Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Category:

Ежи ПЕТЕРБУРГСКИЙ (Jerzy Petersburski)


Ежи 1

Польский композитор.
Автор музыки к песням "Утомленное солнце", "Синий платочек" и многих других...

Ежи 3

 


Ежи Петербургский, будущий композитор, пианист, легенда польской (и не только польской) музыки, родился 20 апреля в 1897 году в Варшаве, в хорошо известной семье с музыкальной фамилией Мелодиста.

 

Мальчик с детства проявлял музыкальные способности, поэтому неудивительно, что он поступил в Варшавскую консерваторию. Но, проучившись в ней несколько лет, переехал в Вену и продолжил учебу там, в консерватории, которая считалась в те годы одной из лучших в мире.

 

Его первый композиторский дебют состоялся в Вене в 1920 году. Он прошел весьма удачно, на пороге начала маячить слава большого автора классических музыкальных произведений. Хотя будни омрачало отсутствие денег и почти полное нежелание тех, от которых это зависело, платить ему оные за исполнение своих произведений. Но, как выяснилось, хорошо платили за произведения легкого жанра, хотя сочинить хорошую песню так же непросто, как и симфонию. И Ежи, чтобы заработать, начал сочинять песни.

 

Первые же его песни, написанные еще в Вене, принесли ему популярность и деньги.

 

В 1921 году он покидает Вену и возвращается в Варшаву. Там, в родном городе, его песни были нарасхват, как горячие пирожки. В 1926 году Ежи Петербургский вместе с Артуром (Генриком) Голдом создал свой первый оркестр, который специализировался только на «легком» репертуаре.

Оркестр Петерсбурского

 

Сам Ежи играл на фортепьяно, а Голд — на скрипке. На рубеже 1920-30-х гг. это был, пожалуй, популярнейший танцевальный оркестр в Варшаве, он выступал в самом фешенебельном ресторане «Aдрия». Слушатели часто повторяли слова одной из песен Ежи: «Когда Петерсбурский играет с Голдом, вы не будете спать всю ночь до рассвета». Оркестр давал концерты в «Адрии» в течение 8 лет — дольше, чем любые другие артисты.

 

Музыкальная жизнь в Польше была многоцветной, яркой и бурной. Кабаре и варьете, театры миниатюр и оперетты, музыкальные салоны и концертные залы никогда не пустовали. По совету Имре Кальмана Ежи решил работать лишь в жанре легкой музыки. Песни, инструментальные танцевальные пьесы, оперетты, музыка к заговорившему в те годы «великому немому» принесли Петербургскому широкую известность не только в Польше, но и далеко за ее пределами.

 

 В 20-х годах Петерсбурский сотрудничает с самыми известными польскими музыкальными театрами и кабаре, пишет шлягер за шлягером. Для Веры Бобровской он написал "Уже никогда", для Ханки Ордонувны – "Сам мне говорил", для Адольфа Дымши – "Я и жена моя". В 1928 году для Станиславы Новицкой Ежи создает одно из главных творений своей жизни – "Танго Милонга" на слова известного поэта, либретиста, переводчика кальмановских оперетт Анджея Власта (Густава Баумриттера).

 

Интересна история песни «О, донна Клара» (оригинальное польское название — «Танго Милонга». Песня в исполнении «королевы танго» Станиславы Новицкой стала хитом. А когда оркестр Петерсбурского выступал в Вене, влиятельный венский музыкальный издатель Вайнер Бохем предложил Ежи 3000 шиллингов за право записать «Танго Милонга» — но с условием: изменить название. Автор согласился, и так родилась «О, донна Клара» — с немецким текстом Фрица Ленер-Беда. Песня была переведена на несколько языков, появились оригинальные немецкие и английские тексты. «О, донна Клара» стала очень популярной в Европе и Америке. Ее пели «звезды» — Пола Негри, Ал Джолсон, Генри Варни. В Польше «О, донна Клара» признана лучшим отечественным шлягером 20 века.

 

В 1930-32 гг. Ежи Петерсбурский выступал в Вене, Давосе, Берлине, Праге. В Париже он написал шлягер «Ни я, ни ты», исполненный Эдит Пиаф. Как первый польский композитор, чьи песни стали настолько популярными за рубежом, Петерсбурский в 1936 году получил награду от польского президента Игнация Мосцицкого.

 

В начале 30-х новое достижение мирового кинопроизводства - звук - пришло и в Польшу. Конечно же, это событие не могло обойтись без музыки Ежи Петербургского. Одна за другой выходят кинокартины, наполненные музыкой популярного в стране композитора.


 

 

Однако мировую славу он обрел своими изящными, мелодичными, элегантными танго. Можно напомнить лишь некоторые из них, и ныне не покидающие эстрады самых престижных концертных залов. «О донна Клара», «Уж никогда», «Маленькое счастье», «Ты сам мне говорил», «Ты и эта гитара»… Но самое знаменитое танго Ежи Петербургского появилось в начале 1936 года.

 

Однажды варшавский поэт-песенник Фридвальд предложил композитору текст песни под названием «Та остатня недзеля» («Последнее воскресенье») с достаточно примитивным содержанием. В соответствии с законами жанра описывалось расставание бывших влюбленных. Молодой человек просит свою возлюбленную встретиться с ним в воскресенье в последний раз, поскольку девушка уходит от него к более состоятельному жениху. Композитора привлекло трогательное описание беседы, лиризм и грусть, сквозившие в каждой строке песни. И, написав к этому тексту танго с адекватными мелодическими интонациями, Ежи Петербургский отдал его известному в Польше эстрадному певцу Мечиславу Фоггу.

 

Успех первого исполнения превзошел все ожидания. Предприимчивые владельцы фирмы звукозаписи «Сирена Электро» предложили Фоггу записать его новую работу на пластинку. Выбор оказался безупречным — многотысячный тираж пластинки разошелся очень быстро, его пришлось повторить. Но и на этот раз высокий спрос на пластинку не был удовлетворен. И мелодия нового танго Ежи Петербургского в исполнении Мечислава Фогга зазвучала по всей Польше, а затем, как обычно происходит со знаковой музыкой, вылетела за пределы границ.

Мечислав Фогг

 

Танго звучало во множестве танцевальных салонов и концертных залах, да и во всех помещениях, где имелись вошедшие в культурный быт патефоны. Естественно, что «Сирена Электро», получившая значительную прибыль в результате небывалого успеха записи «Остатней недзели» в исполнении Мечислава Фогга, щедро наградила его драгоценным подарком…


 

 

В 1937 году танго Ежи Петербургского долетело и до Советского Союза. Редакторы Центральной студии звукозаписи предложили одному из ведущих джаз-оркестров страны, которым руководил пианист-виртуоз Александр Цфасман, записать небольшую танцевальную программу. С оркестром выступал молодой и обаятельный, правда, пока малоизвестный певец, владелец замечательного баритонального тенора Павел Михайлов. Так уж случилось, что танго «Та остатня недзеля» пришлось по душе и Михайлову, и Цфасману, и потому «Недзелю» было решено включить в программу — с русским текстом поэта Иосифа Альвека.

 

Автор текста не ушел от песенного стереотипа: в его песне звучал все тот же мотив расставания бывших влюбленных, которое происходит на традиционном для романтических ситуаций берегу моря. Текст Альвека только условно можно назвать стихами. Однако его начальная строка «Утомленное солнце нежно с морем прощалось…» оказалась весьма приемлемой, поскольку легко запоминалась. И вот новое танго с новым текстом и в замечательной аранжировке Александра Цфасмана было записано на пластинку и получило название «Расставание». Увы, автор музыки был «позабыт», и потому танго оказалось как бы ничейным.

 

К сожалению, кроме триумфа, в истории «Последнего воскресенья» есть очень грустные страницы. Его называли и «Танго Смерти»: в нацистских концлагерях под звуки этой мелодии, исполняемой маленьким духовым оркестром, еврейских заключенных вели в газовые камеры.

 

Пластинка «Расставание», как и «Та остатня недзеля» в Польше, сразу стала предметом крайне повышенного спроса. Апрелевский и Ногинский заводы Главпласттреста с трудом удовлетворяли его. Танго «Расставание» стало обязательным атрибутом различных песенно-танцевальных торжеств: семейных и выпускных вечеров, дворовых концертов.

Ежи 2

 

В 1939 году Петерсбурский служил сержантом в польских Воздушных силах. После раздела Польши Ежи, как и многие польские евреи, оказался в отошедшем Советскому Союзу Белостоке. Он руководил Белорусским республиканским джаз-оркестром, собиравшим переполненные залы. Позже Ежи снова организовал «Оркестр Петерсбурского и Голда» — на сей раз вместе с братом Артура Голда Хенриком.

 

И, конечно, "Синий платочек"...

 

В СССР Петерсбурский написал одну из самых прекрасных военных песен — «Синий платочек». Песня стала настолько популярна, что ее включили в свой репертуар Лидия Русланова, Вадим Козин и Изабелла Юрьева. Однако по-настоящему народной она стала после того, как ее спела Клавдия Шульженко. Есть несколько вариантов «Платочка». Первый, довоенный, прозвучал в 1940 году в московском театре «Эрмитаж» на гастролях оркестра Петерсбурского. Потом песню записали на пластинки Изабелла Юрьева, Екатерина Юровская, Лидия Русланова (пластинка Руслановой в тираж не вышла, но запись сохранилась). Все эти записи — с указанием автором текста Якова Галицкого. «Военный» вариант текста появился в 1942 году на Волховском фронте, когда лейтенант Михаил Максимов передал Шульженко, гастролировавшей с джазом Алексея Семенова, листок со стихами о «синеньком скромном платочке». Она спела его в тот же день, после единственной репетиции...

Клавдия Шульженко


Так появилась первая военная лирическая песня, которая распространилась с быстротой ветра. Ее немудреный текст бойцы записывали под диктовку Шульженко, приезжавшей с концертами на передовую, узнавали от друзей-товарищей и посылали в своих письмах с фронта в тыл (аналогичная ситуация повторится с «Жди меня» К. Симонова). Рассказывали, что когда наши бойцы на передовой громко включали «Синий платочек», немцы прекращали стрелять. По сообщению московского радиоканала «Содружество», однажды был взят в плен немецкий часовой, заслушавшийся «Платочком»...


 

 

Выросший в свободном мире музыкант очень быстро понял, что из себя представляет сталинский режим. После заключения польско-советского пакта Сикорского-Майского в 1941 году Петерсбурский присоединился к Польской армии генерала Владислава Андерса, которая отправилась воевать в Северной Африке. Таким образом, Петерсбурский в 1942-1943 годах оказался в Каире, где работал на польском радио.


После войны он много путешествовал, побывал в Палестине, потом обосновался в Бразилии, где сначала работал в фортепианном дуэте с другом из довоенной Польши Альфредом Шуцем.

 

В 1948-68 годах Ежи Петерсбурский жил в Аргентине и работал на «Радио эль Мондо» в Буэнос-Айресе. В 1952 году была написана песня-хит «Все дороги ведут в Буэнос-Айрес», до сих пор оставшаяся в радиопозывных. В Аргентине Петерсбурский совместно с еще одним польским евреем, актером кабаре Казимижем Круковски («Лопеком»), в течение почти 20 лет руководил оркестром Национального театра. Поставил мюзикл «Blue Sky Milonga», сотрудничал со знаменитым композитором Астором Пьяцолла. После смерти жены, Марии Минковски, во время землетрясения в 1967 году, Петербургский переехал в Венесуэлу, а в 1968-м вернулся в Польшу. В Варшаве он снова женился — на оперной певице Сильвии Клеждич. В 1969 году у них родился сын — Ежи Петерсбурский-младший (сегодня это известный польский актер, музыкант, композитор, телеведущий).

 

И "Милонга", и "Последнее воскресенье" звучат во многих польских и зарубежных фильмах. Танго "О, донна Клара" использовали для своих лент "Судьба человека" и "Обыкновенный фашизм" Сергей Бондарчук и Михаил Ромм. А "Утомленное солнце" теперь прочно ассоциируется с картиной Никиты Михалкова…

 

В самой Польше отношение к этому композитору в разные времена было неоднозначным. В период расцвета «Солидарности» была запущена «английская» версия происхождения «Синего платочка». Кое-кому очень не хотелось, чтобы автором песни-символа Советской Армии был поляк (да еще написавший песню на советской территории). Дело доходило до того, что «Последнее воскресенье» в Польше в 80-90-х выпускали на дисках без указания автора музыки.

 

Ежи Петербургский умер 7 октября 1979 года в любимой им Варшаве. Но и после его смерти Польша не забыла своего кумира. Был выпущен комплект из шести компакт-дисков «Gala Piosenki Polskiej», в котором записано несколько наиболее популярных танго Петербургского (в этом комплекте - большое количество некогда популярных в СССР польских, да и не только польских, песен).

 

Ежи Петерсбурский похоронен на варшавском кладбище Повонзки.

 

 
Могила Ежи


20 апреля 1895 года - 7 октября 1979 года

 

 

 


Tags: композиторы
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

Recent Posts from This Community

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…