Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Category:

БУНЧИКОВ Владимир Александрович (часть 2; глава 17)



 

Подошел незаметно 1955 год. Нам позвонили домой и пригласили встречать Новый год в Кремле! Было как-то непонятно. А потом я никогда на Новый год никуда не уходил. Этот праздник я всегда встречал дома с семьей. Но очевидно, отказываться было нельзя.

 

Я и Нечаев пришли за час или за два. Пошли осматривать Кремль. Когда вернулись в зал, то там было полно народу. Увидели знакомых артистов: И.С.Козловского, Зару Долуханову, М.Рейзена и многих других. За 20 минут двери Георгиевского зала открыли и мы увидели накрытые столы. Нашли свое место, сели. В зале стояла громадная елка. Наконец, без десяти минут 12 появилось правительство во главе с Маленковым. Ровно в 12 часов погас свет, елка зажглась, все поднялись с бокалами, нас поздравили с Новым годом. Оркестр заиграл Гимн Советского Союза. Теперь я вспоминаю, что нас поздравил В.М.Молотов. Из артистов никто не пил и не ел. Обстановка была явно тяжелая. Все актеры сидели и ждали своей очереди для выступления.

 

Посчастливилось одной Заре Долухановой. Она выступала первой. Отпела – и ушла домой. Мы с Нечаевым должны были выступать гораздо позже. Во втором часу ночи услышали свои фамилии. Петь было трудно, кто пил, кто ел. Нас никто не слушал. Хлопали только из-за приличий. После выступления прошли к своему столу хоть что-нибудь поесть. Но, увы, столы были пустые. Мы встали и пошли выходу. К нам подошел майор и очень вежливо спросил: «Почему Вы уходите?» Я ответил, что мы уже выступили и хотели немного закусить, но на столе ничего не было. Он нас проводил в комнату этажом ниже, там были накрытые столы. Сели за стол, но есть не хотелось, что-то нам мешало. Выпили по 100 гр., съели по бутерброду и попросили нас отвезти домой. Этот же майор проводил нас к машине, и я уехал домой.

 

Домой приехал около трех часов ночи, мои давно уже спали. Утром всем домашним и соседям подробно рассказывал, как я был в Кремле. Конечно, в то время попасть в Кремль – это было что-то невероятное! Я долго потом вспоминал этот Новый год. Прошел Новый год, впереди опять работа и работа, опять гастроли.

 

Куда мы поедем, я еще толком не знаю. Наконец сказали, что поездка будет на Кавказ. Ну что же, там хоть тепло. Баку, Ереван, Тбилиси. Прекрасные города. Концерты с симфоническим оркестром. С собой взял певицу В.Иванову. Она будет петь со мной дуэты. Концерты проходили при аншлаге. Прекрасный оркестр, да и репертуар у меня хороший. Арии из опер, оперетт, классика и в конце песни. Успех был потрясающий!

 

В выходной день в Ереване мы поехали к католикосу в гости. Он нас принял очень хорошо, показал церковь, правда, она была на ремонте. Мы пригласили его на концерт. Он обещал. Вечером смотрю в зал – пришел, сидит в ложе. Первое отделение он прослушал, аплодировал мне, а после антракта его уже не было. Дело в том, что живет он далеко, больше 20 километров и ехать по дорогам трудно, кругом темень. Перед отъездом он зашел ко мне за кулисы и поблагодарил за концерт.

 

В Тбилиси у меня два концерта: один с оркестром, другой под рояль. С оркестром пел в консерватории. Очень красивое здание, прекрасная акустика, хорошая публика. Из Тбилиси поехал в Сухуми, Сочи. Дорога очень красивая, не оторвешь взгляда от окна. В Тбилиси я уже не первый раз, город сказочный и прекрасный, гостеприимный народ! Там я встретил много старых знакомых, актеров, которые меня помнили еще по Джаз-голу.

 

А в Москве у меня опять новая работа. Композитор Ипполитов-Иванов написал оперу «Вадим». Опера хорошая, но пели мы ее под рояль. Оркестра нам не дали, а поэтому и впечатление было другое. После Вадима мне предложили готовить партию Сильвио из оперы «Паяцы». Эту оперу я знал хорошо. Что говорить – опера прекрасная. Когда-то пел ее в Ленинграде. Дирижер оперы С.А.Самосуд. Все артисты ее готовили с необыкновенным подъемом. Состав артистов был таков: Недду пела А.Яковенко, Канио – А.Тархов, Тонио – В.Захаров. Жаль, что эту оперу также не записали. На пленку я записал с дирижером А.Броном несколько арий и один дуэт. Партию Недды спела Пиатровская. 

 

Глава 17. Польша и Венгрия.

 

 Впервые наш оркестр собирался в гастрольную поездку за рубеж. Много волнений. Мы еще не знаем, кто из дирижеров поедет. Наконец нам дали знать, что с нами поедет дирижер Г.Столяров. Из солистов: В.Нечаев, А.Соленкова, К.Лазаренко и я. Сначала едем в Польшу. Всю нашу программу просмотрели в Колонном зале. Я пою соло и несколько дуэтов с Нечаевым. Вроде все прошло хорошо, программу приняли. На сборы дали два дня.

 

Провожать нас пришло много народу. Все-таки поездка ответственная – как нас примет народ не известно. Все волновались. В дороге стало веселее, музыканты народ веселый, неунывающий! В Брест приехали утром. Пока наши вагоны отцепляли и ставили на другие рельсы, мы поехали смотреть город. Конечно, первое – это Брестская крепость. Боже мой, страшно смотреть: одни руины; сколько же здесь погибло наших солдат, да и мирных жителей. Зрелище настолько жуткое, что мороз пробегает по коже. Все кругом полито кровью наших солдат. Мы ведь гораздо позже узнали всю историю этой крепости, правду о ее героизме и стойкости. Да, такое может вынести только русский солдат! Настроение у всех подавленное, сколько же горя принес нам фашизм. Да и сам город разрушен, полно развалин. Решили пойти обедать, но кусок в горло не шел после всего увиденного. Кое-как проглотили обед и поехали. Вот и граница. Снова проверка документов, нет ли у кого оружия или еще чего-то. Наконец все формальности остались позади.

 

Вот и Варшава. Нас встретила польская общественность, поместили нас в хорошей гостинице. Вечером пошли смотреть город. Если его так можно назвать… Страшные разрушения, хотя прошло уже много лет с той поры, но развалин много. Нам показали гетто, рассказали, что здесь было восстание, конечно, почти все погибли. Сейчас на этом месте стоит памятник из черного мрамора погибшим евреям.

 

В Варшаве нам предстояло петь в зале Конгресса. Дом похож на наш высотный. Нам сказали, что строили его русские. Концерт прошел с большим успехом, в зале было много приглашенных, нам преподнесли цветы. Вообще надо сказать, что везде в Польше нас встречали очень хорошо, нам были рады и это было очень приятно. Кормили тоже хорошо, это было не менее важным, так как на голодный желудок не очень-то весело петь. Словом, голодных среди нас не было. Приехали в город Гданьск. Город также разрушен, много старых домов. Жили мы в маленькой гостинице без всяких удобств. Погода была сырая, прохладная, мы не стали долго гулять, быстро вернулись. В 7 часов нам подали два автобуса, и мы поехали на концерт. Ехали по аллее Рокоссовского. Пели в театре, который был прямо в лесу. Чудесный воздух, петь легко. Специально для поездки в Польшу мы выучили несколько песен на польском языке. Их мы пели в конце. Не ручаюсь за хорошее произношение, но нас поняли и довольно дружно аплодировали.

Когда у нас выпадали выходные дни, то мы ездили на экскурсии. Так нас привезли в Сопот. Город также разрушен. Зашли мы в костел «Святая Мария». Он огромен и вмещает несколько тысяч человек. Нам повезло, там была служба! Очень много верующих. Зрелище довольно впечатляющее. После костела нас пригласили на взморье на встречу с польскими артистами. Погода стояла хорошая, нам предложили искупаться, но мы отказались, так как у нас не было купальных принадлежностей. Пляж шикарный, песочек, везде высокие плетеные корзины, в них сядешь, а сверху зонтик от солнца. Угостили нас кофе и вином, польских артистов сменяли и наши, было весело и непринужденно. Когда мы уезжали, то по дороге конечно искупались, тут уже можно было купаться без специальных костюмов, пляж был «пролетарский». Правда, мы все-таки купили в городе плавки, на случай если придется купаться в приличном месте.

Бунчиков Владимир Во время поездки по городам Польши.

 

Мы в Польше часто ездили с шефскими концертами в воинские части. Нас солдаты всегда с радостью встречали, спрашивали про Москву, как она без них. Я уже писал, что в выходные мы ездили на разные экскурсии, от них мы никогда не отказывались. Интересно посмотреть не только музеи, но и дворцы, которые постепенно восстанавливались. В Гданьске мы слушали прекрасного органиста в костеле «Оливия». Он исполнил нам Баха, Моцарта. Потом попросил, чтобы кто-нибудь из русских спел под его аккомпанемент. Согласилась Алла Соленкова. Спела она «Аве Мария». Соленкова встала внизу, орган был сверху и звук был изумительным. Поляки, которые присутствовали в костеле, были приятно удивлены и обрадованы такому концерту.

 

Нас всех ошеломил не только этот огромный зал костела. Мы обратили внимание на то, что вокруг органа много деревянных фигур. Интересно, что когда органист играл «форте», эти фигуры начинали двигаться. Фигуры были со скрипками, с духовыми инструментами, была даже фигурка арфистки. Мы никак не могли понять, как это сделано. Историю этого органа нам рассказали позже. Этот орган строил немец, сначала построил маленький орган, а потом решил достроить его до размеров большого. Когда строительство было закончено, пригласили автора проекта Яна Вулера. Когда орган заиграл, всё было ничего, но когда он увидел, что все фигуры двигаются, то с ним почему-то случился разрыв сердца.

 

Надо сказать, что поляки очень любят цветы. В городе полно разрушений, а цветники везде разбиты. Очень аккуратно подстрижены деревья, кустарники. В цветочных магазинах так же много цветов. Словом много мы проехали по городам Польши и везде нам оказывали самый теплый прием. Особенно запомнился мне город Зеленогура. Там, кроме двух запланированных экскурсий на завод и в детский сад, нас еще пригласили на винный завод. Все повеселели. Сначала нам рассказали про производство вин, а потом повели на дегустацию. Музыканты пили сколько хотели, кто 10 стаканов, кто больше. Еле унесли ноги. Хорошо, что концерт не сорвали, а наоборот выступили с большим подъемом, настроение у всех было чудесное! Но напрасно все радовались. После концерта Столяров вызвал всех «любителей» и дал им страшный разнос. Думаю, что после этого он надолго отбил охоту к вину. Потом мы часто вспоминали этот случай. Хорошо, что не случилось никакого ЧП.

Бунчиков Владимир В.Бунчиков и дирижер Г.Столяров. Польша, 1956 год

 

Снова переезды, они очень утомительны, только освоишься в новом городе - и опять собирай чемоданы. Нас очень ждали в воинских частях, там много наших солдат, поэтому понятно их ожидание. Пели наши советские песни. Однажды Капиталина Лазаренко спела на польском языке известное танго. Мы смеялись, ей хотелось «побить» «Соловья» в исполнении Аллы Соленковой. Успех Лазаренко имела огромный, но, как говорится, «Соловья» не «побила».

 

Однажды нам предложили поехать в Освенцим. Ехать было, прямо скажу, страшно. Приехали, погода прохладная, настроение у всех жуткое. Вошли во двор. Перед глазами – город смерти. Еще стоят вышки для автоматчиков, бараки, несколько рядов колючей проволоки. Железная дорога: сюда сразу въезжал целый состав с заключенными. Печи взорваны. Нам показали, где жили узники. Лежат чемоданы, на них написаны адреса. Под стеклом детская обувь, женские волосы. Кошмар! Трудно передать наше состояние в тот момент. Все были убиты этой «экскурсией», лучше бы мы туда не ездили. Мы возложили цветы, памятника еще не было, положили у барака.

 

Однажды после обеда в ресторане к нам подошел молодой человек и сказал, что он родом из Кишинева, но его родители увезли в Англию, еще когда он был маленьким, однако русскому языку его учили. В Англии он закончил колледж и теперь преподает русский язык. Сказал, что любит наши песни, собирает пластинки. Мы его спросили, какие песни у него есть. Он сказал, что любит дуэт Бунчикова и Нечаева, особенно в их исполнении песню «Давно мы дома не были». Каково же было его удивление, когда ему представили «живых» Бунчикова и Нечаева. Мы ему дали свои автографы, пригласили на концерт, но он отказался, так как уже уезжал.

 

Вообще, где бы мы ни были, старались, как можно больше узнать о городе, о его истории. В Кракове, например, на площади стоит чудесный костел 14 века. Говорят, что там были похоронены все польские князья. Наверху костела стоит фигура трубача, каждый час трубач трубит. Гид нам рассказал, что раньше, когда Краков был столицей Польши, на самом верху этого костела был наблюдательный пункт. Когда к городу приближались враги, трубач начинал трубить. Правда, он погибал, но сигнал тревоги в городе слышали. Ровно в 12 часов дня открылось окошечко, оттуда показалась фигура трубача, и мы услышали звук трубы.

 

Очень интересна была прогулка по старому городу Гжеже. Сначала, как всегда, концерт, потом день отдыха. Публика оказалась очень хорошая, мы это сразу почувствовали. Правда нас везде принимали хорошо, об этом я уже писал. Но здесь теплоту мы сразу ощутили. Всем дарили цветы, очень хлопали после каждой песни.

 

Утром нас повезли во дворец графа Потоцкого. Огромный парк, масса цветов, зелени. Сам граф сбежал в 1944г., успел прихватить с собой все картины, гобелены срывал со стен. Рассказывают, что все это добро он погрузил в несколько вагонов и укатил. Единственное, что он не мог взять - это кареты, а их было штук 10. Граф приказал слуге вывезти эти кареты в лес и ждать его. Но тот не успел, так как подошли русские и польские войска, этому слуге пришлось кареты оставить в замке. Вот такая история.

 

Иногда вечерами мы после ужина оставались в ресторане. Смотрим – поляки заказывают кофе, пирожное, иногда немного вина и сидят весь вечер или танцуют. Рестораны там очень уютные, полумрак, тихо играет оркестр, иногда выступают солисты. Все очень скромно, никто не пьет и не ест, как это бывает у нас. Люди приходят в ресторан просто посидеть и отдохнуть.

 

Как мы ни отказывались, а нас повезли в еще один лагерь смерти - Майданек. То, что мы увидели, трудно описать. Непонятно, почему нам так хотели показать эти лагеря. Можно подумать, что мы в этом виноваты! Нам показали насыпь, оказалось, что это пепел людей. Здесь расстреляли 18000 наших пленных. Несколько дней расстреливали русских. К подножью этой насыпи мы возложили цветы. Рядом стоял совсем небольшой домик, там жил комендант с семьей, а в другой половине дома пять печей. Гид рассказал нам, что здесь фашисты сожгли около 2-х миллионов людей. Коменданта этого лагеря поймали в Германии, его опознали и привезли в этот лагерь. Поляки повесили его рядом с его домом.

 

Скоро конец наших гастролей. Все устали, надоело переезжать из города в город, недосыпать, трястись в автобусах. Словом было трудно, хотя и интересно. Скорее бы домой! В Варшаве дали прощальный концерт.

 

Снова Брест, русская речь, наконец мы в России! В Москве работы полно, а нам дали для отдыха только один день. Опять концерты, передачи, поездки. Очень часто мне приходилось выезжать с оркестром прекрасного дирижера Вероники Дударовой. Вообще мне повезло. Я работал со многими известными дирижерами, это были не только отличные музыканты, но и прекрасные руководители, а это немаловажно в большом коллективе. У всех разные характеры, темпераменты, со всеми надо ладить, знать, чем музыкант дышит, какие у него возможности. Иногда один и тот же такт заставляют несколько раз переделывать, особенно это было с Н.С.Головановым. Он даже малейшей фальши не терпел, мог выгнать с репетиции немедленно. Отсюда и важно иметь терпение, как нам, так и руководителю.

 

Почему я так подробно пишу про гастрольные поездки? Потому что это было частью моей жизни. Я не привык сидеть на одном месте. И как ни трудно было на дальних выездах – все же не отказывался.

 

Мне предложили поехать в Венгрию. Я согласился. Бригада была большая, на этот раз поехали и драматические артисты и балет. В Будапеште пошел сразу на ту улицу, где я когда-то упал и сломал ногу.

 

Уже ничего похожего нет, нет многих домов, их снесли и построили новые. Хоть я тогда по городу и походил на костылях, а ничего не видел. Город, безусловно, красив! Много рекламы, света, особенно вечером. Венгры - красивый народ, гостеприимный, но язык их – ужас! Мы их не понимаем, они не понимают нас. Разговариваем на пальцах. Улицы в городах тоже красивые, есть пешеходные, как наш теперешний Арбат. Концерты проходили хорошо. Часто мы ездили в воинские части. Там нас встречали с восторгом. Программа концерта была хорошая, разнообразная, на любой вкус. Не помню точно где, но в одном городе за нами приехали из части и сказали, что ждут Бунчикова, а больше никого не нужно. Оказалось, в этой части много москвичей, они меня слышали раньше и поэтому просят приехать. Пришлось согласиться.

 

Я много пел солдатам, мне подарили прекрасное венгерское вино. После концертов понемногу пил это вино, а иногда «выдавал» своим ребятам по 100 грамм. Оно меня раз даже спасло. Нас уговорили пойти в солдатскую баню, но предупредили, что там холодно. Очень хотелось попариться. Раздевались в самой бане; действительно, не жарко. Баня огромная. Конечно, я простудился. Заработал трахеит, но вино немного помогло от более сильной простуды.

 

Поездка по Венгрии закончилась, снова домой. Не успел распаковать чемодан – снова поездка, на этот раз на Украину. Поехал с пианистом А.П.Ерохиным. Он работал со мной и Зарой Долухановой. Когда он был свободен, то ездил со мной. В Харькове я пел в оперном театре. Меня очень хорошо принимали. Я пел классику в первом отделении, затем оперетту и песни. Несколько концертов спел в Киеве. Там у меня был один неприятный случай. Я должен был спеть пять концертов. Однажды ко мне пришел местный администратор и сказал, что еще один концерт у меня в клубе МДВ. На что я сказал, что два концерта в один день я не пою. Но он мне сказал, что я должен спеть две-три песни. Я согласился. Когда я подошел к клубу, то увидел огромный щит: «Сегодня концерт Владимира Бунчикова». Передо мной выступали бандуристы, их еле-еле приняли, я понял, что ждут меня. Спел одно отделение, больше не мог. Публика была недовольна. Написали в Москву. Мне пришлось давать письменное объяснение, что меня обманули.


Продолжение следует...

 


Tags: исполнители
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments