Илья Симановский (_o_tets_) wrote in chtoby_pomnili,
Илья Симановский
_o_tets_
chtoby_pomnili

Category:

Сергей Чудаков (1937 - ?)

Спасибо galchi за то, что от нее я узнал про Сергея Чудакова
и ее сообществу sergey_chudakov, в котором я прочитал его стихи.

Обычно подобные посты я пишу с прикрепленной к тексту фотографией. Читая о человеке, хочется посмотреть ему в лицо. На этот раз фотографии нет - в это сложно поверить, но от одной из культовых фигур своего времени осталась, кажется, только одна маленькая фотокарточка. Сканировать ее из сборника стихов Сергея Чудакова "Колёр Локаль" я тоже не стал - пусть это будет дополнительным стимулом к покупке.

Одна фотокарточка. Это, пожалуй, самый незначительный парадокс, из которых соткана судьба этого поэта. Вот другой: стихотворение о нем оказалось известнее его самого. Оно есть в любой хорошей домашней библиотеке. "На смерть друга" (Имяреку, тебе), было написано в 1973 году Иосифом Бродским в ответ на известие о смерти Сергея Чудакова. Адресата знают далеко не все. А вот следующий парадокс: в том году Чудаков вовсе не "замерз насмерть в параднике Третьего Рима", это оказалось ложным слухом. Он прочел эту стихотворную эпитафию. И даже пережил ее автора. Правда, никто точно не знает на сколько именно лет.

Когда я писал о Глазкове и упомянул, что он не воевал, в сети появился отклик про гнилых людей, любимых интеллигенцией. Даже не хочется думать, что было бы сказано про Чудакова. Вот краткая биография. Вырос в семье магаданского начальника лагеря. Жулик. Сутенер. Журналист. Регулярный клиент психушек. Эрудит. Пьяница. Автор порнофильмов. Поэт. Это главное. Кроме Бродского ему посвятили стихи Рейн, Евтушенко. Всеволод Некрасов. О нем есть в воспоминаниях Сапгира. Никто не знает, когда, где и как Чудаков умер. Более того, достоверно неизвестно, умер ли он вообще, хотя есть основания предполагать, что его убили примерно десять лет назад.


Одна фотокарточка и один сборник стихов. Не опубликованный при жизни, конечно. Вообще найденный случайно. В своей статье "Русский Вийон" друг Чудакова Олег Михайлов пишет:

"Жизнь посвятил стихам и был равнодушен к их судьбе. Писал на чем попало - на оберточной бумаге, на уворованных (из «Ленинки» или у приятелей) книжках, а то и просто надиктовывал их по телефону кому-нибудь из благополучных приятелей.

Стихи отправлялись в путешествие - наподобие записки, которую терпящий кораблекрушение запечатывает в бутылку и без всяких надежд бросает в море."


Пастернаковский наказ об архивах и рукописях Чудаков возвел в абсолют. До Чудакова был другой поэт так же наплевательски относившийся к собственным творениям, его звали Велимир Хлебников и своими стихами он набивал наволочки. Хлебникова они переставали интересовать сразу после написания - для него написанные стихи непрерывно отходили в прошлое, как само время. Он их не удерживал. Чудаков был не настолько в себе, как его великий предшественник, думается, что для него в этом был некий гордый пафос - проживать жизнь максимально легкомысленно. Он любил кино, но собственное творчество не фиксировал, как спектакли в театре. Стихи, как и прожитые дни были "здесь и сейчас". Это и пафос и защита - старая истина: того, кто ничем и никем не дорожит, ничего нельзя и лишить. Репутации, здоровья, денег, стихов, женщин. Ведь в лучшем случае "жизнь скучна словно очередь в аптеке", а в худшем придется вспомнить о его магаданском детстве: например, он видел, как зеки убили и съели его сверстника.

Большинство его стихов выглядит написанными разом - небрежно и легко. Иногда это просто болтовня и вдруг:

Не подчинюсь не примем во вниманье
дрожанье глаз дыханье и касанье
переверните мир одной ресницей
друг сумасшедший брат мой бледнолицый.

Три строфы идущие перед этой, заключительной, посредственны. Если не сказать хуже. Олег Михайлов говорит ему:

"Мерзавец, оставил бы две строчки, остальные пачкотня...
- Нет. Я считаю, что это горящее здание с отдельными выходами."

"Сохрани мою речь навсегда" писал любимый поэт Сергея Чудакова. Вот и сам Чудаков, как можно предположить, дорожил именно собственной речью, естественностью разговора. Несовершенством экспромта, небрежностью жизни, быстротой остроты, не-слишком-серьезностью подачи слишком серьезного. Отсюда легкость и чистота воздуха. Ворованного, само собой. В случае Сергея Чудакова эта мандельштамовская строчка становится довольно тяжеловесным каламбуром. И к лучшему, наверное, - пускай это слегка снизит общий пафос предыдущих. Ведь покойник этого ужасно не любил.

---

Собственно, главное - стихи. Я не стал выпендриваться и отобрал самые известные, самые насыщенные. Вероятно, самые лучшие. Остальные читайте в сообществе sergey_chudakov. Или купите книгу.

Ипполит, в твоем имени камень и конь
Ты возжег в чреве Федры как жженку огонь
И разбился как пьяный свалившийся в лифт
Персонаж неолита жокей Ипполит

Колесницы пошли на последний заезд.
Зевс не выдаст товарищ Буденный не съест
Только женщина сжала программку в руке
Чуть качнула ногою в прозрачном чулке

Ипполит мы идем на последний виток
Лязг тюремных дверей и сверканье винтовок
Автогонщик срывается кончен вираж.
Все дальнейшее недостоверность мираж

Я люблю тебя мальчик сказала она
Вожделением к мертвому вся сожжена
Мне осталось напиться в ресторане "Бега"
Мне осталась Россия печаль и снега

***

Пушкина играли на рояле
Пушкина убили на дуэли
Попросив тарелочку морошки
Он скончался возле книжной полки

В ледяной воде из мерзлых комьев
Похоронен Пушкин незабвенный
Нас ведь тоже с пулями знакомят
Вешаемся мы вскрываем вены

Попадаем часто под машины
С лестниц нас швыряют в пьяном виде
Мы живем - тоской своей мышиной
Небольшого Пушкина обидя

Небольшой чугунный знаменитый
В одиноком от мороза сквере
Он стоит (дублер и заменитель)
Горько сожалея о потере

Юности и званья камер-юнкер
Славы песни девок в Кишиневе
Гончаровой в белой нижней юбке
Смерти с настоящей тишиною

***

Не пора ли тебе покончить
Самострелом самоубийством
Как любил говорить покойник
Это было б тотальным свинством

Как любил говорить усопший
Хорошо застрелиться в общем
Как любил говорить загробный
Это было бы бесподобно
/это всё говорил ушедший
потому что он был сумасшедший/

***

Плебейский романс

О, душа, не уходи из тела
Без тебя я как пустой бокал...
К продавщице штучного отдела
Я безумной страстью воспылал

Как приятно быть интеллигентом --
На допросах говорят "на Вы"
Мол, читали "Доктора Живаго"?
Мы вас высылаем из Москвы.

Что ж, напьюсь, пускай возникнет пьянка
Спутник пьянки - головная боль.
О душа, ты как официантка
Подаешь дежурный алкоголь.

О душа, покрытая позором,
Улетай, но только не сейчас.
Ангел притворяется лифтером,
Прямо к звездам поднимая нас.

***

Неуемный приятель шотландец Лермонт
Ты убит ты закрыт на учет и в ремонт
Повернулся спиною к тебе горизонт
Прекращается бал все уходят на фронт

Твой чеченец лукаво на русских смотрел
Он качал головой на всеобщий расстрел
Для него стихотворный стирается мел
Лишь слегка проступается буквою “эл”

Неужели тебе ненавистна резня
Лучше с бабой возня или с властью грызня
И сказав без меня без меня без меня
Ты мерцаешь блазня и прощаешь дразня

Где-то в слове Россия есть слово топор
В чьей широкой щеке для гаданья простор
Как младенец открой перевернутый взор
На безумье на скуку на выстрел в упор

Это было прошло но подумай старик
Для чего протекает река Валерик
Сквозь меня сквозь тебя через весь материк
Это кровь или только панический бзик?

Император сказал посещая бордель
Мир Европы правительства русского цель
Стонет бабка в Тарханах связался Мишель
С подзаборной камелией Омер де Гель

Для бежавших презревших классический плен
Это ордер на смерть стихотворный катрен
И одну из не самых удавшихся сцен
Горизонта спасает мистический крен

Мы серебряной цепью замкнем фолиант
Чтобы в нем не копался доцент-пасквилянт
Чтобы сунуть не смел ни в донос ни в диктант
Каплю крови - рубин и слезу-бриллиант

***


Отцвели георгины.
Как-то сразу и вдруг
Ты проводишь с другими
Свой гражданский досуг

Кофе с водкой бессонно
В печке танец огня,
Черный блин патефона
Развлекает меня.

Я живу как в гостинице
Дождь идет проливной.
Александр Вертинский
Поет про любовь.

Эта страсть непростительна
И дождем сожжена
Есть одна лишь пластинка -
Тишина. Тишина.

И осенней материи
Золотые клоки
Опускаются с дерева
На железо реки.

***

Люди которым я должен деньги умирают
Женщины которых я любил дурнеют
А над Москвою осенние листья сгорают
И незримые зимние вьюги как призраки веют
Мне 30 лет я полон весь пустотою
Я разминулся с одною единственной тою
Предположим сейчас она школьница пятого класса
Золотиста как ангел с разбитого иконостаса
Ты здоровый подросток ты нимфа не нашего быта
Я прочел о тебе в фантастической книге “Лолита”

Засушите меня как цветок в этой книге на сотой странице
Застрелите меня на контрольных следах у советской границы
Я за 10 копеек билет в кинохронику взял без скандала
Я на тайном свиданье с чужою страной в темноте кинозала
Я увидел тебя и в гортани немые сольфеджио
Да, ты в классе но только не школы а просто колледжа
Вот одетая в джинсы ты сжала в ногах мотороллер
В иностранную осень вписался оранжевый колер
Слава богу, что ленту цветную снимал оператор бедовый
Кожуру апельсина срезая спиралью как образ готовый
Люди которым я должен живите подольше подальше
Женщины вас я любил не дурнейте никак не дурнейте
Время своё среди вас исчерпал я и прожил
Дайте побыть на другом пусть хоть призрачном свете

***

В истории много пропущено
Но видится в том интерес
Когда в камер-юнкера Пушкина
Стреляет сенатор Дантес

Не как завсегдатай притонов
За честь, а отнюдь не за чек
Прицельно стреляет Мартынов
Честняга простой человек

Нет, это не мальчик влюбленный
И даже не храбрый Мальбрук
А просто поручик Соленый
С особенным запахом рук

Внизу мелкота копошится
Снегами белеет гора
В истории всюду вершится
Убийство во имя добра

Пусть это пройдет в отголоске
Какой-то вторичной виной
Расстрелян в советском Свердловске
Один император смешной

И вот наша новая школа
Строкою в поток новостей
Расстрелян наследник престола
Почаще стреляйте в детей

На площади или в подвале
В нетрезвом матросском бреду
Мы раньше людей убивали
Теперь убиваем среду

Как сказочно гибнет принцесса
Реальная кровь на стене
Смертельные гены прогресса
Трепещут в тебе и во мне

***

Я иду и птицы поют
И молчат деревьев поэмы
Никакой не нужен поэт
Совершенно иные проблемы

В сложном щебете мартовских птах
Бродит смерть как последняя лажа
Будет съёмка обратная прах
Антиснег крематорская сажа

***

Приятеля сажают за подлог.
Но было бы неверным сожаленье:
Всему виной - страдательный залог
И сослагательное наклоненье.

Вот "Моби Дик". И смысл его глубок.
Утрата этой книжки - преступленье.
И стоит рубль - страдательный залог,
Рубль - сослагательное наклоненье.

Нельзя сказать, что наш премьер жесток.
Он кроток, но свирепо исполненье.
Стал моден стиль - страдательный залог
И сослагательное наклоненье.

Но водородной схватки близок срок.
И в час всеобщего испепеленья
Нам предстоит страдательный залог
Без сослагательного наклоненья.
Subscribe

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments