Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Category:

БАСЫРОВ Гариф Шарипович (часть 2)


Басыров 2

О Гарифе Басырове пишет Михаил Лазарев

 

Подобно киплинговскому персонажу он «гуляет» сам по себе и только по ему ведомым путям искусства. Пройдя многие искусы фигуративного и абстрактного искусства, но на свой лад, он не ставит перед собой конечных целей. Прирожденный график — занимается скульптурой; книжный иллюстратор — создает алфавит, своего рода «басыровские руны». Басыров руководствуется только своей интуицией, не доверяет критикам, неверно, на его взгляд, истолковывающим его творчество.

Басыров 19

 

 

Гариф Басыров родился в АЛЖИРе. Это не в Магрибе, не в Африке. Это значительно севернее — Акмолинский лагерь жен изменников родины. Точное место рождения: «Поселок № 26 Карагандинской области».

 

Несчастливое детство в Запорожье, куда потом выпустили Басыровых, едва ли могло как-то способствовать созреванию художнического дара. Но что-то было заложено в мальчике. И был кружок рисования во Дворце пионеров, занятия в котором сулили некие перемены в судьбе. Тринадцатилетним Басыров приехал в Москву и поступил в МСХШ, а затем на художественный факультет ВГИКа. По заверению самого художника, среда, в которую он попал, в основном и повлияла на его пристрастия, вкусы и характер мышления. Во время учебы в институте он очень много читал, но особо привлекала его возможность просматривать несколько, преимущественно западных, кинофильмов в день. Чем студенты в основном и занимались. В те времена это многого стоило. Тогда и сформировалось «западничество» Басырова с его обостренным вниманием к современному мировому искусству.

 

Гарик Басыров — под таким именем, в котором соединились Восток и Запад, — он вошел в московское искусство. Поклонник джаза, артистичный и стильный, обаятельный и острый на язык, первую известность в кругах неофициальной художественной элиты он приобрел благодаря своим рисункам. Их сотни. Басыров, кажется, рисовал, не переставая, подчас напоминая старосветскую даму, не расстающуюся с рукоделием. В экспрессивных рисунках 1970-х годов прежде всего проявились присущие художнику ирония и сарказм. Эта по внешнему виду сатира ничем не напоминала «советскую карикатуру», вызывавшую ассоциации с провинциальной пошивочной мастерской. Своеобразное видение жизни, особенный интерес к ее маргинальным сторонам могли быть сравнимы, например, с рассказами Зощенко. Но при всех гениальных особенностях своей прозы Зощенко был бытописателем. Басыров же не столько изображал обыденность, ее сюжеты и типажи, сколько стремился найти зримую форму одолевающим его образам. Подобно любимому им Фолкнеру, художник создавал свою Йокнапатофу, но, в отличие от эпоса американца, его мир причудлив, нелеп и фантастичен, и, по сути, является специфическим изобразительным эквивалентом подлинных реалий нашей жизни. Басыров обманывал власть, представляя эти работы на выставках как «иллюстрации к произведениям латиноамериканских писателей», которых официоз почему-то считал «прогрессивными».

 

Среди широкой публики Басыров стал известен благодаря иллюстрациям в очень популярном тогда (во многом благодаря художнику) не только у химиков журнале «Химия и жизнь». Под невинным названием процветало издание не то чтобы диссидентское, но и не совсем укладывающееся в единственно правильную доктрину советской журналистики. Рисунки Басырова создали журналу яркий и неповторимый стиль.

 

Личное время Басырова делилось между мастерской в Сивцевом Вражке и жильем в окраинном спальном районе Матвеевское, с его голыми многоэтажками, пустырями и оврагами. Это существование на контрасте долгие годы было для Басырова «болдинской осенью», временем высокого вдохновения. Однако в его работах этого периода нет и намека на «бытовуху».

 

Из рисовального «хаоса» возникали сюжетные серии. В графических циклах — «Космос», «Люди с грузом», «Нарцисс», «Ветер», «Спящие», «Обитаемые пейзажи» — публика и критики пытались разглядеть многое: от философских и социальных проблем до «фантастического реализма». Сам художник это отрицал. «Надеюсь, — говорил Гарик, — в новой серии «Несущественное» ничего подобного не найдут». Хотя дух метафизики всегда присутствует в рисунках Басырова: его герои — фантомы в их естественной среде. В самопогруженности персонажей, несомненно, просматривается некое притчевое начало, как бы сам художник этого не отрицал.

 

Начало 1990-х годов видится рубежом, границей, перевалом в творчестве мастера. Переход от одного состояния в другое был разителен. Но не для самого Басырова. После поездки в Данию в 1991 году, где Гарик увидел множество абстрактных работ известнейших художников, он «со страстью неофита стал заниматься нефигуративным искусством», в полной мере отдавая себе отчет в том, что абстракция — не поле деятельности для дилетантов. Он размышлял об основах этой системы, где необходим долгий и вдумчивый процесс и совершенно иной подход к самой философии творчества. «В школе и институте мы были кондовые реалисты, — справедливо замечает Басыров, — история современного искусства заканчивалась для нас на импрессионистах и Ван Гоге... Начало мира духовное, но это не значит, что какие-то высшие порывы должны облекаться в реалистическую форму. Абстракция — это не только дизайнерски удачное расположение пятен, это организованный хаос, который и есть гармония. Но заключенная в какие-то известные нам формы».

 

Абстракция стала восприниматься Басыровым как единственно возможный вид искусства, хотя первые собственные опыты его ужасали. Достижению поставленной цели способствовали некоторые свойства его характера: полное безразличие к чужому мнению, стремление всегда держаться в стороне от «актуальных», то есть модных в данный момент, направлений, идей и художественных группировок («художник должен быть одинок»). Словом, Басыров живет как известный персонаж из Киплинга, который гуляет сам по себе. Однако характер — характером, идеи — идеями, но какими бы увлекательными они ни были, должна быть и реальная почва, на которой они произрастают. Вот как Басыров объясняет свой метод: «Когда работаешь постоянно, а не урывками, новые идеи и увлечения приходят сами собой, без всякой натуги. Только поэтому у меня и получаются такие разные серии и выставки. Тренинг постоянной работы дает свежий взгляд на самые обычные и, казалось бы, неинтересные для искусства вещи».

 

«Неинтересные вещи» Басыров находит в самых неожиданных местах. Так он рассказывает об одной из своих московских выставок: «Печатая как-то буклет и пытаясь улучшить его качество, я побывал в типографии, где обнаружил огромное количество брака, проб и всевозможных типографских отходов, в которых мои несчастные работы препарировались и варьировались с потрясающей бесцеремонностью. Эти «вариации» или «версии» показались мне настолько выразительными и оригинальными, что я решил сопоставить в одной экспозиции искомые семь оригиналов и семь типографских «версий» каждого из них, то есть типографское развитие темы одной работы». Басыров не ищет «высокого» в искусстве. В другом разделе той же выставки — «Стены оппозиции» — темой стали всевозможные лозунги, надписи на стенах домов, гаражей, заборов и борьба с ними, то есть закрашивание, замазывание, стирание и смывание, что вместе создавало неповторимые абстрактные композиции... Работая над одной из последних серией «Несущественное», Басыров «заметил», что из его нефигуративных опытов, независимо от автора, стало возникать что-то напоминающее неизвестный алфавит, какие-то дальневосточные иероглифы. Так родилась серия «Апокрифы», показанная в 1994 году в Государственном музее восточных культур.

 

Басыров утверждает, что с помощью подвернувшегося под руку «сора» пытается уйти от придумываемой арт-критиками многозначительности и занят тем, что единственно должно представлять интерес для самого художника: плоскость листа, композиция, ритм, цвет, взаимоотношения разных структур. Он и сегодня предпочитает карандаш, бумагу и небольшие размеры листа живописи маслом («Помню, в какую тоску меня вогнали огромные полотна Рубенса в нескольких залах Лувра. А ведь один его рисунок с изображением камеристки стоит этих километров живописи...»).

 

Внутренние противоречия свойственны любому художнику, в их преодолении и заключается цель творчества. Так и Басыров, выступая против пресловутых арт-критиков, сам иногда прибегает к теоретизированию, объясняя свой творческий метод и смысл работ. Правда, пишется все это postscriptum, для втолковывания журналистам и почтенной публике. При всем стремлении Басырова к обособленности он целиком привязан к современному художественному процессу, хотя и на свой лад. Он изменчив, поиск нового является для него почти самоцелью: «Только автор своей художественной волей дает всему место, имя и статус, строя свою иерархию ценностей... Без всякого кокетства могу заявить, что все работы и выставки я делаю только для себя, в том смысле, что художнику необходим нормальный процесс: работа — выставка — работа и т. д. Отсутствие этого почти наверняка гарантирует застой, а каждая выставка стимулирует движение».

 

Подлинным изобретением Басырова стали «инкубусы» (лат. incubus — кошмар). Странные антропоморфные создания, возникшие где-то в глубинах его подсознания, одновременно напоминают и японские комиксы, и материализованные архетипы, и доисторические артефакты, а может, и тотемы некой постъядерной эпохи, когда цивилизация начинается с нуля. На выставке абстракции в ГТГ они, композиционно выстроенные, ассоциировались с городом небоскребов. Издавна увлеченный миром архаики, Басыров и материал для цикла «Инкубусы» собирал посредством раскопок в руинах человеческой жизни — на дачных чердаках и окрестных свалках. Он тоже стремился начать с нуля, воплощая идею первозданного хаоса, застрявшего где-то на половине пути к вселенской гармонии. Как говорит о них сам художник: «Похоже, все это было найдено неведомой археологической экспедицией. Место и время раскопок установить не удалось, как, впрочем, и атрибутировать сами находки». Точно так же невозможно «атрибутировать», подогнать под определенную систему все творчество Басырова. Он работает в отрыве от реального времени искусства, по своим собственным календарям.

Басыров 15

Басыров 16

 
Басыров 18

Графические листы к Мастеру и Маргарите

Застолье. Из серии Персонажи

 

Произведения Гарифа Басырова находятся в коллекциях и музейных собраниях:

 

Государственная Третьяковская галерея (Москва)
Государственный Русский музей (Санкт-Петербург)
Государственный музей изобразительных искусств имени А.С.Пушкина (Москва)
Государственный музей Востока (Москва)
Министерство культуры Российской Федерации (Москва)
Фонд культуры Российской Федерации (Москва)
Московский Союз художников (Москва)
Центр современного искусства «М`АРС» (Москва)
Московский музей современного искусства (Москва)
Ярославский художественный музей (Ярославль)
Дальневосточный художественный музей (Хабаровск)
Екатеринбургский музей изобразительных искусств (Екатеринбург)
Калининградская художественная галерея (Калининград)
The European Illustration Collection Hull Gallery (Халл, Великобритания)
Ost-West Gallery (Цюрих, Швейцария)
Galerie Enrico Navarra (Париж, Франция)
Kunstraum, (Штутгарт, Германия)
KPMG (Штутгарт, Германия)


А также в музеях юмористического искусства: Базель, Швейцария; Токио, Япония; Стамбул, Турция; Толентино, Форте дей Марми, Италия; Скопье, Македония; Габрово, Болгария; Варшава, Польша; Сеул, Южная Корея; Кнокке-Хейст, Бельгия.
 

Произведения Гарифа Басырова находятся в частных коллекциях США, Швейцарии, Франции, Германии, Австрии, Великобритании, Италии, Израиля, Дании, Польши, Болгарии и России.

 

Басыров 4

 

24 февраля 1944 года - 23 февраля 2004 года


Tags: художники
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment