arven (arvenundomiel) wrote in chtoby_pomnili,
arven
arvenundomiel
chtoby_pomnili

Categories:

Сестры Бронте (часть 1)


Для читателей всего мира Шарлотта Бронте остается автором практически одной книги, неоднократно экранизированной и особо любимой женщинами, – «Джейн Эйр»… До сего дня судьба бедной и некрасивой, но гордой девушки, история ее любви и борьбы за свое женское достоинство приковывают внимание любителей серьезного чтения.


Шарлотта Бронте

К детям приходского священника Патрика Бронте судьба была то милостива, то безжалостна. Никого не обделила, но особым талантом наделила Эмили – из трех сестер она представляется исследователям личностью наиболее одаренной и, быть может, потому самой трагической. Ведь признание, почести и слава обошли ее при жизни. Поэтический сборник, выпущенный сестрами под псевдонимом «братьев Белл», не расходился (в 1846 году было продано лишь два его экземпляра!). Роман «Грозовой перевал», опубликованный за год до кончины Эмили, остался почти незамеченным. Более того – его авторство то ли по недоразумению, то ли по расчетливому умыслу издателя приписали Шарлотте, чья книга «Джейн Эйр», вышедшая чуть ранее, завоевала сердца читателей.


Эмили Бронте
by her brother Branwell Brontë.

«Все три сестры, – сообщала в биографическом очерке «Шарлотта Бронте» английская романистка, их современница Элизабет Гаскелл, – пытались писать еще в детском домашнем журнале, все три непрестанно что-то сочиняли – «выдумывали небылицы», все три пробовали свои силы в поэзии… И Шарлотта взяла на себя смелость обратиться за советом к Саути (известному в то время английскому поэту-романтику. – Авт.)». Она отправила мэтру подготовленные для сборника стихи. Ответ пришел через несколько месяцев. Суть его сводилась к тому, что женщины «не созданы для литературы и не должны ей посвящать себя. Чем больше они заняты своими неотложными обязанностями, тем меньше времени они находят для литературы, пусть даже в качестве приятного занятия и средства к самовоспитанию. К этим обязанностям Вы не имеете пока призвания, но, обретя его, все меньше будете мечтать о славе».


Энн Бронте - третья сестра
by Charlotte Brontë

Время, лучший критик, все расставило на свои места. Минул век, и «Грозовой перевал», и «Джейн Эйр» вошли в десятку лучших романов мира. Известные литературоведы отмечали уникальность и неповторимость дарования Эмили и Шарлотты Бронте. Множился поток исследований, посвященных талантливым сестрам, но загадка их творчества еще продолжает волновать всех, кто интересуется литературой.


Дом семейства Бронте

…Обе писательницы родились в небольшом городке на окраине Западного Йоркшира; Шарлотта – в 1816 году, Эмили – в 1818-м. Дом священника стоял у городской черты, дальше простирались пологие горные отроги. Летом, в пору цветущего вереска, это было излюбленное место длительных прогулок Патрика Бронте и его подрастающих дочерей.


Патрик Бронте - отец писательниц

Мистер Бронте нрав имел отнюдь не смиренный. Но, слава Богу, гнев свой изливал на предметы неодушевленные. Однажды, разволновавшись из-за затянувшихся родов жены, схватил пилу и превратил в груду досок все стулья в спальне роженицы. Будучи не в настроении, любил завязывать узлом решетки от камина. Соседи называли его «странным мистером Бронте» или «полубезумным ирландцем». Ходили слухи, что именно по причине его бесконечных выходок, равно как из-за климата, на исходе девятого года супружества и скончалась миссис Бронте, родившая к тому времени шестерых детей. Всем им, по мнению ряда исследователей, были свойственны те или иные признаки душевного нездоровья.


Мария Бронте - мать писательниц

После смерти супруги пастор попытался вновь жениться и делал предложения двум-трем женщинам, но безуспешно.


Патрик Бронте

Пасторский дом стоял на кладбище, окруженный тесными рядами надгробий. Эмили, как ни странно, любила это открытое всем ветрам маленькое мрачное жилище с окнами на погост и болезненно переживала каждое расставание с ним. Впрочем, покидала она родное гнездо крайне редко. Впервые – в шестилетнем возрасте, когда, три года спустя после смерти матери, ее вместе со старшими сестрами определили в частную школу для дочерей священнослужителей. Грязь и холод в помещениях, недоедание, жестокое обращение воспитательниц… В воскресенье учениц вели за несколько километров в церковь, там они простаивали длиннейшую службу, во время которой многие падали в обморок от истощения. Спали девочки по четверо на одной кровати, а постельное белье менялось раз в месяц. А когда вспыхнула эпидемия тифа, заболело сразу сорок пять воспитанниц. Половина из них не выжила…


Эмили Бронте
by her sister Charlotte Bronte

Об одном из подобных заведений ярко повествуется на страницах романа «Джейн Эйр»… Мэри и Элизабет (необыкновенно способные, одаренные девочки) погибли, не выдержав сурового школьного режима; Шарлотту и Эмили, едва живых, отец вернул домой. Ему пришлось самому заниматься воспитанием детей, руководя их чтением, поощряя склонность к рисованию (по другим сведениям, пастор мало занимался детьми, которые писать и читать научились у… служанки). Заботы же о телесном здоровье девочек и их единственного брата приняла на себя приглашенная отцом строгая, как все пуританки, тетушка Элизабет – сестра их покойной матери.


Элизабет Брануэлл - тетушка писательниц

Еще одну безуспешную попытку дать Эмили систематическое образование предприняли десять лет спустя. Худенькая бледная пансионерка с выразительными глазами и прекрасными черными волосами, собранными в тяжелый узел на затылке, не на шутку занемогла от тоски по дому. Шарлотта, работавшая учительницей в этой же школе (снова обратимся к «Джейн Эйр»!), вынуждена была отправить ее домой.


Шарлотта Бронте
by George Richmond.

Да и сама Шарлотта чувствовала себя «на своем месте» только дома, где за тридцать лет, прошедших после смерти матери, ничего не красилось, не ремонтировалось, не появлялось хоть какой-нибудь мало-мальски новой вещицы в интерьере… В одном из писем Эллен Насси, подруге по пансиону, она признавалась: «Странная вещь – человеческие чувства: мне не в пример приятней драить печные дверцы, застилать постели и мести полы в отцовском доме, нежели жить, как герцогиня, в чужом месте».


Эллен Насси

В брюссельском пансионе мсье Эгера, где сестры совершенствовались в немецком и французском (испробовав к этому времени себя на поприще гувернанток, они ощутили потребность более основательно заняться изучением языков), Эмили ни с кем не общалась. Ее раздражала неумеренная восторженность юных пансионерок. Она казалась окружающим высокомерной, но за этой надменностью скрывалось не только презрительное отношение к посредственности, но и невероятная застенчивость, даже неуверенность в себе…


Эмили Бронте

Сестры жили довольно скудно и одевались более чем скромно, собираясь учительским трудом зарабатывать на жизнь, но их несчастье состояло не в этом.


Энн Бронте
by Charlotte Brontë

«Трагедия Эмили Бронте не в бедности и даже не в отъединенности от большого мира, – считают исследователи. – Смысл ее трагедии – в неразрешимом конфликте сильной духом, одаренной личности с этим «скучнейшим и прозаичнейшим из всех веков», как назвал свое столетие Оскар Уайльд».


Эмили Бронте

Интересно, что менее привлекательная Шарлотта имела какой-никакой сердечный опыт. И даже отказала в своей руке двум духовным лицам.


Шарлотта Бронте
J. H. Thompson

«Я не та серьезная, солидная, рассудительная особа, которой вы меня представляете, – ответила она одному из них. – Я бы показалась вам романтически настроенной и эксцентричной, вы бы нашли меня язвительной и резкой».


Шарлотта Бронте
Painted by Evert A. Duyckinck, based on a drawing by George Richmond

В то время Шарлотте должно было исполниться двадцать три – возраст по тогдашним представлениям критический, а она отказалась от независимого и обеспеченного положения!


Шарлотта Бронте

«Мне на роду написано быть старой девой. Но неважно, – сообщала Шарлотта в письме к подруге. – Я согласилась с этой участью еще в двенадцатилетнем возрасте».


Шарлотта Бронте с отцом

Но еще один из молодых священников – обаятельный помощник отца, Уильям Уэйтмен, вызвал в ее сердце серьезное чувство. Но Шарлотта запретила себе и думать о нем, узнав, что в него страстно влюбилась ее младшая сестра Энни. Что до героя их грез, то он любил совсем другую женщину и вскоре безвременно скончался. Шарлотта утешала в письме разбитую горем сестру: «Страстная любовь – безумие и, как правило, остается без ответа!»


Энн Бронте
by Charlotte Brontë

В 1842 году, во время пребывания вместе с Эмили в пансионе мсье и мадам Эгер, двадцатишестилетняя Шарлотта писала домой: «Моя жизнь сейчас… восхитительна…» Ее сердце было отдано умному, вспыльчивому и очень требовательному учителю, обаятельному человеку.


Шарлотта Бронте

Наставник из двух учениц выделял также Шарлотту и даже как-то в письме к отцу семейства Бронте упомянул о намерении предложить работу сестрам «или хотя бы одной из них». Действительно: через полгода мадам Эгер, хозяйка заведения, предложила Шарлотте место учительницы английского языка, а Эмили – учительницы музыки. Вместо платы – возможность столоваться и продолжать собственное обучение. Сестры согласились, но вскоре получили из Англии печальные вести: любимая тетушка Элизабет заразилась холерой. Из второго письма стало известно о ее кончине… Шарлотта и Эмили уехали домой. Здесь они узнали о последней воле тетушки: три сестры унаследовали достаточные средства, чтобы открыть собственную школу.


Энн Бронте

«Оставить отца одного они не могли, – пишет Мюриэл Спарк в биографическом очерке «Эмили Бронте». – Значит, хоуортский дом священника и станет пансионом. Они напечатали объявление, рекламирующее «Заведение сестер Бронте». Месяц за месяцем они писали матерям потенциальных учениц, рассылали свои объявления повсюду… Ни одна маменька среди их знакомых не пожелала послать дочь в уединенный дом священника среди вересковых пустошей…»


Дом семейства Бронте в 20 веке

 

И Шарлотта вернулась в Брюссель продолжить образование. Вероятно, желание вновь увидеть мсье Эгера, жить и дышать рядом с ним оказалось нестерпимым… Ей не удалось скрыть свое чувство от глаз хозяев, и сразу же начались неприятности. Мы не знаем, отвечал ли Шарлотте взаимностью Константин Эгер (может быть, и да), но, измученный истериками своей необразованной и грубой жены, учитель стал избегать девушку. Сама мадам держалась с ней холодно и отчужденно, и в январе 1844 года Шарлотта была вынуждена вернуться домой. По приезде она чуть ли ни в первый же день отправила учителю такое письменное признание: «Я не знаю покоя и отдыха ни днем, ни ночью. Стоит мне заснуть, как меня начинают терзать мучительные сновидения, в которых мне являетесь Вы – всегда суровый, всегда строгий, всегда разгневанный на меня».


Шарлотта Бронте

 

Subscribe

  • Журналист и музыкант

    Ханнес Ростам / Hannes Råstam Шведский тележурналист и бас-гитарист. ( 27.07.1955 - 12.01.2012 ) Сегодня он больше известен как…

  • жаль, без вас, Быстрицкий...

    Есенин перепутал фамилию, но знакомство с еврейским мальчиком, прибывшим в Москву в поисках работы и славы, видимо, произвело на него впечатление. По…

  • БАШЛАЧЕВ Александр Николаевич

    Поэт и исполнитель "Я знаю, душа начинает заново маяться на земле, как только о её предыдущей жизни все забыли. Души держит…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments