Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Category:

ПЕЛЬТЦЕР Татьяна Ивановна (часть 1)




Народная артистка РСФСР (1960)

Народная артистка СССР (1972)





Татьяна Пельтцер родилась 6 июня 1904 года в Москве.
 

Основателем династии Пельтцеров в России был Наполеон Пельтцер, пришедший в 1821 году пешком девятнадцатилетним юношей в Россию из Рейнской области. Предки Пельтцеров были портными, шили шубы – «пельтцы», отсюда и пошла фамилия. Вплоть до августа 1914 года, пока не началась Первая мировая война, в семье говорили исключительно по-немецки. Мать Татьяны была еврейкой, дочерью главного раввина из Киева. 

Пельтцер – старинная, дворянская фамилия, история которой хорошо известна в Германии. «Древо восстановлено по кусочкам, много было утеряно во время войны и во время репрессий, – вспоминала внучатая племянница Татьяны Пельтцер Анастасия Степанова. – Несмотря на то, что ее отец был актером, бабушкин брат Константин и Татьяна Ивановна – единственные актеры в нашем роду. И, наверное, это воспринималось как легкомысленное увлечение». 

Настоящее имя отца Татьяны Пельтцер - Иоганн Робертович.  Но он предпочитал называть себя Иваном. Иван Пельтцер был одним из первых заслуженных артистов республики, лауреатом Сталинской премии и много снимался в кино – в картинах «Белеет парус одинокий», «Медведь», «Большая жизнь»… Он был не только прекрасным актером, но и отличным педагогом, до революции им была организована небольшая театральная школа. 

Татьяна Пельтцер позже рассказывала: «Насколько я помню, в первый раз вышла я на сцену в спектакле «Камо грядеши», был сезон 1913 года, играли мы в труппе Николая Николаевича Синельникова в Екатеринославле. Мне было девять лет, и я играла Авгия - брата главной героини Сенкевича Литии, роль которой исполняла Шатрова, замечательная актриса. Помню настроение праздничности, охватившее меня». 

Вместе со своим отцом подрастающая Татьяна сыграла много ролей.  Марк Захаров рассказывал: «Татьяна Ивановна Пельтцер театрального образования не получила и очень этим гордилась. Училась она у отца - замечательного артиста Ивана Романовича Пельтцера. Впервые выступила на сцене в 1914 году в частной антрепризе города Екатеринославля. Успешно сыграла мальчика - Сережу Каренина». 
 

Впервые девятилетняя Татьяна получила гонорар за работу в постановке «Дворянское гнездо».  Талант девочки был бесспорным - впечатлительных дам могли выводить из зала без чувств после сцены прощания Анны Карениной с сыном, которого играла юная Пельтцер. 

Татьяна Пельтцер писала: «Отец мой, Иван Романович Пельтцер - обрусевший немец, человек бешенного темперамента, неугасимой творческой активности, деятельной фантазии. Он служил у Корша, держал антрепризы в разных городах, организовал в Москве частную школу. У него учились многие, ставшие потом известными, артисты, например В.Н.Попова и В.С.Володин - известный комик кинематографа и оперетты. Он учился втайне от своего отца, содержателя Ивановского трактира, и расплачивался с Иваном Романовичем медяками, которые приносил в мешочке... Помню, на сезон 1915-16 года папаша стал держать театр миниатюр в Харькове. Были в труппе молодой Утёсов, Смирнов-Сокольский. Дела шли не блестяще. Для поднятия сборов папаша поставил «Белоснежку» и «Красную Шапочку». В этих спектаклях я играла и уже училась в 1 классе гимназии...» 

Свою профессиональную актерскую деятельность Татьяна Пельтцер начала в 1920 году,  когда родители в первый раз отпустили дочь одну в Ейск, в Передвижной театр Красной Армии. Вскоре в трудовой книжке Пельтцер появился длинный список театров, в которых она работала – к Передвижному театру политуправления добавились труппы Нахичевани, Ейска и Колхозный театр. В 1923 году она вступила в труппу театра МГСПС (сейчас - Театр имени Моссовета).

 


В 26 лет Татьяна Пельтцер вышла замуж за немецкого коммуниста Ганса Тейблера, сменила фамилию, и уехала с ним в 1930 году в Берлин. Муж с удовольствием представил её своим друзьям и соратникам, помог устроиться на должность машинистки в советском торгпредстве и похлопотал о принятии жены в компартию Германии. Немецкие товарищи одобрили выбор коллеги - у Пельтцер была отличная фигура, шарм, и она была не по-советски открыта и свободна. Узнав, что Татьяна Тейблер - в прошлом театральная актриса, режиссёр Эрвин Пискатор пригласил её в свою постановку «Инта» по пьесе Глебова. По вечерам молодожены гуляли по городу. В один из таких тихих летних вечеров Пельтцер услышала выступление Гитлера. Позже она рассказывала, что он очень не понравился как очень несимпатичный мужчина. Будучи замужем, Татьяна влюбилась в русского, который приехал в Германию учиться кораблестроению. Ее муж Ганс, узнав о романе, отправил Татьяну обратно в Россию. Прожив в Германии четыре года, Татьяна вернулась в 1934 году в СССР, и вновь взяла фамилию отца – Пельтцер, несмотря на то, что папа Татьяны часто влюблялся, женился, оставлял квартиры молодым женам и даже жил в общежитии театра, в комнате дочери.
 

Актрисе потребовалось более тридцати лет упорной работы, чтобы, быть услышанной в мире театра и кино. Карьере Татьяны Пельтцер мешало и нескрываемое купеческое происхождение, и необычное замужество, и судьба брата Татьяны – Александра, который учился в МАДИ, но во время учебы был осуждён за несуществующую контрреволюционную деятельность, и провел в тюрьме два года. После освобождения Александр Пельтцер занимался разработкой первых советских гоночных автомобилей «Звезда», сам их испытывал, стал трижды рекордсменом Советского Союза, но в 1936 году оставил пост главного инженера АМО (ныне - завод имени Лихачёва), как написано в архивах, «по причине выезда из Москвы». Это случилось в 1936 году - время говорит само за себя. Вместе с ним ушла с завода и Татьяна Ивановна, куда она устроилась после того, как в театре имени Моссовета её признали профессионально непригодной. Татьяна Пельтцер уехала в Ярославль и устроилась на работу в старейший российский драмтеатр имени Волкова, где проработала с 1936-го по 1937 год.


 


Спустя некоторое время, Татьяна с отцом перебралась в Москву, где поселилась на улице Черняховского, недалеко от станции метро «Аэропорт». Их соседями были Рыбников и Ларионова, Гайдай и Гребешкова, Булгакова, Румянцева и Кубацкий. Позже каждое утро Иван Романович Пельцер спускался во двор со своим любимцем – огромным попугаем. Актер чинно заводил беседу с кем-нибудь из соседей, а попугай, нетерпеливо раскачиваясь у него на плече, пытался переключить внимание на себя: «Ваня! Ваня! Ваня!» И, не находя ответа, негодующе взрывался: «Пельтцер, мать твою!!!» Попугай, как и его хозяева, пользовался огромной популярностью.
 

Актриса Ольга Аросева рассказывала: «Мы много вместе играли, и был у нас такой обычай — найти 25 рублей на двоих, чтобы поужинать после спектакля в ресторане ВТО. Небогатая закуска — рубленая сельдь, капуста, горячее, по 100 граммов водки. И вот иногда ее папаша там нас засекал. Это было так смешно, когда он делал дочке выговор. Один раз я не выдержала и сказала: «Папаша, простите, вы тоже сюда ходите». «Настоящий актер, — ответил он, — после спектакля не может прийти домой, нажраться пельменей и лечь спать. Он идет с товарищами в ресторан обсудить, как играл. А вы здесь жрете винегрет и говорите, кто с кем живет». «Ладно ханжить, папаша. Мы тоже о творчестве говорим», — сказала ему Татьяна. Но очень уважительно, она была с ним только на «вы». 

С 1937 года Пельтцер - актриса Колхозного театра в Москве, с 1938-го по 1940-й год она снова работала в театре имени Моссовета, с 1940 года - в Московском театре миниатюр, в котором она проработала семь лет. Именно там она проявила себя как «бытовая», острохарактерная актриса, играя банщиц, молочниц, управдомш, нянек. Этих героинь актриса искренне любила за «крепкие руки и доброе сердце». У нее появились первые поклонники, ее заметили и стали приглашать в кино на эпизодические роли. Пельтцер так же пробовала свои силы в жанре миниатюры и занималась конферансом.  

В кино Татьяна Пельтцер дебютировала в 1943 году в комедии «Свадьба», где главные роли исполнили Эраст Гарин и Фаина Раневская. Потом актриса появилась в драме «Она защищает Родину». Первую большую роль - Плаксину в мелодраме «Простые люди» - Татьяна Ивановна сыграла в 1945 году. Правда, этот фильм 11 лет пролежал «на полке».

 


В 1947 году Пельтцер перешла в Московский театр Сатиры, где в дальнейшем проработала 30 лет. В театре Сатиры режиссер Борис Равенских дал ей сыграть роль, которая сделала Пельтцер знаменитой. Речь идет об уникальном спектакле «Свадьба с приданым» 1950 года. В нем сыграли главные роли Вера Васильева, Виталий Доронин и Татьяна Пельтцер, которой достается отрицательный персонаж — роль деревенской тунеядки-картежницы Лукерьи Похлебкиной. Постановка театра Сатиры была удостоена Государственной премии. После того, как эта постановка в 1953 году была экранизирована, зрители еще долгое время писали артистке  письма с советами, как избавиться от алкоголизма. Всесоюзная известность пришла к актрисе, когда ей было 49 лет.
 

Экранный образ, создаваемый Пельтцер, полностью не совпадал с жизненным. Пенсионерка-растеряха, непоседа в кино и чистоплюйка, была аккуратисткой с немецкой организованностью в жизни. В театре все знали, что на гастроли Татьяна Ивановна возила с собой в чемодане плитку, кастрюльки и все, что к ним полагается. Никогда не ела в столовой, все готовила в номере. 

Ольга Аросева рассказывала: «Она актриса очень индивидуальная. С ней было тяжело только в том смысле, что она подавляла своей мощью, но никогда не изображала звезду. Наоборот, когда на целине она увидела, что у меня маленькая концертная ставка, сказала: «Ну, как же это, Ольга, я пойду, скажу. Тебя ведь лучше меня принимают, а ты получаешь в два раза меньше моего». 

Кроме работы в театре и кино Пельтцер вела бурную общественную жизнь – она была выбрана депутатом, и добросовестно выполняла свой гражданский долг, выбивала квартиры и путевки для всех нуждающихся. В частности, для своей гримерши Полины выхлопотала очень хорошую квартиру. 

Ольга Аросева рассказывала: «Очень собранная, очень хозяйственная, разборчивая и в еде, и в одежде была. Кофе готовый она никогда не покупала. Брала в зернах, но белый, и сама жарила, причем столько, чтобы хватило на утреннюю порцию. Ее домработница пекла такие ромбики, а к ним полагалась икра черная, масло. Звонила мне: «Ну что, ты встала? Кофе не пей, беги ко мне». Всегда такой завтрак у нее был. Еще — овсянка, сваренная в пароварке. Замечательно она солянку рыбную делала, чему меня и научила. А как она собирала чемоданы — этому надо было поучиться! Он у нее был как маленький шкаф, где все по отдельности — костюмы, обувь. Чистюля в любой ситуации. На целине вшивая грязная гостиница, а у нее всегда плитка, салфетки, серебряная ложечка для чая». 

Конец 60-х и начало 70-х были для Татьяны Пельтцер победными и радостными. Именно тогда она часто повторяла сказанную на своем 70-летнем юбилее фразу: «Я – счастливая старуха!» В театре она играла Прасковью в «Старой деве», мадам Ксидиас в «Интервенции», Марселину в «Безумном дне, или Женитьбе Фигаро», мамашу Кураж, Фрекен Бок, блистала в «Маленьких комедиях большого дома»… Зрителям казалось, что такой, какой она была на сцене, она оставалась и в жизни – близкой, понятной, что все ей давалось легко и просто. А это шло от мастерства. Именно мастерство, отточенное, отшлифованное годами, создавало ощущение ее пребывания на сцене сплошной импровизацией. На самом деле она всегда опиралась на партнеров, сразу же в них «влюбляясь». 

И, тем не менее, она всегда была остра на язык. Насмешливый взгляд, неприязнь к фальши и прямолинейность многим не нравились. Пельтцер откровенно недолюбливали за прямоту, бескомпромиссность и своенравный характер. Как-то на собрании труппы, после выступления Пельтцер Борис Новиков сказал: «А вы, Татьяна Ивановна, помолчали бы! Вас вообще никто не любит, кроме народа!»


 


Те же, кому она покровительствовала, не чаяли в ней души. Пельтцер боготворила Андрея Миронова, которого считала своим сыном, любила произносить тосты за здоровье любимца и часто рассказывала о его рождении 8 марта. Она умела дружить и ценить дружбу, с радостью спешила в гости и на спектакли к Фаине Раневской, часто принимала у себя дома молодых и «безнадежных» артистов и ночи напролет играла в преферанс с Валентиной Токарской, с удовольствием вспоминая, как на гастролях в Париже они убегали от приставленных к труппе комитетчиков и «шатались» по ночным кабакам и клубам.
 

Актриса Нина Корниенко рассказывала: «Я помню, что на гастролях у меня поднялась температура и я не смогла прийти утром на репетицию. Плучек стал ругаться, требовать, чтобы я пришла, а Татьяна Ивановна вдруг выбежала на сцену, раскинула руки, как птица, и закричала: «Не трогайте ее!» И меня оставили в покое». 

Пельтцер обожала рассказывать анекдоты и делала это мастерски. На юбилее Георгия Тусузова она сидела на столе, болтая ногами,  откусывала бутерброд с колбасой и всегда оставалась озорной, непредсказуемой и своевольной девчонкой. Но при всей своей кажущейся простоте и «хулиганистости», на сцене и в кино Пельтцер превосходно владела таким искусством актерского мастерства, которое для многих актеров было  недоступно. Актриса точно знала, как держать веер и как им играть, как выставить ножку в реверансе и как повести плечиком… Она могла быть очень элегантной и галантной. Но режиссеры ее побаивались. Яростная перепалка перед съемкой была для нее традиционным допингом, после которого Пельтцер выпархивала на площадку, как ни в чем не бывало, и обезоруживала всех своим неповторимым искусством. Ей почти всегда это прощалось. Окружающие видели уникальную актрису, способную вытянуть любую роль, даже совершенно не выписанную ни драматургически, ни режиссерски. 




В 1970 году фильм «Приключениям желтого чемоданчика», в котором снялась Татьяна Пельтцер, получил приз Венецианского фестиваля. Жюри потрясла эксцентричная бабушка, которая танцевала на крыше, перелезала через заборы и ездила на крыше троллейбуса.
 

А в 1972 году Татьяна Пельтцер первой из актеров театра Сатиры получила звание народной артистки СССР. Эта новость стала известна в театре заранее. Заведующая литературной частью театра Марта Линецкая в своих дневниках описывала это событие: «На четвёртом этаже двери лифта с грохотом распахнулись, и оттуда высыпались возбуждённые Марк Захаров, Клеон Протасов и Татьяна Пельтцер - в холщовой юбке, тапочках - прямо с репетиции «Мамаши Кураж». 

- Правда? Или это вы здесь придумали? - спросила Татьяна Ивановна как всегда насмешливо. В голосе - надежда и сомнение. 

- Конечно, правда! - все понеслись в кабинет директора. А на другой день Татьяна Ивановна пригласила всех в «Будапешт» на Петровских линиях. Вот это оперативность! Оказалось, что у неё - день рождения. 68 лет. И она, по традиции, устраивает его в этом ресторане, только на этот раз семейный круг несколько расширился. Тосты, цветы, всеобщая любовь... Потом поехали к ней пить кофе. Набилось много народа в её квартире на «Аэропорту». Татьяна Ивановна с темпераментом готовила стол, развлекала гостей, отчитывала нерасторопную жену брата. В маленькой прихожей тесно. У зеркала - гора телеграмм. И от Ганса - тоже длинная телеграмма на немецком языке. На стенке - множество значков. Кухня настоящей хозяйки с миллионом хитрых приспособлений, машинок, кофеварок, чайничков, самовар, наборы ножей и разной кухонной утвари. В 11 вечера Татьяна Ивановна укатила в Ленинград на пробу в каком-то новом фильме...» 




К своим работам Пельтцер относилась очень трепетно, в списке её киноработ роли в фильмах у таких режиссеров, как Иосиф Хейфиц, Александр Роу, Илья Фрэз, Надежда Кошеверова, Светлана Дружинина, Марк Захаров и Михаил Юзовский. Постановщик «Ивана Бровкина» Иван Лукинский признавался, что роли Евдокии Бровкиной не придавалось особого значения. Лишь когда стало ясно, что фильм получился во многом благодаря актёрам, когда посыпались письма, а критики восхитились работой актрисы Пельтцер, в следующей картине «Иван Бровкин на целине» роль матери писалась уже специально под неё и с большим количеством сцен.
 




Комедию «Иван Бровкин» снимали в глубинке, в одной из деревень Ярославской области. В селе старушки полюбили Пельтцер, принимали ее за свою. А она могла сражаться в преферанс ночи напролет, при этом не любила проигрывать. Александр Абдулов вспоминал о том, что однажды Татьяна Ивановна проиграла ему в карты девять копеек и ворчала по этому поводу целый месяц.
 

В середине 60-х режиссер Театра сатиры пригласил к себе молодого, никому не известного Марка Захарова. Когда Захаров объяснил труппе замысел своего спектакля «Доходное место», в зале раздался громкий возмущенный голос Татьяны Пельтцер. Но спектакль у Захарова получился, и Пельтцер изменила мнение о молодом режиссере. До ухода режиссера в «Ленком», в театре Сатиры он поставил пять спектаклей - и все с Пельтцер в главной роли. 

Позже Марк Захаров рассказывал: «Вначале она меня не приняла. Когда я в театре Сатиры сделал экспликацию спектакля, воцарилась пауза, я решил, что поразил всех. И вдруг голос Татьяны Ивановны: «Что же это такое — как человек ничего не умеет делать, так в режиссуру лезет?!» Знаете, в ней была фантастическая особенность — она никогда не фальшивила. Могла что-то неправильно делать, но никогда не кривлялась. И относилась с уважением к режиссерской профессии. Когда она переходила в «Ленком», сказала мне: «Я у вас буду играть все, что вы мне скажете. Кроме одного...» И показала пантомимой авангард и современную режиссуру. Но показала блестяще. Если ворчала, то весело. И конечно, ее фразы: «Ни один спектакль от репетиции лучше не становится». Или: «Вот вы, Марк Анатольевич, все сидите, подолгу репетируете, а вот у Корша каждую пятницу была премьера». Татьяна Пельтцер укрепила труппу «Ленкома» веселой и мудрой обстоятельностью. Всю жизнь, имея дело с комедией, с этим крайне опасным жанром, который нередко с годами превращает актера в безжизненную маску, которая штампует набор привычных интонаций, Пельтцер только оттачивала свое мастерство и усиливала тонкое психологическое построение роли. Когда в театр приходит сложившийся актер, зрелый мастер, он непременно приносит накопленный опыт. Для Пельтцер каждая роль – начало. Она, как школьница, внимает учителю и готова сидеть до утра, чтобы выучить урок. И при этом она способна казнить и винить себя, ей неловко перед партнерами, если из-за нее останавливают репетицию, если у нее что-то не получается. Ей абсолютно чуждо «профессорство», она за более чем полувековую жизнь в театре не стала «академиком».  




Инна Чурикова рассказывала: «Мы познакомились на фильме «Морозко». Татьяна Ивановна играла мать жениха Настеньки. И вот я помню ее за кадром: в руке сигарета, а вокруг — постоянно люди из театра со всякими делами. И она их так серьезно слушает, решает, что делать. Очень деловая женщина, а входит в кадр, и — веселая, беззаботная бабулька. Она становится первой народной артисткой СССР в Театре сатиры, подтверждая свою народность в шумных спектаклях — «Безумный день, или Женитьба Фигаро», «Мамаша Кураж», «Проснись и пой» в постановке Марка Захарова. Ее тетю Тонни, что поет, танцует и соединяет влюбленных, обожают. Слава растет. Она — прима Театра сатиры. И вдруг... Идет репетиция «Горя от ума». В зале — главный режиссер Валентин Плучек, на сцене — почти весь состав театра. Однако за кулисами, где слышна репетиция по трансляции, все в недоумении: идет текст явно не по Грибоедову. «Не буду это делать», «Безумная старуха», «Идиот, дурак»...
 

Из-за разгоревшегося на репетиции конфликта между Пельцер и Плучеком актриса ушла из театра Сатиры. Актер Анатолий Гузенко рассказывал: «Нет, никакого «идиота» и «дурака» не было. Ситуация была такая: на сцене хореограф, его пригласили поставить движение, и Плучек хотел, чтобы Татьяна Ивановна тоже повторяла все с артистками. А она: «Эту ерунду делать не буду». Слово за слово. Мы все следили, как слова летели в зал и из зала на сцену. В конце концов, она закричала: «Вы сумасшедший старик», а он ей: «Безумная старуха».

Михаил Державин в костюме Скалозуба спустился на первый этаж и сказал Ольге Аросевой: «Быстро уходите из театра, вас Плучек зовет на сцену». Ольга Аросева вспоминала о том драматичном моменте: «Я выбежала из театра, Татьяна Ивановна тут же выбежала за мной, ругая Плучека: «Я пойду, я скажу ему все»... Я ее удерживала, увезла домой, хотя та требовала, чтобы я ее отвезла к Марку. После всего случившегося я не ходила неделю в театр. Плучек вызвал меня и сказал, что назначает меня на ее роль в «Горе». «Это неправильно, — сказала я, — если Пельтцер уйдет, это будет большая потеря для театра. Опомнитесь оба». Но они не опомнились. Она ушла к Марку, а я стала играть ее роли».

Татьяна Ивановна на Аросеву не обиделась. Аросева рассказывала: «Для нее вопрос ухода был решен раньше и нужен был повод. По сути, она конфликт и спровоцировала. Но Татьяна Ивановна себя никогда не сдерживала, говорила, что думает. И никогда не делала исподтишка, назло». В момент перехода из одного театра в другой Пельтцер было 73 года и можно только поразиться ее отчаянному поступку. Но те, кто знал ее, — не удивлялись: всегда веселая и неунывающая Пельтцер умела принимать неожиданные решения, а молодые актеры - не замечать ее возраста. Когда Марк Захаров пригласил Леонида Броневого в Ленком, тот поначалу удивился: «Как я буду выглядеть рядом с комсомольцами?» Но, подумав, сказал: «А с другой стороны, у вас же там служит вечная пионерка Татьяна Пельтцер! Рядом с ней я за октябренка сойду».





Продолжение следует...

Tags: актрисы
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments