поездки в Англию появилась остроумно написанная книга «Что я увидел и понял в Лондоне». После посещения Китая вышел в свет довольно объемистый труд — впечатления Образцова о китайском театре, после возвращения из Японии — рассказ о театре Кабуки и т.д.

 

Интересно, что при этом широчайшем диапазоне своей деятельности Образцов не бросал и того, с чего он начинал — эстрадные выступления со знаменитой ширмой, из-за которой он звонким голосом исполнял популярные романсы, одновременно манипулируя соответствующими куклами, надетыми на его пальцы. Уже будучи главным режиссером и директором большого театра, видным общественным деятелем, он охотно устраивал персональные эстрадные выступления к большому удовольствию публики.

Как-то, еще в году 38-ом, Образцов мне позвонил и попросил прийти на его новую квартиру в доме по Глинищевскому переулку (потом улица Немировича-Данченко). Я при этом убедился, что он режиссер не только в театре, но и у себя дома. Квартира напоминала театральную постановку — какие-то диковинные музыкальные инструменты, живописные панно и тому подобное.

 

— А столовую, — сказал он, — я пока еще не могу показать. Она еще не готова.

 

Я застал у него еще одного Сергея Владимировича — это был Сергей Михалков. Оказалось, что меня пригласили не случайно. Дело было в том, что Михалков предложил Образцову сделать эстрадный номер в связи с известными событиями на Дальнем Востоке, на озере Хасан в форме пародии на популярную тогда песенку «Все хорошо, прекрасная маркиза…». А оформить образы соответствующих кукол то есть японских захватчиков, они решили предложить мне.

 

— Но, позвольте, друзья мои, — сказал я, — ведь это уже сделано.

 

— Как? — в один голос воскликнули оба Сергея Владимировича.

 

— Да, к сожалению, именно о событиях на озере Хасан, именно о разгроме японцев, именно как пародия на «Все хорошо, прекрасная маркиза…». Я сам слышал, как это исполнял на вечере в ЦДРИ Илья Набатов.

 

Образцов был вне себя от досады.

 

— Ах, черт возьми! — простонал он. — Лопоухий, ушастый, губошлеп, а увел из-под носа такую тему.

 

И, обращаясь к Михалкову:

 

— Ничего не поделаешь, Сережа, надо искать другую тему, а может быть, другой вариант.

 

Мы договорились, что Образцов мне позвонит, когда такой вариант будет найден, и расстались.

 

Но звонков больше не последовало. Дело в том, что через некоторое короткое время я стал персоной нон грата, как «брат врага народа».

 

Скажу честно — я нисколько не обиделся на Образцова, ибо таковы были неписаные законы того времени, а когда эти достопамятные времена прошли и я перестал быть персоной нон грата, наши дружеские отношения с Сергеем Владимировичем продолжились. Мы встречались и в ЦДРИ, и в ЦДЛ, не раз бывал я на спектаклях его театра.

 

Поговаривали, между прочим, что у Образцова крутой нрав, что с ним трудно работать. Возможно, так и было, но тут уместен такой вопрос, чисто риторический, — что предпочтительней в человеке: «крутой нрав», строгость и требовательность в работе или — равнодушная снисходительность, мягкотелость, приспособленчество. А Образцов был, может быть, и крут, но тверд и принципиален в своих нравственных позициях. Я хочу привести такой пример. Я слышал об этом из уст самого Образцова. В памятный период борьбы с пресловутым космополитизмом, Образцова пригласили в некую партийную инстанцию и очень вежливо ему сказали:

 

— Уважаемый Сергей Владимирович! Нам известно, что у вас в театре работают слишком много лиц определенной национальности. Как бы вам от них освободиться?

— Это очень просто сделать, — холодно ответил Образцов. — Освободите меня от должности, а потом освобождайте, сколько вам угодно, людей нужных и полезных для театра. Посмотрим, что станет с театром.

 

Таков был Образцов — ему был отвратителен расизм и, в частности, такая его разновидность, как антисемитизм.

 

До старости лет Сергей Владимирович щедро отдавал созданному им великолепному театру свой неугасимый талант режиссера, художника, выдумщика, организатора. Все новые постановки, зрители — и дети, и взрослые — принимали с огромным удовольствием, с неизменным успехом шли и прежние спектакли. Театр процветал.

 

Автор: Борис Ефимов

 

 

«Беспартийный дворянин»

 
Июль 1937 г.

Он был обласкан жизнью – зрителями, читателями, Советской властью, в том числе лично Человеком с усами.

 

Любовью зрителей он очень дорожил. Дорожил ли он любовью власти? И да и нет. Он был странным в этом отношении человеком. Искренне признавался в любви Октябрьской революции и тут же мог отмочить по поводу этой революции такое, что люди вокруг начинали испуганно оглядываться.

 

Незадолго до новоселья театра решено было вместо обыкновенной наборной афиши выпустить плакат-телеграмму. Вот ее полный текст: «СРОЧНАЯ МОСКВА ВОСТРЕБОВАНИЕ ВСЕМ МОСКВИЧАМ ОТ 5 ДО 125 ЛЕТ НОВЫЙ СЕЗОН МЫ ОТКРОЕМ В НОВОМ ДОМЕ ТЧК В НЕМ ДВА ЗАЛА ТЧК ДЕТЯМ И ВЗРОСЛЫМ ТЧК ЗИМНИЙ САД ЗПТ БОЛЬШОЙ МУЗЕЙ ТЧК В АКВАРИУМАХ РЫБЫ ЗПТ В КЛЕТКАХ ПТИЦЫ ТЧК ДЕТЯМ ПРИГОТОВИЛИ СПЕКТАКЛЬ «СОЛДАТ И ВЕДЬМА» ЗПТ ВЗРОСЛЫМ ГАЛА-ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ТЧК ЖДЕМ НЕТЕРПЕНИЕМ – КУКЛЫ».

 

Художник нарисовал все точно, как на бланке телеграммы. Заказ сдали в типографию и через два месяца получили тираж. Отсылаем плакат в расклейку, а нас отправляют в Министерство культуры РСФСР за разрешением: оказалось, что именно в этот момент произошло очередное обострение идеологической борьбы, и любая афиша может появиться в городе только с разрешения вышестоящей организации. Пишем письмо в министерство, прилагаем плакат, просим решить вопрос оперативно. На другой день меня как завлита вызывают к заместителю министра. Принимает, конечно, не он лично, а его доверенное лицо.

 

– Вот посмотрите, как мы предлагаем откорректировать текст, – говорит лицо и показывает плакат, из которого изъяты всего три слова: «в клетках птицы».

 

– Но у нас действительно в фойе устроен зимний сад. В нем стоит дерево, и на нем висят клетки с канарейками.

 

– Ну, не будем играть в прятки. Мы не отрицаем: был 37-й год, был культ личности, имелись невинные жертвы. Но к чему это сейчас снова будировать? Какое это имеет отношение к театру кукол?

 

Понимая, что без Образцова мне с такой «редактурой» не справиться, отправляюсь в театр. Когда Сергей Владимирович злился, зрачки у него расширялись, и он почему-то начинал наматывать прядь волос на указательный палец:

 

– Сейчас же отправьте плакат в «Вечернюю Москву» и попросите срочно напечатать его как платное объявление. А там поглядим.

 

Все так и сделали. После публикаций в газетах нам, конечно, разрешили расклейку по городу без всяких купюр.

 

15 декабря 1970 года состоялось долгожданное новоселье театра на Садовой-Самотечной, 3. Образцов был безмерно счастлив. На торжественную церемонию прибыли первые персоны партии и государства. Обращаясь к ним со словами благодарности, Сергей Владимирович задал высоким гостям «невинный» вопрос:

 

– Я – коренной москвич, родился в самом начале века. Помню Ходынское поле, 300-летие Дома Романовых, первую конку, первый трамвай, первый троллейбус. Первые 16 лет прожил в то проклятое время. Затем жил счастливо, как все. Сегодня у нас большой праздник: мы открываем настоящий дворец. Днем будем играть для ребят, по вечерам – для взрослых. Здание это начали строить еще в 30-е годы для Студии Станиславского. Но Константин Сергеевич умер, стройка приостановилась, началась война. Десять лет назад эту коробку передали нам и торжественно объявили, что 7 ноября 1967 года мы покажем здесь первый спектакль. Сегодня – 15 декабря 1970 года. Но вчера я узнал из «Вечерки», что строители закончили все работы на две недели раньше намеченного срока. (В зале хохот.) Вот я, беспартийный дворянин, хотел бы воспользоваться вашим присутствием, чтобы выяснить, почему мы систематически ничего не успеваем сделать вовремя, но потом каким-то образом оказывается, что все планы выполняются досрочно?

 

Подобные «невинные» вопросы Сергей Владимирович мог задать кому угодно. Помню, еще в старом здании на площади Маяковского за месяц до очередного съезда КПСС в кабинет к Образцову в полной растерянности вошел директор-распорядитель театра Климентий Климентьевич Мирский. Только что поступил приказ от министра культуры СССР Е.А. Фурцевой, согласно которому театру предписывалось ежедневно выделять по 712 билетов улучшенного качества для обслуживания делегатов и гостей съезда.

 

– Ну, так в чем проблема? – спросил Образцов.

 

– Где мы столько возьмем, если в зале всего 252 кресла вместе с неудобными местами...

 

– Так это же замечательный приказ! – обрадовался С.В. – Соедините меня с кем-нибудь в министерстве... Здравствуйте, это Образцов говорит. Мы тут с Климентием Климентьевичем только что получили приказ от Екатерины Алексеевны и хотели бы с кем-нибудь посоветоваться. Дело в том, что в зале всего 252 места, а по приказу нас обязывают бронировать 712 билетов. Как быть? Ах, это недоразумение? Не стоит все понимать буквально? Большое спасибо за разъяснение!

 

Однажды и Образцов попал в немилость. Вместе с И.Греком он снял документальный фильм «Кинокамера обвиняет» – публицистическую ленту против войны и насилия, нищеты и голода, порожденных «проклятым империализмом». Больше года фильм продержался в репертуаре кинотеатра «Россия», неизменно собирая полные залы. Массовому прокату предшествовали просмотры в редакциях нескольких центральных газет. Они сопровождались встречей с авторами фильма.

 

Пригласили С.В. и в газету «Советская Россия». Он охотно принял предложение и прихватил меня с собой. Мы приехали к концу показа, и, как обычно, в финале раздались аплодисменты. Образцов вышел на сцену, ему вручили цветы, раскланялся... и надо было бы на этом закончить.

 

Однако как на грех главный редактор решил «пошутить». Сперва он от имени собравшихся поблагодарил С.В. за нужный и своевременный фильм, «срывающий маски с акул империализма» и «проповедующий мир во всем мире».

 

Но, с другой стороны, счел своим долгом пожурить Образцова за то, что тот, видимо, не совсем в курсе дел газетной иерахии. Оказывается, только «Правда» и «Советская Россия» – официальные органы ЦК КПСС. А Сергей Владимирович до «Советской России» успел побывать с фильмом в «Известиях», «Литературной газете», «Советской культуре», «Труде», «Учительской газете»...

 

С.В. за словом в карман не полез:

 

– Простите, но этот упрек не ко мне. Как только из вашей редакции позвонили, я тут же принял приглашение. Так что, как говорит Вадим Синявский, счет 1:0 в мою пользу!

 

– Согласен, – улыбнулся, но не унимался главный редактор, – это наша недоработка! Но ведь вы не только выдающийся режиссер, но и прекрасный автор, я с удовольствием читаю ваши статьи в разных изданиях, но только, к сожалению, не в «Советской России». (Смех, аплодисменты.)

 

– Боюсь, вы не сравняли счет, а забили еще один гол в собственные ворота: кто-то из присутствующих может сказать, что я когда-нибудь отказался писать для «Советской России»? (Снова смех и бурные аплодисменты.)

 

– Хорошо, и тут вы правы! Тогда разрешите мне, как главному редактору, попросить вас написать для нашей газеты статью на любую волнующую вас тему!

 

– С удовольствием, но при условии, что вы дадите гарантию ее опубликовать.

 

– Без сомнения!

 

– Тогда я обязательно передам вам уже через несколько дней материал, в котором хочу выразить серьезную озабоченность по поводу процветающего в нашей стране махрового антисемитизма. И не только на бытовом уровне. Я, народный артист СССР, сын советского академика, не могу понять, откуда у нас берется эта зараза? (Гробовая тишина, зал на глазах пустеет.)

 

Впрочем, ответ не заставил себя долго ждать. Со следующего дня по указанию Главлита все газеты перестали писать, как прежде, «Государственный центральный театр кукол под руководством С.В. Образцова»: имя из названия театра бесследно исчезло.

 

С.В. пережил удар довольно болезненно, но спорить с цензурой никто не мог, тем более что у нас ведь официально при Советской власти цензуры и не существовало.

 

Я мог сколько угодно сочувствовать С.В., но чем я мог помочь? Я искал, но не мог найти повода для привлечения внимания прессы к театру, чтобы прервать тот заговор молчания, который воцарился вокруг фигуры Образцова. И вдруг – эврика! Случайно обнаруживаю, что вскоре исполняется 30 лет со дня премьеры очаровательного спектакля для детей «По щучьему веленью», который, кстати, до сих пор идет с огромным успехом и в будущем сезоне с полным правом может справить свое 70-летие. Выпустить афишу по такому поводу никто театру запретить не может.

 

Изготавливаем специальное приглашение и с помощью отдела печати МИДа проводим пресс-конференцию для советских и иностранных журналистов. Что тут поднялось! Звонили из ЦК КПСС, Совета Министров, из всех редакций, не говоря уже о знаменитых друзьях Образцова: видно, всем захотелось «отведать» «Щуку». Во всяком случае, и радио, и телевидение, а вместе с ними и все газеты, отечественные и зарубежные, незамедлительно откликнулись на наш призыв, на что, собственно, мы и надеялись: так имя Образцова вернулось на свое законное место.

 

Он был не только режиссером и актером, не только публицистом и полемистом, но и тонким педагогом. Детей он действительно любил, и некоторым людям его «уроки» пригодились на всю жизнь. Я вспоминаю его рассказ о том, как он участвовал в Потсдамской конференции.

 

В конце июля – начале августа 1945 года под Берлином, в Потсдаме, встретились главы государств-союзников для решения судеб послевоенной Германии. По вечерам для их развлечения проводились концерты с участием выдающихся мастеров, в том числе советских. Сталин любил Образцова, поэтому позвали в Потсдам и Сергея Владимировича.


Образцов 5


Продолжение следует...

Tags: актеры, режиссеры
Subscribe

  • МУХИНА Елена Вячеславовна

    Заслуженный мастер спорта Абсолютная чемпионка мира (1978) Чемпионка в командном первенстве и в вольных упражнениях (1978) Серебряный…

  • Ayrton Senna ( 21 марта 1960 - 01 мая 1994 ). Vencedor.

    Беку ( таково было домашнее прозвище А.С. ) рос неуклюжим мальчиком. Нетрадиционно мысливший папаша решил, что лучшим выходом для развития…

  • ОЗЕРОВ Николай Николаевич

    Народный артист РСФСР (1973) Заслуженный мастер спорта СССР (1947) 24-кратный чемпион СССР по теннису в одиночном, парном и смешанном…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment