Лена Кац (madam_petuhova) wrote in chtoby_pomnili,
Лена Кац
madam_petuhova
chtoby_pomnili

Category:

«Русской поэзии возвращен большой поэт».

В память о Викторе Шнейдере - поэте, писателе, авторе прекрасных песен.
Завтра ему исполникось бы 39.
Страничка в интернете: www.horoshiepesni.ru
Mузыкально-поэтический фестиваль имени Виктора Шнейдера.

«Русской поэзии возвращен большой поэт». Так сказал Александр Городницкий на презентации двухтомника Виктора Шнейдера в Центральном Доме Литераторов в ноябре 2003 года. Смеем предположить, что имя поэта большинству читательской аудитории пока (подчеркиваем) незнакомо, хотя за девять лет, прошедшие со дня его трагической гибели в январе 2001 года, число его читателей и почитателей его таланта неуклонно растет.
Виктор родился в г.Пушкине в 1971 году. Биология – семейная традиция: биологом был отец и старший брат, и Виктор поступил в ленинградский Технологический институт по специальности биотехнология. В 1991 году переехал в Германию, закончил Геттингенский университет, работал и писал диссертацию в Мюнхене.
Однако с детства неутолимой страстью была литература. Вначале почти все свои стихи он превращал в песни и пел их в кругу друзей и перед более широкой аудиторией. В песнях Виктор был блестящим версификатором, ему прекрасно удавались, будто он всю жизнь их писал, серенады и романсы, лихие частушки и молитвенные гимны и песнопения, все – от песенок, «простых, как пятак» (но как непросто достичь этой простоты), до глубокой философской поэзии.
В Германии Виктор увлеченно занялся переводами. Он переводил и классиков Гейне и Ницше, и современных поэтов – Мая, Круппа. В 1998 году он стал лауреатом Рунета на лучший перевод года за переводы из саарского поэта Герхарда Тэнцера.
Литература как деятельность, как потребность души выходит на первый план. «Я уезжал как биолог, а поэта насильно увозил с собой, – пишет он в Питер своему другу и редактору Нине Алмазовой. –Теперь биолог у поэта разве что батрак, который разве что кормит, и весьма нерадивый».
Он торопился творить, не торопясь печатать. В цикле ироничных и самоироничных стихов, названном Витей «Сестра моя краткость», есть много на эту тему:
Все основанья есть плясать
Победный танец тунеядца,
Поскольку перестал писать,
Но стал зато публиковаться

Творенье удалось твое. Ура.
Однако поздравлять тебя не буду:
Уже надежды поданы. Пора
Переходить на основные блюда.
Но порой сквозь шутку вдруг проступала мудрость и поэтическое прозрение
И не важен, и не страшен
Суд соседей и коллег.
Кто велик был в веке нашем
Скажет следующий век.

У меня к ним только жалость,
Хоть грубят и врут,
Потому что я останусь,
А они умрут.
Он оказался прав, но жаль, что мы смогли так быстро это проверить. 25 декабря 2000 года он разбился на лыжном спуске, 13 дней пролежал в коме и 6 января умер.
Каждый год, начиная с 2001, в середине октября, в канун дня рождения Виктора, проводится трехдневный музыкально-поэтический фестиваль его имени. Изначально кампания по популяризации творчества талантливого поэта превратилась в событие, которого ждут.
Присутствовавший в качестве почетного гостя третьего фестиваля имени Шнейдера актер и режиссер Вениамин Смехов, большой любитель и знаток поэзии, был «очарован стихами Виктора», а показанная на фестивале пьеса понравилась ему как режиссеру. «Я знаю толк в соединении различных текстов. То, что сделал Виктор – это даже дальше, чем когдатошняя идея Любимова из прозы и стихов делать пьесы.». Артистично отзывался он и о стихах: «Очень приятно мне как актеру дегустировать Шнейдера на вкус, на звук, на интонацию. Легкое дыхание, самоирония... «Нарастание» Шнейдера напоминает мне то, что было в моей жизни с Визбором и Высоцким. Вчитываясь в стихи Виктора со все большим проникновением и наслаждением, я стал включать их в свои выступления на радио и на концертах.»
Он был естественной составляющей нашей жизни, участником концертов и фестивалей, для тех, кому посчастливилось, был он другом и собеседником, для многих – воздухом, которого не замечаешь, когда он есть, но в отсутствие которого задыхаешься…
В восемнадцать лет он написал:
Летела по миру планета,
Эфирный ветер дул в лицо,
Я был пиратом, был поэтом,
Я был египетским жрецом.
Дворцы узнал я и казармы,
На плахе голову сложив,
Я исчерпал четыре кармы
Но все-таки остался жив.
(Ante lucem, 1989)
Говоря о своих любимых поэтах, Иосиф Бродский заметил: «люди, с которыми мы сталкиваемся, становятся частью нашего сознания, они становятся нами. Их взгляд на мир стал частью нашего восприятия. После того, как мы их узнали, ничего столь же существенного в нашей жизни не произошло, да? Эти люди нас просто создали. И все. Поэтому они наши современники, пока мы дуба не врежем. Пока мы живы.»
Вам еще незнакомо имя нашего современника Виктора Шнейдера? Надеюсь, это ненадолго!

Отрывки из статьи Олги Лук, Франкфурт-на-Майне.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment