Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Categories:

ДАЛЬ Олег Иванович (часть 2)





Актер




К ситуации, сложившейся в то время в отечественном кинематографе, Даль относился в свойственной ему манере - с презрением и жалостью. Вот лишь несколько отрывков на этот счет из его дневника: 

«ГОД 75-й НАСТУПИЛ. Звонил оператор с «Мосфильма» - заказ сделать на мой слайд для журнала «Искусство кино». У НИХ НЕТ ИСКУССТВА В КИНО, почему же моя рожа должна принадлежать ихнему журналу? Моя рожа-это моя рожа, и больше ничья! 3. I. 75 г...
 

СОЦРЕАЛИЗМ - И ЧТО ИЗ ЭТОГО... 

Самое ненавистное для меня определение. 

Соцреализм - гибель искусства. 

Соцреализм - сжирание искусства хамами, бездарью, мещанами, мерзавцами, дельцами, тупицами на высоких должностях. 

Соцреализм - определение, не имеющее никакого определения. 

Соцреализм - ничто, нуль, пустота. 

Естество не любит пустоты. 

Посему столь бездарная пустота, как соцреализм, мгновенно заполнилась всяческим говном и отребьем без чести и совести. Не надо быть талантливым, чтобы сосать такую матку, как «с-р». Надо просто знать, что надо, и на книжной полке будет расти ряд сберкнижек! 

Соцреализм предполагает различные награды и звания!.. 

18.IV - 25.IV. 1976. 

Кинофестиваль во Фрунзе. Никогда еще не видел такого количества идиотов, собранных в одну кучу!!. 

Нынешние деятели искусства напоминают мне обезумевшее от тупости громадное стадо баранов, несущееся за козлом-провокатором к пропасти. 

Я стою на вершине холма и наблюдаю эту картину. Кое-кого хочется остановить... Но поздно... Терпение! Терпение! 

Пусть все летят к чертовой матери в пропасть, на дне которой их «блага», звания, ордена, медали, прочие железки, предательства, подлости, попранные принципы, болото лжи и морального разложения...» 

Михаил Козаков писал в своих воспоминаниях о Дале: «Я до сих пор живу памятью о гармонии в театре — это было только в раннем «Современнике» и больше никогда… Там все совпало — молодость, время, состояние театра. Олегу же все время не везло. Он как бы попадал «на спуск»… И в «Современник», и в другие театры он приходил в тот момент, когда театр уже по существу умирал».


Олег был фантастически предан своей профессии. Елизавета Даль однажды рассказывала: «Беда случилась во время спектакля «На дне». Жили мы тогда в Переделкине у Шкловских - я поджидала Олега у калитки. Он с трудом вышел из такси и, хромая, пошел рядом со мной. Я спросила, что случилось. Он ответил: «Сначала футбол». (По телевизору был матч, Олег футбол любил и относился к нему серьезно.) С трудом поднявшись по лестнице на второй этаж, он пристроился на диване. В перерыве матча он рассказал, что во время спектакля каким-то образом рант ботинка попал в щель сценического пола. Олег сделал резкий поворот. Весь корпус и нога до колена повернулись, а нога ниже колена осталась в неподвижности. Было ощущение, что по ноге хлынуло что-то горячее. Он доиграл сцену, сумев передать за кулисы о случившемся. Вызвали «Скорую». Колено распухло невероятно. Но сделать обезболивающий укол побоялись - была опасность серьезно повредить ногу. Олег сказал, что доиграет спектакль, хотя врачи в это не верили. Он доиграл так, что после спектакля никто и не вспомнил, что его надо везти в больницу Склифосовского, а он удрал на дачу. Когда Олег показал ногу, мы пришли в ужас. Дело было поздним вечером, за городом, без телефона. Я забила тревогу, но Олег уговорил меня и всех, что можно подождать до утра. Он умел убедить в чем угодно. Утром с первого этажа, где жил писатель Алим Кешоков, с телефоном, дозвонились до поликлиники Литфонда. Там выяснилось, что у Олега повреждена коленная суставная сумка. Потом была операция в ЦИТО, на которой я присутствовала. Из колена выкачивали жидкость при помощи шприца. Во время всей операции Олег весело улыбался мне. Домой его привезла загипсованного от бедра до ступни. На следующий день по его просьбе я поехала в театр: «Узнай, что там с «Двенадцатой ночью». На вечер был назначен спектакль».  

Но были случаи, когда Даль с первого же предложения давал свое принципиальное согласие на съемку. Так было со съемками фильма «Как Иванушка-дурачок за чудом ходил» Надежды Кошеверовой, которую он очень уважал как режиссера и человека.



Кошеверова вспоминала: «На этом фильме у нас произошла трагическая история. Для съемок был найден очень интересный конь, звали его Федька. Он был добрым и необычайно сообразительным. В него влюбилась вся группа, в том числе и Олег. Во время перерыва оператор пошел за грибами и заблудился, в результате чего съемки пришлось приостановить. Конь, привыкший к тому, что обычно в это время происходит съемка занервничал. Актеры, в т.ч. и Олег, стали уезжать со съемочной площадки. При перевозке коня, его забыли привязать в машине и на железнодорожном переезде, испугавшись гудка проходящего мимо состава, Федька выскочил из машины и поломал себе ноги. Пришлось его пристрелить. Все страшно переживали, и я впервые увидела, как плакал Олег. Кстати, Олег с гордостью рассказывал, что у него дома живет кошка, которая, когда он приходит домой, прыгает ему на плечо. Животные его любили...»


Даль не отказал режиссеру Евгению Татарскому, который предложил ему сыграть матерого уголовника Косова в фильме «Золотая мина». 


Когда Даль ушел из «Современника», он решил попробовать свои силы режиссуре и поступил на Высшие режиссерские курсы во ВГИК в мастерскую Иосифа Хейфица. Но с режиссурой у него не заладилось. Он исправно посещал занятия, но мысленно подбирал себе новое занятие. В этот момент он стал работать с режиссером Анатолием Эфросом, с которым в 1973 году познакомился во время работы над телепостановкой «По страницам журнала Печорина». Эфрос хотел снимать на «Мосфильме» художественную ленту «В четверг и больше никогда» и предложил Далю главную роль - Сергея.


Фильм «В четверг и больше никогда» был закончен в 1978 году, но вышел в прокат маленьким тиражом. Герой, которого сыграл Даль - человек, который чувствовал себя лишним в обществе, сильно не понравился чиновникам, и они сделали все, чтобы картину увидели как можно меньше зрителей. В Москве фильм показывали всего лишь два дня.

В июле 1978 года Даль начал работу еще над одной ролью, которую можно назвать одной из лучших в его послужном списке. В фильме Виталия Мельникова «Отпуск в сентябре» по пьесе Александра Вампилова «Утиная охота» он сыграл роль Зилова. Это была роль, о которой Олег мечтал с тех пор, как впервые прочитал пьесу. Когда он узнал, что на «Ленфильме» готовится ее экранизация, он был твердо уверен в том, что именно его без всяких проб пригласят на главную роль. Но режиссер его не пригласил. И Даль обиделся. Так сильно, что даже когда ему все-таки позвонили со студии и предложили эту роль, он категорически отказался от нее. Его уговаривали несколько дней, и, согласился только тогда, когда ему дали понять, что кроме него больше никто эту роль сыграть не сможет. К сожалению, самому Далю увидеть себя на экране так и не привелось. Картину назвали «упаднической» и положили на полку. Ее премьера состоялась только в 1987 году, когда актера уже не было в живых.


Между тем встреча с Эфросом в 1976 году ненадолго вернула Даля в театр. Он пришел в руководимый Эфросом Театр на Малой Бронной. Но и в этом театральном коллективе Олег продержался не долго. Он сыграл там две роли - Беляева в «Месяце в деревне» и следователя в «Веранде в лесу», - но откровенно признавался, что эти роли не любит. И две роли, которые ему сыграть хотелось, он не сыграл. 

Эдвард Радзинский рассказывал: «На Малой Бронной одновременно шли репетиции двух моих пьес: Эфрос репетировал «Продолжение «Дон Жуана», а Дунаев – «Лунин, или Смерть Жака». В обоих спектаклях главные роли играл Олег Даль. Даль был уникальным, фантастическим актером. Он репетировал «Лунина» на грани жизни и смерти, казалось, миг - и он умрет. Осветители, завороженные его игрой, забывали светить... Олег требовал такой же предельной отдачи от партнеров, партнеры не выдерживали и уходили, играть с ним рядом было трудно, невозможно. Олег нервничал, срывался... Премьеры «Лунина» и «Продолжения «Дон Жуана» приближались. А надо сказать, что к этому времени Олег Даль не сыграл в театре ни одной главной роли, но существовала легенда о гениальном театральном актере Олеге Дале. И он понимал, как много от него ждут, как важны для него эти спектакли - или все, или ничего, - понимал и нервничал. И вот незадолго до премьеры произошла следующая история: Анатолия Эфроса пригласили для постановки в США, и он ухал, не предупредив никого, в том числе Даля. Олег, который пришел в этот театр для того, чтобы играть у Эфроса (в договоре с театром был именно такой пункт, что он играет только в спектаклях поставленных Эфросом) был обижен таким отношением и ушел из театра. Даль был болен одной из самых прекрасных и трагических болезней - манией совершенства...»  


Вот что записал Даль в своем дневнике в августе-октябре 1977 года: «Эфрос ясен как режиссер и как человек. Просто ларчик открывался. Как человек - неприятен... Как режиссер - терпим, но, боюсь, надоест... С одной стороны, ему нужны личности, с другой - марионетки. Вернее, так: он мечтает собрать вокруг себя личности, которые, поступившись своей личной свободой, действовали бы в угоду его режиссерской «гениальности» словно марионетки. Он мечтает не о «содружестве», а о диктатуре...»

В мае 1978 года благодаря стараниям директора Театра на Малой Бронной И. Дупака семье Даля удалось получить новую квартиру в центре города на 17-м этаже. И у Даля появился собственный, оригинально устроенный кабинет.



Олег придумал в квартире стену из книжных полок, в центр которых была встроена дверь. Олег проводил наедине с самим собой много времени, там же он записал моноспектакль «Наедине с тобою, брат», на стихи Лермонтова.   
 


После ухода из Театра на Малой Бронной Даль попал в труппу Малого театра, где его вскоре ввели на роль Алекса в спектакле «Берег» по Ю, Бондареву. Но особой радости это ему не доставило.  

Кинематографическая карьера актера в 1978-1979 году развивалась витиевато. Даль был утвержден на главную роль в картине Александра Митты «Экипаж», но в последний момент отказался от съемок. Отказ был мирно обсужден между актером и режиссером, который нашел на эту роль другого исполнителя - Леонида Филатова. Но руководство «Мосфильма» посчитало поступок Олега нарушением трудовой дисциплины и издало негласное распоряжение в течение трех лет не снимать актера в картинах киностудии. Даль не знал об этом приказе, но ему пришлось столкнуться с его последствиями.

В начале того же года Даль отверг еще одну главную роль: в телефильме Михаила Козакова «Безымянная звезда» он мог сыграть Марина Мирою. Козаков очень хотел, чтобы эту роль сыграл именно он, однако Далю сценарий не понравился и эту роль в картине сыграл Игорь Костолевский.

Но Даль принял предложение Евгения Татарского сняться в «Приключениях принца Флоризеля». Съемки картины проходили в Сочи. Елизавета Даль рассказывала: «Сочи. Море. Солнце. Все в приятной расслабленности - покупаться, позагорать. Съемки в ботаническом саду - павлины, цветы - все дивно красиво. Я пришла на съемку на второй день - там странная обстановка. Все дерганые, все нервничают. Меня отводит в сторону режиссер Е. Татарский: «Лиза, Олег там в автобусе что-то капризничает - посмотри, что можно сделать». Вхожу в автобус. Олег сидит серый. Сделать ничего нельзя. Спрашивать тоже нельзя. Сам возвращается на площадку, и все делается ясным: костюм спереди на булавке, сзади горбится. И это принц Флоризель, о котором говорят, что он самый элегантный человек в Европе. Олег пытается объяснить: костюм должен быть таким, чтобы, посмотрев по телевизору, завтра же взяли эту моду. Такого принца не было, эпоха неизвестна, фантазируй - сколько хочешь. Вместо этого все из подбора, старые, пыльные, «играные» вещи, не всегда по размеру. На помощь пришла Б. Маневич, художник-постановщик «Ленфильма», много работавшая с Олегом. Она показала фактуру Олега, освобождая ее от затиснутости в неуклюжие, неинтересные и громоздкие вещи. Успокоившись, Олег начинал шутить: «Вы что, хотите, чтобы я принца играл или Жоржика из Одессы?»


Другой участник съемок, актер Игорь Дмитриев вспоминал: «Как-то мы делали одну сцену «восьмеркой», когда диалог снимается из-за плеча сначала одного, а потом другого актера. Уже отсняли Олега и начали меня - из-за его плеча. Я обращаюсь к Флоризелю - Далю и говорю: «Принц, я должен отомстить за смерть брата». А он в кадре, при включенной камере мне отвечает: «Игорь Борисович, вы купили что-нибудь нам на ужин? Съемка закончится, нам же жрать будет нечего!» - «Стоп! - говорит режиссер. - Замечательно!» - «Что замечательно? Вы не слышали, что сказал Олег?» - возмутился я. «Игорь Борисович, у вас от неожиданности так сверкнул глаз, вы иначе никогда бы это не сыграли», - лукаво ответил Даль».


Первоначально фильм назывался «Клуб самоубийц, или Приключения одной титулованной особы». Однако кому-то из руководства такое название не понравилось, и сам сюжет вызвал нарекания. В результате картина только в 1980 году она вышла на экран под названием «Приключения принца Флоризеля».

К моменту выхода фильма на экран артист пребывал в подавленном настроении. Его травля на «Мосфильме» продолжалась, и начало сдавать здоровье - подводило сердце. В. Трофимов вспоминал: «С горечью вспоминается наша последняя встреча. Весной 1980 года я приехал к нему со сценарием об А. Блоке. Дверь открыл измученный, с запавшими глазами человек, в котором было трудно узнать лучистого, всегда элегантно-подтянутого Даля. Разговор был тяжелый. «Я очень хочу, но, наверное, не смогу взяться за ту работу... Я не могу пока ничем заниматься... Они добили меня...» Слово за словом выдавил я из него возмутительную историю травли актерским отделом «Мосфильма». Как был раним этот гордый человек...»  

Елизавета Даль говорила, что у них дома в туалете лежала огромная пачка сценариев, от которых Даль отказался: «У него была масса предложений сыграть что-то партийное, советское, за что он получил бы большие деньги, звания… Все отвергалось на корню. Ни за одну его роль сейчас не стыдно. Ни за один фильм я не краснею, и не покраснел бы он».

В 1980 году режиссер «Мосфильма» Леонид Марягин приступил к работе над картиной «Незваный друг». Фильм рассказывал о двух молодых ученых: Викторе Свиридове и Алексее Грекове. Первый из них был бескомпромиссен, второй - изворотлив. Картина рассказывала о конфликте между ними. На роль Свиридова первоначально был утвержден Александр Кайдановский. Однако, прочитав сценарий, он от роли отказался, посчитав, что фильм с таким сюжетом - заведомо непроходной. И режиссер решил пригласить Даля. 
 


Марягин вспоминал: «Я послал ему сценарий в Ленинград, где он тогда снимался, с запиской: «Прошу читать роль за словами и между слов». Олег дал согласие пробоваться, приехал и во время первой же встречи сказал враждебно: «Я всегда читаю роль между слов. Но хотел бы знать, о чем вы будете делать картину». Я начал рассказывать, а Олег слушал с непроницаемым лицом. Говорить было трудно. Моя экспликация, наверное, походила со стороны на отчет подчиненного перед начальником. Я закончил и ожидал «приговора» Даля. Но он не стал долго разговаривать, открыл сценарий и с ходу сыграл сцену, точно поймав способ существования своего будущего героя - Свиридова. «Если мы говорим про человека, который не верит, что доброе дело в его среде может совершиться, и последний раз пытается убедиться в этом, - давайте пробоваться! Только вряд ли меня вам утвердят!»


Когда заведующий актерским отделом «Мосфильма» А. Гуревич узнал о том, что Даля собираются снимать в очередном фильме, он тут же заявил, что не допустит этого. Актер пошел к нему на прием. Елизавета Даль рассказывала: «Гуревич начал оскорблять артиста: «Кто вы такой? Вы думаете, что вы артист? Да вас знать никто не знает. Вот Крючков приезжает в другой город, так движение останавливается. А вы рвач. Вам только деньги нужны». Олег молчал, сжимал кулаки, потому что понимал - еще минута, и он ударит. Пришел домой с побелевшим лицом, трясущимися руками и сел писать письмо Гуревичу, но все время рвал написанное. Долго не мог прийти в себя после такого чудовищного унижения и хамства». 

В те дни в дневнике Даля появилась такая запись: «Какая же сволочь правит искусством. Нет, неверно, искусства остается все меньше, да и править им легче, потому что в нем, внутри, такая же лживая и жадная сволочь...» А чуть позднее появилась новая запись: «Ну что ж, мразь чиновничья, поглядим, что останется от вас, а что от меня!» 

Но Марягин все же утвердил Даля на роль Свиридова.  

Марягин рассказывал: «Тут в мою комнату на студии начали приходить «доброжелатели», жалеющие меня: - Что ты сделал?! Ты хочешь укоротить себе жизнь, работая с этим актером? И рассказывались в подтверждение тезиса разные истории о его невыносимом характере: из театра ушел, поссорившись, с одной картины ушел в разгар съемок, на другой - до конца съемок не разговаривал с режиссером, делая роль по своему усмотрению. Первого съемочного дня я ждал, как ждут, наверное, исполнения самого тяжкого приговора. Олег явился на съемку минута в минуту, независимый, подчеркнуто держащий дистанцию, образовывающий вокруг себя поле напряженности. Я подходил к актеру, как входят к тигру в клетку. Но тигр не нападал, постепенно ощущение неуюта прошло, и возникло немногословное, как мне показалось, понимание...»

В разгар съемок в Москве случилось несчастье - умер Владимир Высоцкий, с которым Даль в последнее время сблизился на съемках фильма Иосифа Хейфица «Плохой хороший человек».



Это был «актерский дуплет», идеальное двойное попадание в роли, идеальное взаимодействие в дуэте. Кто-то сформулировал: «Высоцкий — слабый в своей силе, и Даль — сильный в своей слабости».



Они не были приятелями на каждый день, общались редко, не дружили домами, но духовная связь меж ними была прочнейшая. Они понимали, чувствовали друг друга. Даже в движении к смерти и у того и у другого была какая-то дьявольская синхронность. По словам очевидцев, видевших Олега на тех похоронах, он выглядел ужасно и твердил: «Ну вот, теперь моя очередь». Михаил Козаков вспоминает: «На похоронах Галина Волчек подошла ко мне и спросила на ухо: «Может, хоть это Олега остановит?»

После похорон в своем дневнике в октябре 80-го Олег записал: «Стал думать часто о смерти. Удручает никчемность. Но хочется драться. Жестоко. Если уж уходить, то уходить в неистовой драке. Изо всех оставшихся сил стараться сказать все, о чем думал и думаю. Главное - сделать!»

В день рождения Высоцкого 25 января 1981 года - Даль проснулся утром на даче и сказал жене: «Мне снился Володя. Он меня зовет». Буквально через несколько дней после этого в разговоре с В. Седовым Олег печально заметил: «Не надо меня врачевать, мне теперь все можно - мне теперь ничего не поможет, ведь я не хочу больше ни сниматься, ни играть в театре».

О скором приближении смерти Даль говорил не только своим близким, но и друзьям, коллегам по работе. Игорь Дмитриев вспоминал: «Мы снимались в «Приключениях принца Флоризеля». Тема приближающейся смерти в разговорах Олега звучала постоянно. Как-то в Вильнюсе мимо нашего автобуса проехал траурный катафалк с возницей в цилиндре, с раскачивающимися красивыми фонарями. «Смотрите, как красиво хоронят в Литве, а меня повезут по Москве в закрытом автобусе. Как неинтересно».

Леонид Марягин вспоминал: «Мы говорили с Ромашиным о трудностях, с которыми снималась картина. Даль молчал, глядя мимо нас. И только через полчаса спросил Анатолия Ромашина:

- Толя, ты живешь там же?

Ромашин жил тогда у Ваганьковского кладбища.

- Да, - ответил Ромашин.

- Я скоро там буду, - сказал Даль...»

В начале 1981 года Даль активно репетировал роль Ежова в постановке Малого театра «Фома Гордеев». Роль ему нравилась, однако, Даль был намерен, сыграв премьеру, уйти из театра. В то же время ему пришло предложение с киевской киностудии сняться в лирической комедии. Оно заинтересовало актера, и он дал свое согласие на пробы.  

Олег Даль поехал в Киев и там неожиданно ушёл из жизни 3 марта 1981 года. Это случилось в гостиничном номере. Последним человеком, который видел Даля живым, был актёр Леонид Марков, с которым они вместе пробовались в одну картину.  

Версию ухода из жизни в этом материале, я изложу ту, которую лично услышал от Лизы Даль, с которой был очень хорошо знаком. В своем номере Олег Даль принял снотворное. Во сне у него начались приступы рвоты, и оказались блокированы дыхательные пути. Прибывшие на место происшествия врачи ничего не смогли сделать. Актер скончался в результате несчастного случая. 



Олег Даль похоронен на Ваганьковском кладбище. 
 

 

 
Режиссер Юлия Проскурня-Завьялова сняла об Олеге Дале прекрасный документальный фильм  "Олег Даль. Кино, которое было". А Леонид Филатов рассказал о Дале в одной из своих передач из цикла "Чтобы помнили".







Использованные материалы:
 

Текст статьи «Я не народный, я инородный», автор Р.Болотская

Текст статьи «Хроника пикирующего артиста», автор И.Карасев

Текст книги Федора Раззакова «Звездные трагедии: загадки, судьбы и гибели».

Текст статьи Л.Хавкиной в «КП»

Материалы сайта www.peoples.ru
 

 

 

Фильмография:
 

1962 Мой младший брат
1963 Первый троллейбус
1963 Человек, который сомневается
1965 Строится мост
1965 Черный котенок (новелла в к/а "От семи до двенадцати")
1967 Женя, Женечка и "Катюша"
1967 Хроника пикирующего бомбардировщика
1968 Солдат и царица
1968 Старая, старая сказка
1970 Король Лир
1971 Тень
1973 Земля Санникова
1973 Плохой хороший человек
1973 Пожар во флигеле, или подвиг во льдах
1974 Герой нашего времени. Страницы  журнала Печорина
1974 Домби и сын
1975 Вариант "Омега"
1975 Горожане
1975 Звезда пленительного счастья
1975 Не может быть!
1975 Ночь ошибок
1976 Обыкновенная Арктика
1977 В четверг и больше никогда
1977 Золотая мина
1977 Как Иванушка-дурачок за чудом ходил
1977 Личное счастье
1978 Острова в океане
1978 Расписание на послезавтра
1979 Отпуск в сентябре
1979 Приключения принца Флоризеля
1980 Мы смерти смотрели в лицо
1980 Незваный друг

 

 

25 мая 1941 года - 3 марта 1981 года

 

Tags: актеры
Subscribe

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…