Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Categories:

МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич


Мотыль 5

Режиссёр театра и кино, сценарист

Народный артист России

Заслуженный деятель искусств РФ

Награжден Орденом Почета России (1995, за фильм «Белое солнце пустыни»)

Лауреат Государственной премии РФ в области литературы и искусства 1997 года (1998, за фильм «Белое солнце пустыни»)

Мотыль 9



Родился 26 июня 1927 года в белорусском городке Лепель.

 

Отец – Мотыль Яков Данилович, польский эмигрант. Мать – Левина Берта Антоновна, выпускница Петроградского пединститута.

 

Владимир Мотыль вспоминал: «Отца, я запомнил его начищенные сапоги, галифе, пояс. То есть, знаете, это уровень взгляда ребенка, а уже лицо только по фотографиям, потому что трехлетка. Когда мать отправилась за ним, чтобы попрощаться на пересыльный пункт Медвежьегорск, это северный город на пути на Соловецкие острова, ее допустили до свидания. И от этого времени я запомнил такую холодно-голубую, даже синюю воду и мозолистые руки, которые меня передавали. Как мама потом рассказывала, что меня с рук на руки, потому что эти заключенные, политические заключенные, они соскучились по своему дому, и для них это было очень, понимаете, очень... Их притягивал ребенок трехлетний, и они передавали с рук на руки».


Через три года после рождения Владимира его отец был схвачен чекистами и отправлен в концлагерь на Соловки, где меньше чем через год погиб. Участь сестер и братьев матери, ее родителей была также трагической. Дед Мотыля отказался вступать в колхоз, дом его вместе с крепким середняцким хозяйством был разграблен, а вся многодетная семья выселена на Крайний Север, где одна из дочерей сошла с ума, один из сыновей скончался от рака. В Великую Отечественную войну два бывших ссыльных брата матери ушли добровольно на фронт: один погиб, другой вернулся без ног. Дед и бабушка Мотыля, вернувшиеся перед войной в Белоруссию, погибли в оккупации. Мать Мотыля избежала северной ссылки, поскольку находилась в дни раскулачивания на Украине, будучи практиканткой знаменитого педагога и писателя Антона Макаренко. Но и ее судьба сложилась в дальнейшем трагически. Вместе с матерью дошкольник Вова оказался в ссылке на Северном Урале. Матери позволили работать в колонии для малолетних преступников воспитательницей.

Мотыль 11

 

Владимир Мотыль вспоминал: «Есть такой на Урале замечательный городок — Оса, легенда говорит о том, что якобы Пугачев произнес такую фразу, что «маленький городок, а жалится как оса». Вот там зародилась мечта о кино, потому что там не было какого-то музея искусства, там не было театра стационарного в те годы, может быть, сейчас и появился, но вот в те годы не было. И как мама рассказывала, с пяти-шестилетнего возраста уже, как кинопередвижка приезжала, меня трудно было оттуда вытащить, и она говорит, что с ревом изымала меня, потому что я смотрел не по одному сеансу любимые фильмы. Это были фильмы «Детство горького», «Мы из Кронштадта», «Чарли Чаплин», в общем, хорошие картины».


В захолустных городках, где располагались эти учреждения, не было театров, картинных галерей, концертного зала. Мать работала сутками, на ее собственного «беспризорника» времени не оставалось, и для дошкольника и школьника младших классов единственным средством художественного познания мира была узкопленочная передвижка. Черно-белые немые киноленты завораживали, как окна волшебной реальности образов Чарли Чаплина, «Детства Горького», «Чапаева» и «Веселых ребят». В начальных классах школы в городе Оса Владимир организует кружок, ставит одноактные пьесы, где сам играет главные роли и расписывает картонные декорации. От скромной зарплаты мать отрывает деньги, чтобы выписывать сыну журнал «Советский экран».

 

Когда Владимиру исполнилось 17 лет, он отправился в Москву поступать во ВГИК, сдал все работы, прошел два тура у Игоря Савченко, это был знаменитый режиссер, поставивший «Богдана Хмельницкого». А третий тур прогулял.

 

О том, что прогулял третий тур, Мотыль рассказывал с интонацией нашкодившего школьника. Дело в том, что в дни экзаменов из северного городка Саликамск приехала девушка Нина, в которую Мотыль был по уши влюблен. И когда она появилась, то все отодвинулось, в том числе и заветная мечта о кино. Пропущенный тур навсегда закрыл для Мотыля двери ВГИКа, юноша отправился в Свердловск.

 

Мотыль окончил в Свердловске театральный институт и там же заочно историко-филологический факультет университета. Десятть лет проработал в театрах Урала и Сибири, поставил более 30 спектаклей на провинциальной сцене и в 27 лет стал главным режиссером Свердловского ТЮЗа. Осуществлял постановки на сценах Москвы и Софии в Болгарии.

Мотыль 12

 

Долгое время Мотыль провел в городе Ирбит. Позже он вспоминал: «Там я поставил свой, можно сказать, дипломный спектакль, аттестат зрелости. После успеха этого спектакля мне приоткрылась дорога в режиссуру в провинциальные театры. Я работал под Иваново, Сталиногорск бывший, не знаю, как он сейчас называется, Шуя, Ивановская. Потом меня пригласили в Свердловск, в Свердловский театр юного зрителя, и я там поставил несколько спектаклей, меня назначили главным режиссером этого театра, и, в общем, я вот так в режиссуре театральной, которая очень полезна была для моей работы в кино, потому что постоянная работа с актером в театре не идет ни в какое сравнение с работой режиссеров в кинематографе». 


Но на пороге своего 30-летия снова сказал: «Я буду делать кино»,— и как в 17 лет собрал чемоданы и отправился в Москву.

 

Первый, кому позвонил Мотыль, приехав в Москву, был известный режиссер Михаил Ильич Ромм. Мотыль рассказал ему о своих планах, Ромм его внимательно выслушал и внезапно произнес: «А приезжайте-ка ко мне домой, прямо сейчас».

 

Владимир Мотыль рассказывал: «Я просто не поверил своим ушам, к великому режиссеру — и так вот просто... Он был очень демократичен, Михаил Ильич. И я приезжаю к нему, и он дает мне путевку в жизнь, он говорит: «Вам уже скоро 30, подвернется просто телефонная книга, вы сами напишите тексты, сами сочините»,— после беседы, конечно, прощупывал меня. «Вы сами за автора сделаете все, что вам хочется, беритесь за первую же возможность». И вот этот совет оказался для меня судьбоносным».

Мотыль 1

 

Первая возможность представилась уже скоро, в Таджикистане искали режиссера для фильма по мотивам поэмы Мерсаида Мершакара «Ленин на Памире».

 

Владимир Мотыль рассказывал: «Когда я прочел эту поэму, у меня был ужас, я думал: «Что я могу сделать?». Потому что там, в общем, смысл был такой, что дети, которые поверили в Советскую власть, в октябрьскую революцию, все правоверные, все очень хорошие, а есть один негодяй, сын богатого судьи, который делает одни подлости. То есть такое классовое столкновение детей. Отказались все режиссеры, я помнил совет Михаила Ильича Рома, и я, закрыв глаза от ужаса, дал согласие».

 

Но Мотыль, чьего отца погубила Красная власть, дав согласие, слукавил: «Да, конечно, это интересный сюжет, надо пригласить мне соавтора по детским диалогам. Я пригласил Инну Филимонову, она действительно работала для студии Горького, писала детские киносценарии, и я сказал Инне: «Инна, сюжет будет совершенно другой. Вот этот тот, который негодяй, это мальчик, затравленный этими детьми бедняков, и он настолько намучился от оскорблений, от всяких подвохов, которые ему делали, эти дети бедняков, что он, в общем, чуть не стал виновником их гибели». Так вот я говорю: «Он для меня положительный герой».

 

Фильм «Дети Памира» принес ему единодушное признание авторитетных критиков в центральной прессе.

 

Владимир Мотыль рассказывал: «Первые режиссеры, которые посмотрели эту картину, были Алов и Наумов, и вот режиссер Алов высказался, что впервые он встречает дебютанта с театральным образованием, который дает урок кинематографа кинематографистам. Потому что картина была снята действительно безо всяких кинопошлостей, я все эти годы читал литературу киноиздательства, я прочел не один учебник, понимаете. Я присутствовал иногда на лекциях во ВГИКе, проникая незаконно туда, то есть меня кинематограф не отпускал».

 

Другой его фильм – «Женя, Женечка и Катюша», снятый им в Ленинграде по собственному сценарию совместно с Булатом Окуджавой, вызвала гнев идеологов кинокомитета и повлекла за собой запрет на профессию.

Женя, Женечка и Катюша

 

Владимир Мотыль рассказывал: «Благодаря случайности только удалось этот фильм довести до экрана. В политуправление армии и флота, просмотрев картину, там все сидели от полковников до лейтенантов и все громили этот фильм, как совершенно неприемлемый. Адмирал флота, который председательствовал, сидел, молчал, потом он встал и сказал: «Все высказались? Ну так вот, если рассуждать так, как высказывался полковник такой-то, лейтенант такой-то, капитан такой-то, то мы искусство вообще уничтожим»,— и ушел. И дальше нас приглашает генерал политуправления армии в свой кабинет, меня и Окуджаву, и говорит: «Поздравляю, мы фильм решили принять». Это после большого разгрома на самом этом сборе политуправления».

 

Картину, главную роль в которой исполнил 26-летний Олег Даль, приняли, но в Госкино тираж ей отвели очень маленький. Мотыль же получил выговор от первого зампреда Госкино Баскакова, который сказал: «Пока я на этом посту, вы больше работать не будете». А Мотыль ответил: «Буду».

 

Спасительной для Мотыля оказалась созданная к тому времени уникальная студия Григория Чухрая. Она имела особый статус – автономию в выборе сценариев и режиссера.


Владимир Мотыль рассказывал: «Григорий Чухрай дал мне работу, он сказал: «Вот есть сценарий, очень неважный сценарий, но я тебе даю полную свободу, потому что ты сделал замечательную картину «Женя, Женечка и Катюша» (она ему очень нравилась), «берись». От этого сценария отказались все режиссеры Мосфильма, все сколько-то заметные режиссеры, никто не взялся, потому что он был очень плоский. Там не было изюминки, без которой не обходится ни один хороший фильм. Но я прочел сценарий и, хотя я был запрещенный режиссер, отказался, сказал Чухраю, что нет, тут я ничего не смогу сделать. Он возмутился и говорит: «Берись! Черт бы тебя побрал, ты что, ты же под запретом, тебе никто не даст постановку, кроме нашей независимой экспериментальной студии».

 

Сценарий, за который не брался ни один режиссер, и даже запрещенный Мотыль от него поначалу отказывался, в итоге станет любимейшей картиной миллионов зрителей — «Белое солнце пустыни». Никак не думал тогда Владимир Яковлевич, что из слабенького сценария выйдет национальный бестселлер.

Белое солнце пустыни 3

 

Выдающиеся актеры Анатолий Кузнецов, Спартак Мишулин, Кахи Ковсадзе, Павел Луспекаев удивительно сработались на площадке и создали уникальную историю приключений красноармейца Сухова, бандита Абдуллы, брошенного гарема. Но неизвестно, была бы картина столь популярна, не перекрои Мотыль весь сценарий под себя.

Белое солнце пустыни 2

 

Владимир Мотыль рассказывал: «Сразу это не пришло, но сочинил, во-первых, мечту Сухова — молодуху Катерину Матвеевну, которой он пишет, якобы, письма. Вот эта первая моя выдумка меня немножечко успокоила, я думаю, тут что-то есть. Потом у авторов был эпизодический выпивоха-пьянчуга под фамилией Верещагин, который погибал в середине картины. Никакой таможни там не было, и вся последняя треть картины была мною заново написана, и эту роль сыграл гениальный Луспекаев Павел Борисович, вечная ему память, и эту последнюю треть я от начала до конца должен был сочинять заново. Но уже принятый Чухраем сценарий — он отодвинул авторов и вообще с ними не общался, он был художественный руководитель, диктатор, и авторы помалкивали».

Белое солнце пустыни 1

 

Чухрай позволил Мотылю импровизировать не только в сценарии, но и в работе с актерами.

 

Мотыль рассказывал: «Перед каждой съемкой, мы не репетировали, но перед каждой съемкой актеры были готовы к тому, что я буду провокатором и буду давать им заново переписанные диалоги. И вот они прямо сходу брали свежие диалоги, незатасканные их какими-то актерскими муками и их импровизациями, которые могли не туда завести, понимаете. Вся эта картина из всех моих фильмов наиболее импровизационна, и кроме того, я категорически настаивал перед экспериментальной студией Чухрая, чтобы фильм снимался в подлинных условиях, то есть в условиях жары, подлинной пустыни, и если это море, то это Каспий. Мы снимали в Дагестане, мы снимали на всем побережье Каспийского моря, множество объектов, которые строили, вся картина рукотворная, там нет зданий. И дом Верещагина, и даже баки нефтеналивные — это все было руками группы сделано, а именно художником Валерием Петровичем Костриным».

 

«Восток — дело тонкое», «Гюльчатай, открой личико», «Я мзду не беру, мне за державу обидно» — фильм «Белое солнце пустыни» вмиг стал просто кладезем крылатых выражений. Но еще долго лежал на полке, так как не прошел цензуру. Указание выпустить картину в прокат было дано Брежневым, по слухам, после того, как он лично посмотрел ее на даче.

 

Легендами стали и истории о съемках ленты, во время которых происходило немало забавных случаев.

 

Первоначально фильм должен был быть двухсерийным. Планировалось, что во второй части Сухов вновь приедет на Восток, чтобы вместе с бывшими женами Абдуллы будет строить социализм. Однако высокое начальство решило ограничиться только одной. Так на материале местного фольклора сценаристы Валентин Ежов и Рустам Ибрагимбеков написали сценарий с рабочим названием «Спасите гарем».

 

Среди «жен Абдуллы» были только две профессиональные актрисы, остальные участницы массовки представлены баскетболисткой, научным сотрудником и продавцом. Поскольку девушкам, сразу после съемок основных сцен, надо было срочно возвращаться на работу, то в эпизодах их пришлось дублировать солдатами. Команды столь необычному гарему отдавал старшина, а в конце сцен режиссер вместо «стоп» кричал «отставить».

 

Работники съемочной группы рассказывают, что Спартака Мишулина, прежде чем зарыть по шею в песок, предварительно упаковывали в деревянный ящик - чтобы не раздавило. В перерыве между съемками загораживали торчащую из песка голову зонтиком и однажды забыли его откопать. Вспоминают, что черная икра, которой жена потчует Верещагина, в конце концов, протухла, и киногруппе так и не удалось ею полакомиться.

Если верить байкам, то в роли одного из бандитов, которые захватили баркас, снимался всамделишный бандит из Махачкалы. Когда съемочная группа приехала в столицу Дагестана - их обворовали. Исчезли не только личные вещи, но и реквизит. Руководство киногруппы обратилось к местному криминальному авторитету, и в качестве гонорара за помощь в возвращении награбленного, предложили ему сняться в фильме.

 

Русский «вестерн» Мотыля «Белое солнце пустыни», снятый в 1969 году,  оказался бестселлером как в национальном, так и в мировом прокате советской кинопродукции. Фильм «Белое солнце пустыни» стал талисманом покорителей космоса, включивших его просмотр в программу подготовки космонавтов к полету. По результатам массового электронного опроса телезрителей России в 1995 году телекомпанией РТР фильм Мотыля опередил всех наиболее популярных конкурентов в номинации «Самый любимый фильм российских зрителей».

Мотыль 3

 

Устойчивой оказалась и популярность масштабной двухсерийной ленты «Звезда пленительного счастья» в 1975 году, также единодушно признанной кинокритикой и публикой. Однако успех фильмов Мотыля стал раздражать чиновников Госкино СССР. Его фильмам отводилась функция пополнения валютных запасов от зарубежных контрактов, но систематических отказов от «современности», от агитсюжетов, славящих советский образ жизни, режиссеру не прощали. Его не включали в делегации, выезжавшие за рубеж, где показывались его фильмы, обсчитывали в гонорарах, не подпускали его фильмы к международным конкурсам, обходили званиями, наградами. Отношение властей подогревало руководство Союза кинематографистов СССР, состоявшее из старших коллег Мотыля. Им не нравилось, что в отличие от подавляющего большинства коллег этот режиссер постоянно живет в свободном режиме – отказывается войти в штат какой-либо киностудии с ее парткомом, дирекцией, профкомом, где давно отработана система принуждения штатных режиссеров. В конечном счете, был запрещен фильм Мотыля «Лес» в 1980 году, снятый по идее пьесы Островского. Из постановки вытекало, что «передовому социалистическому строю» перед «прогнившими дворянскими устоями» столетней давности нечем похвастаться. Ханжество, лицемерие, бездушие, разгул низменных страстей и самодурство слишком явно походили на пороки правящей партийной элиты конца 1970-х годов.

 

Мотыля вторично изгонали из кино, но режиссер, благодаря личному и служебному соперничеству главы Госкино В. Ермаша и телеминистра С. Лапина, был приглашен в Останкино, в творческое объединение «Экран» на должность художественного консультанта телефильмов молодых режиссеров на ТВ. Мотылю удается написать сценарий и снять трагикомическую фантазию по мотивам чеховских новелл «Невероятное пари» в 1984 году. Также для телевидения по сценарию, написанному им по идее пьесы А. Салынского «Молва», Мотыль поставил двухсерийный телефильм «Жил-был Шишлов» в 1987 году, посвященный гротесковым явлениям общественной жизни российской глубинки уже вскоре после октябрьского переворота.

Мотыль 4


В кино Мотыль вернулся лишь в годы перестройки, написав киносценарий двухсерийной романтической притчи по идее рассказа Фазиля Искандера и поставив фильм «Расстанемся – пока хорошие» в 1991 году.


В 1996 году В. Мотыль снял фильм «Несут меня кони» на независимой студии «Арион», руководителем которой он являлся.


В 2002 году режиссер закончил оригинальный сценарий киноромана о перипетиях судьбы молодой женщины, застигнутой бурями исторических потрясений России от 1916-го по 1930-е годы. Оригинальный сюжет истории навеян драматическими судьбами предков самого режиссера. Для его названия Мотыль избрал строку стихотворения его друга поэта Булата Окуджавы – «Две вечных дороги – Любовь и Разлука…».


Режиссер создавал сценарии не только для собственных постановок: «Честь имею» написан им совместно с Марком Захаровым для студии «Молдова», а «Охламон» в 1994 году – совместно с Э. Редженовым для туркменской студии. В 1997 году на конкурсе Министерства культуры РФ Владимиру Мотылю был присужден грант Президента Российской Федерации для создания двухсерийного сценария документального исторического киноромана «Венец заложников судьбы». В 1999 году также в конкурсе Мотыль вместе с Е. Митько получил грант Сороса за проект художественно-публицистического сценария в двух частях: «Мученик заблуждения» и «Смертельная дружба», – посвященного трагической судьбе С.М. Кирова.


С 1990-х годов Владимир Мотыль неоднократно избирался в правление Союза кинематографистов. Он является секретарем Союза кинематографистов Москвы. Более 10 лет режиссер преподавал на Высших курсах сценаристов и режиссеров, в Школе кино и телевидения и в мастерской Юрия Грымова.

Мотыль 15


Мотыль осуществил художественное руководство постановок кинодебютантов «Где ты, Багира?» (Одесская киностудия, 1973), «Нет дыма без огня» («Туркменфильм», 1977), «По Таганке ходят танки» (Студия «Арс», 1991), «Охламон» («Туркменфильм», 1995).


Только в 1992 году создатель шедевра «Белое солнце пустыни», признанный мастер был удостоен официального государственного статуса. Ему присвоено звание заслуженного деятеля искусств России в 1992 году. Вопреки нескольким отказам комиссии кинодеятелей по Госпремиям беспрецедентным отдельным Указом Президента РФ Бориса Ельцина фильму «Белое солнце пустыни» спустя три десятилетия после его создания была присуждена Государственная премия РФ в 1998 году. Владимир Мотыль также лауреат Государственной премии имени Рудаки за фильм «Дети Памира» (Таджикская ССР, 1964), заслуженный деятель искусств Таджикистана (1998), почетный гражданин столицы республики – города Душанбе (1998).

Мотыль 10


На различных фестивалях В. Мотыль удостаивался ряда наград: приз Союза кинематографистов СССР и Всесоюзного кинофестиваля в Ленинграде за фильм «Дети Памира» (1964); приз Международного кинофестиваля в Джакарте за фильм «Дети Памира» (1965); почетный диплом «Лучшие фильмы мира» на Международном фестивале 1977 года за фильм «Звезда пленительного счастья» (Белград, СФРЮ); приз фестиваля «Золотой Остап» за фильм «Белое солнце пустыни» (Петербург, 1995); главный приз телефестиваля «Золотой билет» за фильм «Белое солнце пустыни» (1996); главный приз фестиваля «Крымская киноривьера» за фильм «Несут меня кони» (Ялта, 1996), приз фестиваля «Листопад» за тот же фильм (Минск, Белоруссия, 1997). В 2003 году В. Мотыль удостоен почетного звания народного артиста России.


Владимир Мотыль был избран действительным членом Международной академии информатизации при ООН. С 2006 года он входил в состав Совета по культуре при Председателе Совета федерации РФ.

Мотыль 2

 

Супруга – Подаруева Людмила Васильевна, бывшая театральная актриса, оставила сцену в 1970-х годах, посвятив себя семье. Дочь – Ирина, художница-дизайнер по костюмам в кино. Внук – Насонов Аркадий, художник-авангардист, участник выставок в Москве и странах Европы, с 1998 года работает в Амстердаме.


Хобби Владимира Мотыля – путешествия. Он объехал все республики бывшего СССР, Россию – от Североморска до Курил и острова Врангеля, а также все континенты планеты, кроме Африки.

 

В октябре 2009 года Владимир Мотыль завершил работу над картиной "Багровый цвет снегопада", ставшей его последним фильмом.

 

Владимир Мотыль 5 февраля 2010 года был госпитализирован в больницу в Москве. Владимир Яковлевич, находясь дома один, потерял сознание, упал и получил перелом шейных позвонков. В больнице у знаменитого кинорежиссера также была обнаружена пневмония. Состояние Владимира Мотыля, помещенного в реанимацию, врачи оценивали как крайне тяжелое.

Мотыль 6

 

Владимир Мотыль скончался 21 февраля 2010 года.

 

 

Режиссура

  • 1963 — Дети Памира
  • 1967 — Женя, Женечка и «катюша»
  • 1969 — Белое солнце пустыни
  • 1975 — Звезда пленительного счастья
  • 1980 — Лес
  • 1984 — Невероятное пари, или Истинное происшествие, благополучно завершившееся 100 лет назад
  • 1991 — Расстанемся — пока хорошие
  • 1996 — Несут меня кони…
  • 2009 — Багровый цвет снегопада

Сценарии

  • 1967 — Женя, Женечка и «катюша»
  • 1975 — Звезда пленительного счастья
  • 1980 — Лес
  • 1987 — Честь имею
  • 1991 — Расстанемся — пока хорошие
  • 1993 — Охламон
  • 1996 — Несут меня кони…
  • 2009 — Багровый цвет снегопада


 Мотыль 8

 

26 июня 1927 года - 21 февраля 2010 года

 


Tags: режиссеры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments