Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Categories:

ДАЛЬ Олег Иванович (часть 1)




«Я - не народный, я - инородный...» – говорил о себе Олег Даль.

 

 

Олег Даль родился 25 мая 1941 года в Москве.

Детство Олега Даля прошло в Люблине, которое тогда было пригородом Москвы. Его отец - Иван Зиновьевич Даль был железнодорожным инженером, а мама Павла Петровна - учительницей. У Олега была сестра Ираида.
 

В детстве Олег мечтал стать летчиком или моряком. Однако во время учебы в школе у Олега проявились проблемы с сердцем, с мечтой о героической профессии пришлось расстаться, и Олега заинтересовала поэзия. Прочитав лермонтовского «Героя нашего времени», Даль решил стать актером, надеясь однажды сыграть Печорина.

Окончив среднюю школу в 1959 году, Олег Даль подал документы в Театральное училище имени Щепкина, но родители были категорически против этого решения сына,  так как считали профессию актера несерьезной. Кроме того, Олег с детства картавил, и в принципе, должен был провалиться на первом же экзамене. Однако становиться посмешищем в глазах приемной комиссии Олег не собирался, исправил свою картавость в кратчайшие сроки, и заставил родителей смириться с его желанием стать артистом.  

На экзамене в училище Олег Даль выбрал для чтения два отрывка: монолог Ноздрева из «Мертвых душ» и кусок из «Мцыри» своего любимого поэта Михаила Лермонтова. Во время исполнения первого в аудитории стоял громкий хохот. Высокий и худой Олег, с пафосом декламирующий монолог Ноздрева, привел экзаменаторов в состояние, близкое к обмороку. Хотя самому Далю в тот момент показалось, что дело провалено, он решил идти до конца. Когда смех стих, он стал читать отрывок из «Мцыри». Экзаменаторы удивленно переглянулись - вместо мальчика, минуту назад вызывавшего смех, перед ними стоял увлеченный юноша с  прекрасной речью. Олега Даля зачислили на первый курс училища, которым руководил Николай Анненков. На этот же курс попали Виталий Соломин, Михаил Кононов и Виктор Павлов.  

В 1962 году на Даля обратили внимание сразу два кинорежиссера - Сергей Бондарчук и Леонид Агранович. Бондарчук пригласил Даля попробоваться на роль младшего Ростова в «Войну и мир», но пробы Даль не прошел, а Агранович утвердил его на главную роль в картине «Человек, который сомневается».



На момент выхода этого фильма на экраны в 1963 году Даль закончил учебу в театральном училище. Побывавшая на его дипломном спектакле актриса Алла Покровская позвала его в «Современник». Прежде чем попасть в этот театр, кандидату требовалось пройти экзамен из двух туров. Олег с  блеском сыграл свои роли в обоих показах, и его зачислили в труппу.
 

Людмила Гурченко, тоже бывшая в числе соискателей, вспоминала, как, услышав за дверями гром аплодисментов, заглянула туда и увидела Олега, завершающего страстный монолог на высоком подоконнике, затем летящего по немыслимой дуге в середину зала и секунду спустя скромно остановившегося с оторванной оконной ручкой среди всеобщего восторга.

Попав в «Современник», Даль в течение пяти лет не играл значительных ролей. Но из того, что он сыграл, можно назвать роли Генриха (главная роль) в «Голом короле», Миши в «Вечно живых», Кирилла в «Старшей сестре», гнома Четверга в «Белоснежке и семи гномах», Маркиза Брисайля в «Сирано де Бержераке», Игоря во «Всегда в продаже», Поспелова в «Обыкновенной истории» и эпизод в «Декабристах».
 


Придя в «Современник», актер женился на актрисе Нине Дорошиной. Она была старше его на семь лет, и их брак продлился всего один день. На свадьбу пришел Олег Ефремов, поздравил молодых, усадил Дорошину к себе на колени и сказал: «А любишь ты, лапуля, все-таки меня!» Все это произошло на глазах у Даля, который ушел с собственной свадьбы. Второй раз Даль женился на актрисе Татьяне Лавровой. Через два года они развелись. Актер, которого донимали вопросами о причинах разрыва, однажды сказал: «Она была злая» - и ничего больше.  

Очередной картиной с участием Даля стал фильм режиссера Исидора Анненского «Первый троллейбус». Он был снят в 1963 году на Одесской киностудии. В картине так же снялись Михаил Кононов, Евгений Стеблов и Савелий Крамаров. Фильм вышел на экраны страны в 1964 году и был хорошо принят публикой.



В течение последующих двух лет Даль снялся еще в двух картинах – «От семи до двенадцати» режиссеров Е. Народницкой и Ю. Фридмана и «Строится мост» Олега Ефремова. Картина Ефремова была сыграна актерами «Современника» и рассказывала о молодежной бригаде, строившей автодорожный мост через Волгу. Олег Даль сыграл в ней маленький эпизод.
 


В начале 1966 года Олега нашел режиссер Владимир Мотыль, который собирался ставить фильм по сценарию Булата Окуджавы «Женя, Женечка и Катюша». Исполнителя на главную роль у режиссера не было, но двумя годами ранее, когда он собирался снимать «Кюхлю» по Ю. Тынянову, коллеги настоятельно рекомендовали ему посмотреть на Даля. Мотыль Даля так и не увидел, но фамилию запомнил. И теперь решил познакомиться. 

Режиссер вспоминал: «Первая же встреча с Олегом обнаружила, что передо мной личность незаурядная, что сущность личности артиста совпадает с тем, что необходимо задуманному образу. Это был тот редкостный случай, когда артист явился, будто из воображения, уже сложившего персонаж в пластический набросок. Короче, тогда мне казалось, что съемку можно назначить хоть завтра. К тому же выяснилось, что Даль уже не работает в театре и поэтому может целиком посвятить себя кино. На нем был вызывающе броский вишневый вельветовый пиджак, по тем временам экстравагантная, модная редкость. Ему не было еще двадцати пяти, но в отличие от своих сверстников-коллег, с которыми я встречался, и которые очень старались понравиться режиссеру, Олег держался с большим достоинством, будто и вовсе не был заинтересован в работе, будто и без нас засыпан предложениями. Он внимательно слушал, на вопросы отвечал кратко, обдумывая свои слова, за которыми угадывался снисходительный подтекст: «Роль вроде бы неплохая. Если сойдемся в позициях, может быть, и соглашусь».


Как только была отснята кинопроба с Далем, на студии нашлись противники выбора такого актера. Даля обвиняли в отсутствии стихийного обаяния, в недостаточной яркости и неспособности сыграть «интеллектуального мальчика». Было даже мнение, что «…в его облике не хватает русского национального начала». 


Но режиссеру и сценаристу удалось отстоять Даля, и съемки фильма начались. Они проходили в Калининграде. По словам участников тех съемок, центром всего коллектива были два актера - Олег Даль и Михаил Кокшенов. Их непрерывные хохмы доводили всю группу до колик. Владимир Мотыль вспоминал: «Едут в съемочной машине по центру Калининграда Даль и Кокшенов. Они пока работали, все время друг друга разыгрывали, а в этот день им какая-то особенная вожжа под хвост попала. Даль внезапно спрыгивает на мостовую и бежит через улицу в сторону какого-то забора, размахивая бутафорским автоматом и время от времени из него постреливая. Кокшенов тоже прыгает и с таким же автоматом бежит за ним, вопя: «Стой, сволочь, стой!» Прохожие в ужасе наблюдают за этой сценой, пока не появляется настоящий военный патруль. Возглавляющий его офицер потеет от напряжения мысли: вроде на Дале с Кокшеновым советская военная форма, но какая-то не такая. «Кто такие?» - спрашивает он артистов. «Морская кавалерия, товарищ майор», - докладывает Кокшенов. «Железнодорожный флот, товарищ майор», - рапортует Даль. А этот дядька был на самом деле капитаном 3-го ранга, и «майором» они его доконали. Никаких артистов он не знал и под конвоем отправил наших ребят на гауптвахту. С великим трудом мы их вырвали из лап армейского правосудия».


В начале 1967 года съемки картины были закончены, но ее прокатная судьба была печальной. Премьерный показ фильма в Доме кино был запрещен, и Булату Окуджаве с трудом удалось договориться о показе картины в Дом литераторов. Было напечатано всего две афиши. 21 августа 1967 года состоявшаяся премьера вызвала бурю восторга у зрителей. Но даже после такого приема отношение чиновников к фильму не изменилось. Было приказано отпечатать минимальное количество копий и ограничиться минимальным прокатом в провинции.

В момент выхода фильма «Женя, Женечка и Катюша» Даль снимался в очередной картине режиссера Н. Бирмана «Хроника пикирующего бомбардировщика», в котором Олег сыграл роль летчика Евгения Соболевского. Созданный актером образ умного и обаятельного парня, придумавшего фирменный ликер под названием «шасси», понравился зрителям. После выхода фильма на экран молодежь стала так называть крепкие напитки, а Даль стал одним из самых популярных актеров советского кино. 

Актрисы, знавшие Олега говорили, что он притягивал женщин как магнит. «На съемках любого фильма половина группы - от ассистентов до прим - была влюблена в Олега», - рассказывала Любовь Полищук. Не говоря уже о поклонницах, которые повсюду набрасывались на своего кумира. Актер этого не любил. Однажды режиссер Евгений Татарский зашел к Далю в гостиничный номер. Кругом сушилась мокрая одежда. «Что случилось?» - спросил Татарский. «Да вот, шел по набережной, какие-то бабы на меня накинулись. Кричат: «О, Олег Даль, Олег Даль!» Я прыгнул в море, выплыл около гостиницы и пошел».

Конец 60-х годов, стал удачным временем для Олега Даля. После нескольких лет творческих и личных неурядиц у него все складывалось удачно. В театре «Современник», куда он вернулся после долгого перерыва, Олег получил первую значительную роль - Васьки Пепла в «На дне» Максима Горького. Премьера спектакля состоялась в 1968 году.  

Олег писал в своем дневнике: «Не работать с режиссерами, пытающимися навязать свою волю. Но если он командует мной, то у нас должна быть общая платформа». И у него, безусловно, была эта «общая платформа с Надеждой Кошеверовой и Григорием Козинцевым.


Надежда Кошеверова вспоминала: «Моя первая встреча с Олегом Далем произошла во время работы над фильмом «Каин XVIII» в 1962 году. Второй режиссер, А. Тубеншляк, как-то сказала мне: «Есть удивительный молодой человек, не то на втором курсе института, не то на третьем, но который, во всяком случае, еще учится». И действительно, я увидела очень смешного молодого человека, который прелестно делал пробу. Но потом оказалось, что его не отпускают из института, и, к сожалению, в этой картине он не снимался. Когда я начала работать над фильмом «Старая, старая сказка», Тубеншляк мне напомнила: «Посмотрите Даля еще раз. Помните, я вам его уже показывала. Вы еще тогда сказали, что он очень молоденький». Основываясь на том, что я уже видела на пробах, и на своем представлении, что может делать Олег, хотя я с ним еще и не была знакома, я пригласила его на роль. Несмотря на все мои предположения, я была удивлена. Передо мной был актер яркой индивидуальности. Он с интересом думал, фантазировал, иногда совершенно с неожиданной стороны раскрывал заложенное в сценарии. Своеобразная, ни на кого не похожая манера двигаться, говорить, смотреть. Необычайно живой, подвижный». 

- Худсовет был против Нееловой, - вспоминал актер Георгий Штиль, сыгравший телохранителя принцессы. - Тогда мы втроем - я, Кошеверова и Даль - решили отстоять Мариночку. Пришли на очередное заседание, и Надежда Николаевна решительно заявила: «Либо играет Неелова, либо я эту картину ставить не буду». Старички почесали голову и решили уступить настойчивости Кошеверовой.


Именно Кошеверова предложила снять Даля своему коллеге по режиссерскому цеху Григорию Козинцеву в его фильме «Король Лир» в 1969 году. Козинцев тогда хотел снять в роли Шута Алису Фрейндлих, но она была на восьмом месяце беременности и сняться в картине не могла. Была сделана проба с Далем, которая Козинцеву очень понравилась, и актер был утвержден на роль, которая оказалась одной из лучших в его послужном списке. 


«Современный человек – человек размышляющий», – любил повторять Григорий Михайлович. И образ Шута он связывал с современностью: «Мальчик, стриженный наголо. Искусство при тирании. Мальчик из Освенцима, которого заставляют играть на скрипке в оркестре смертников; бьют, чтобы он выбирал мотивы повеселее. У него детские вымученные глаза». Даль подходил Козинцеву идеально. Они восхищались друг другом. Козинцева и Даля связывало нечто большее, чем отношения «режиссер – актер» или «учитель – ученик». Козинцев оберегал дарование Даля, как хрупкий и бесценный музыкальный инструмент. Беспощадный к любым нарушителям порядка на съемках, Козинцев лишь для Олега делал исключения, прощая его частые срывы. Объяснение звучало просто и пророчески: «Мне его жаль. Он — не жилец». Именно после общения с Козинцевым Даль начал вести свой дневник-исповедь, в котором спустя пару лет ему пришлось записать: «День 11.V.73 г. — ЧЕРНЫЙ… Нет ГРИГОРИЯ МИХАЙЛОВИЧА КОЗИНЦЕВА».


Съемки «Короля Лира» проходили в августе 1969 года в Нарве. Незадолго до этого состоялась встреча Олега с его будущей женой - 32-летней Елизаветой Эйхенбаум, которая работала в съемочной группе монтажером. Она была внучкой известного филолога Бориса Эйхенбаума. Всё время съемок Даль ухаживал за ней, затем пригласил в Москву. А когда она приехала и позвонила — не узнал. Оторванный от репетиции, раздраженно бросил: «Какая еще Лиза?!». Она обиделась, вернулась домой. Через несколько месяцев они вновь встретились на «Ленфильме». 


Елизавета Даль рассказывала: «Через несколько месяцев, когда встретились снова на «Ленфильме», выяснилось, что я оторвала его тогда от репетиции. Трогать Даля в такой момент - трагедия. Но я-то тогда об этом не знала. В этот приезд он впервые остался ночевать у меня. Но я не была еще влюблена. Сказывалась дистанция... Олег сразу подружился с моей мамой - Ольгой Борисовной и называл ее Олей, Олечкой. Ее отец, мой дед - Борис Михайлович Эйхенбаум - был знаменитым литературоведом, профессором, учителем Андроникова и соратником Тынянова и Шкловского. Когда деда не стало, я думала, что таких людей больше нет. И вдруг в Олеге я открыла похожие черты. Он довольно старомодно попросил у мамы моей руки. Это случилось 18 мая 1970 года. На следующий день он улетел с театром «Современник» в Ташкент и Алма-Ату на гастроли... То, что я попала на фильм «Король Лир», сыграло в моей жизни огромную роль. Для меня до сих пор есть в этом что-то мистическое: если бы этот фильм снимал не Григорий Михайлович, а кто-то другой, но снимался бы Олег - мы бы не стали мужем и женой. Что-то тут было... Я помню приход Григория Михайловича на очередной просмотр материала и его слова, обращенные ко мне: «Лиза, какой у нас вчера был Олег на съемке!!!» Я подумала тогда - почему Козинцев говорит об этом мне, может быть, он что-то знает больше меня? Тогда у меня самой еще не было никаких серьезных мыслей о нас с Олегом... Почему я вышла за Олега, хотя видела, что он сильно пьет? С ним мне было интересно. Мне было уже 32 года, и я думала, что справлюсь с его слабостью. Каким-то внутренним чувством ощущала: этого человека нельзя огорчить отказом...»


Фильм «Король Лир» вышел на широкий экран в 1971 году и завоевал несколько призов за рубежом на фестивалях в Чикаго, Тегеране и Милане. В год выхода фильма на экран Даль покинул труппу театра «Современник». Когда театр  готовился к постановке «Вишневого сада» по Чехову, Олегу досталась в нем роль Пети Трофимова. Однако, Олег сказал, что эту роль играть не будет. Но предлагать ему другую роль никто не собирался, и  Олег принял решение уйти из театра. Напряженные отношения Даля с руководством и частью труппы «Современника» периодически возникали на протяжении всех трех лет его повторного пребывания в этом театре. Причем, актер, часто сам провоцировал окружающих. В 1975 году во время спектакля «Валентин и Валентина» Даль внезапно присел на краешек сцены и, обращаясь к сидевшему в первом ряду мужчине, попросил: «Дай прикурить!» Зритель дал, посчитав, что в этом спектакле есть такая сцена. По этому поводу было созвано общее собрание труппы, актеру за его «хулиганский поступок» объявили выговор.  

Из дневника Олега Даля: 

«19 ФЕВРАЛЯ. Получил страшной силы заряд ненависти к театру «Современник»... 

С этим гадюшником взаимоотношения закончились - начались счеты! Глупо! 

Началось БЕЗРАЗЛИЧИЕ! 

Началась моя ненависть! 

Ненависть действенная. 

Борьба на уничтожение. 

И величайшее презрение и безразличие!.. 

МАРТ. 1976. НАЧАЛО... 

Уход из театра решен окончательно и бесповоротно! Мозг утомлен безвыходностью собственных идей и мыслей. Нельзя и малое время существовать среди бесталанности, возведенной в беспардонную НАГЛОСТЬ». 

Из письма Эфросу от 7 марта 1978 года: «Я прошел различные стадии своего развития в «Современнике», пока не произошло вполне естественное, на мой взгляд, отторжение одного (организма) от другого. Один разложился на почести и звания - и умер, другой - органически не переваривая все это - продолжает жить». 

Дебют Даля мог состояться на сцене МХАТа, куда его пригласил Олег Ефремов, чтобы сыграть роль Пушкина в спектакле «Медная бабушка» по пьесе Зорина. Даль очень активно репетировал эту роль, многие, видевшие эти репетиции, считали, что в ней актера ждет несомненная удача, однако в какой-то момент постановка ему разонравилась, и Ефремову пришлось играть роль самому. Вскоре Даль уехал в Ленинград, где жила его супруга, и поступил в труппу Ленинградского драматического театра имени Ленинского комсомола. В течение двух сезонов играл Двойникова в спектакле «Выбор» по пьесе Арбузова с полным отсутствием какого-либо интереса к роли и назвал пьесу «нелепейшей стряпней».

В начале 70-х у Даль сыграл несколько ролей, о которых всегда вспоминал с большим удовлетворением. У Надежды Кошеверовой в «Тени» он сыграл сразу две роли - Ученого и его Тени.



У Иосифа Хейфица в «Плохом хорошем человеке» Даль сыграл Лаевского.



На телевидении в 1973 году он сыграл сразу три заметные роли: Марлоу в «Ночи ошибок», Картера в «Домби и сыне», и сбылась мечта его детства - Печорина в «По страницам журнала Печорина».



Тогда же он сыграл роль, которая позже ему очень не нравилась - роль певца Евгения Крестовского в фильме «Земля Санникова».


Эту картину в 1972 году сняли на «Мосфильме» два режиссера - Альберт Мкртчян и Леонид Попов. На роль Крестовского первоначально был выбран Владимир Высоцкий, однако его запретило снимать киноначальство, и тогда в поле зрения режиссеров появился Даль. Ему выслали в Ленинград сценарий, он с ним ознакомился и дал согласие сниматься. Однако, в ходе съемок недовольство все больше охватывало как самого Даля, так и исполнителя другой главной роли - Владислава Дворжецкого. Они считали, что из серьезного сценария получалось дешевое зрелище с песнями. Несколько раз дело доходило то того, что оба актера хотели покинуть съемочную площадку. Они доиграли до конца, но отношения актеров с режиссерами были испорчены окончательно. В итоге, исполненные Далем песни перепел Олег Анофриев, так как режиссер настаивал на том, чтобы Олег их перепел по другому, но Даль отказался.

Несмотря на критические отзывы о фильме исполнителей главных ролей, «Земля Санникова» была встречена публикой с огромным восторгом. А сам Даль записал в своем дневнике: «Июнь. Радость ИДИОТА. Мечты идиота. Мечты идиотов и т. д. А мысли мои о нынешнем состоянии совкинематографа. («Земля Санникова») Х и Y — клинические недоноски со скудными запасами серого вещества, засиженного помойными зелеными мухами. Здесь лечение бесполезно. Поможет полная изоляция».

В течение 1973-го и 1974 года Олег снялся в трех  кинофильмах - «Звезда пленительного счастья», «Горожане» и «Не может быть!». 



Так же он снялся в двух телефильмах - «Военные сороковые» и «Вариант «Омега». Режиссером картины «Вариант «Омега» был бывший греческий подданный Антонис Воязос, интернированный в СССР, окончивший ВГИК и ставший режиссером документальных и музыкальных фильмов. Ему, по странному стечению обстоятельств и были доверены съемки пятисерийной картины о работе советского разведчика в фашистском тылу. На роль немецкого разведчика барона фон Шлоссера первоначально был выбран актер Валентин Гафт. Однако, вместо него позже взяли актера Игоря Васильева. А на роль советского разведчика Сергея Скорина киноруководством был предложен Андрей Мягков. Однако режиссер стал возражать: «Такую роль должен играть человек, который меньше всего похож на нашего традиционного разведчика», - высказал свои возражения Воязос. «Кого же это вы имеете в виду?» - спросили в ответ. - Уж не Савелия ли Крамарова?» - «Олега Даля», - ответил режиссер. Олега на эту роль утвердили. 2 июня он подписал договор об участии в съемках фильма «Не ради славы» - так первоначально называлась картина,  и вскоре вместе с группой выехал на натурные съемки в Таллин. Уже на второй день съемок Даль записал в своем дневнике: «Имел разговор с директором и режиссером по поводу халтуры. Если это вторая «Земля Санникова», сниматься не буду». Но опасения актера не оправдались.

Во время работы над картиной Даль дал одно из немногих в своей жизни интервью журналисту Б. Туху: «Я поставил своей задачей сыграть себя, Даля Олега, в 1942 году, в таких обстоятельствах, в каких очутился Скорин. Здесь все поступки - мои, слова - мои, мысли - мои... Скорин мне интересен своей парадоксальностью. Он не супермен. Просто человек, отстаивающий свои убеждения... В моем Скорине - та самая прелестная страннинка, которая привлекает меня в людях». 


Фильм «Вариант «Омега» был завершен в середине 1974 года. Однако его премьера  состоялась только через год - в сентябре 1975 года. Зрителями он был встречен очень хорошо, однако критика его практически не заметила. А Олег Даль после десяти лет невыездного положения в июне 1977 года отправился с картиной на фестиваль «Злата Прага».



Будучи востребованным актером, Даль мало снимался в те годы. После «Земли Санникова» он очень тщательно подходил к выбору рабочего материала. Эта дотошность многих поражала. Например, в 1974 - 1976 годах Даль отказался от сотрудничества с Эльдаром Рязановым, Леонидом Гайдаем и Динарой Асановой, которые приглашали его на главные роли в своих картинах. У Рязанова он должен был играть Женю Лукашина в «Иронии судьбы», однако после прочтения сценария сразу сказал, что это не его герой. Режиссер сомневался и все-таки упросил актера сделать пробы, после которых понял, что Даль абсолютно прав.

Гайдай хотел увидеть Олега в роли Хлестакова в своей картине «Инкогнито из Петербурга». Даль сначала дал согласие на съемки, но затем отказался сниматься. В своем дневнике 17 декабря 1977 года он записал: «Окончательно отказался от мечты сыграть Хлестакова. Фильм Гайдая. Соображения принципиального характера. Не по пути!!!» Асанова приглашала его на главную роль пьяницы в картину «Беда». Но, прочитав сценарий, Даль не сошелся с ней во взглядах на характер главного персонажа — хронического алкоголика и от роли отказался. Ее сыграл Алексей Петренко.





Продолжение следует...


Tags: актеры
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Recent Posts from This Community

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…