Андрей Гончаров (andrey_g) wrote in chtoby_pomnili,
Андрей Гончаров
andrey_g
chtoby_pomnili

Categories:

СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович (часть 1)




Народный артист СССР (1974)

Герой Социалистического Труда (1990)




«Я счастливый человек! Ну кому ещё довелось сыграть такие роли, как мне, - князь Мышкин, Гамлет, Иванов, Чайковский… Да тот же Деточкин! Судьба меня хранила - наверное, для того, чтобы я смог сыграть всё это». И.Смоктуновский.



Иннокентий Смоктунович (настоящая фамилия Смоктуновского) родился 28 марта 1925 года в селе Татьяновка Томской области.
 

Прадед Иннокентия служил егерем в Беловежской Пуще, но убил зубра, и его сослали в Сибирь. Позже Иннокентий Михайлович рассказывал: «По крови я не поляк, а белорус, и фамилия наша — Смоктуновичи. От детства в памяти остались лишь отдельные картинки: маленький домишко с гнездом аистов на крыше, гигантские заросли черемухи и белая рыба, бившаяся на дне, когда однажды прорвало плотину… Помню «гарь», в которой мы с родными собирали малину. Мать — маленькая, добрая и очень тихая женщина. Отец во всем противоположен ей. Около двух метров росту, сильный, веселый, шумный. У них не было никакого образования. Они просто были хорошие русские люди, «от земли». Их родила земля, и они любили, понимали землю, а их оторвали от нее. Была у семьи какая-то лошаденка, корова и десять овец да два поросенка… Все это у них забрали и сказали: «Поздравляем! Вы теперь колхозники!» В 1929 году мы переехали на постоянное место жительства в Красноярск. С переездом в город открылось мне неведомое раньше — театр. Каждое посещение театра было праздником, хотя ничего такого особенного там, конечно, не было. Но сам воздух, казалось, был наполнен загадочностью, все было неведомо и оттого немного страшно. Отец работал грузчиком в порту, часто выпивал и после этого «валял дурака», как говорили у нас дома, а мать попрекала его: «Ты как шут…» Это был театр на дому». 
 

Когда в деревне начался голод, родители Иннокентия сначала уехали в Томск, а потом - в Красноярск, где отец Иннокентия устроился работать в порт, а мать - на колбасную фабрику. Последнее обстоятельство очень помогло Смоктуновичам - мать часто приносила домой кости с мясом, из чего готовился суп на всю семью. Однако так продолжалось недолго - в 1932 году снова начался голод, и мать потеряла свое место на фабрике. Чтобы спасти детей, Смоктуновичам пришлось отдать двоих сыновей - Иннокентия и Володю в семью сестры матери Надежды Петровны. Иннокентий Михайлович вспоминал: «Аркашка остался у родителей - это любимец, он очень был толстый и белый, совсем блондин. А. мы с братом - я вот рыжий, а Володька был вообще какой-то черный, нас не любили и отдали этой тетке. Жизнь была бы вполне сносной, но начались ссоры между теткой и матерью, и эти скандалы здорово били меня по душе. Защищать тетку значило предать мать, и наоборот». Во время учебы в школе Иннокентий отличался самостоятельностью мышления, любил поспорить с учителями, защищая свою точку зрения. «Я думаю, что унаследовал эти черты от отца, — говорил Иннокентий Михайлович. — Так же, как способность к изображению и передразниванию окружающих людей. Отца, который обожал такие фокусы и, как выражалась мать, «валял дурака», особенно в пьяном виде, считали чокнутым. Не избежал и я в дальнейшем такого же прозвища». 




После начала войны в 1941 году отец Иннокентия ушел на фронт, и погиб в 1942 году. В семье Смоктуновичей в этот момент насчитывалось шестеро детей. И юноше пришлось совмещать учебу в школе с занятиями на курсах киномехаников и работой. В Красноярске Иннокентий еще сильнее увлекся театром, так как в городе был настоящий профессиональный театр. Чтобы попасть на спектакль, Смоктуновский был готов идти на любые ухищрения, вплоть до  подделки билетов.
 

Яркие впечатления от посещения спектаклей привели Иннокентия в школьную самодеятельность в драмкружок, которым руководил актер Красноярского театра Синицын. Вскоре он стал работать в театре статистом, но в январе 1943 года его забрали в военное училище, где за то, что в учебное время он собирал оставшуюся в поле картошку, его отправили на фронт на Курскую дугу. Позже Иннокентий Михайлович рассказывал: «Я ни разу не был ранен. Честное слово, самому странно - два года настоящей страшной фронтовой жизни: стоял под дулами немецких автоматов, дрался в окружении, бежал из плена... А вот ранен не был. Землей при бомбежке меня, правда, как-то засыпало - да так, что из торфа одни ботинки с обмотками торчали. Мне посчастливилось бежать, когда нас гнали в лагерь. Был и другой выход - желающим предлагали службу в РОА... Но меня он не устроил. Когда я бежал из плена и, пережидая день, спрятался под мост, вдруг вижу – прямо на меня идет немецкий офицер с парабеллумом, дежуривший на мосту, но перед тем, как глазами натолкнуться на меня, он неожиданно поскользнулся и упал, а когда встал, то, отряхнувшись, прошел мимо и потом опять стал смотреть по сторонам… Меня, восемнадцатилетнего, измученного мальчишку, вел инстинкт самосохранения. Я выведывал у крестьян, где побольше лесов и болот, где меньше шоссейных дорог, и шел туда. Фашистам там нечего было делать в отличие от партизан. Так добрел до поселка Дмитровка... Постучался в ближайшую дверь, и мне открыли. Я сделал шаг, попытался что-то сказать и впал в полузабытье. Меня подняли, отнесли на кровать, накормили, вымыли в бане. Меня мыли несколько девушек - и уж как они хохотали! А я живой скелет, с присохшим к позвоночнику животом, торчащими ребрами».  

В поселке Дмитровка Иннокентий прожил около месяца. Позже он рассказывал: «Разве я могу забыть семью Шевчуков, которая укрывала меня после побега из плена? Баба Вася давно умерла, а ее дочь Ониська до сих пор живет в Шепетовке, и эти дорогие, душевные люди, буквально спасшие меня, бывают у нас, и мы всегда их радушно принимаем». 

Актриса Римма Маркова рассказывала: «Он ведь чудом бежал из плена. Когда их конвоировали, у Кеши, простите за подробность, стало плохо с желудком. И когда он уже был не в силах терпеть, ему и еще одному пленному разрешили по нужде выйти из строя. Смоктуновский до конца жизни с благодарностью вспоминал этого солдата, который жестом показал ему оставаться под мостом, а сам взял и скатился на спине по снегу, смазав их следы. Так отсутствия Смоктуновского никто и не заметил. А он чуть ли не сутки просидел в сугробе». 

После месяца пребывания у Шевчуков в феврале 1944 года Иннокентий Смоктуновский попал в партизанский отряд Каменец-Подольского соединения. В мае 1944 года произошло соединение партизанского отряда с регулярными частями Красной армии, и Иннокентий продолжил службу в регулярных войсках в звании старшего сержанта. Он был назначен командиром отделения автоматчиков 641-го гвардейского стрелкового полка 75-й гвардейской дивизии, и был награжден в 1945 году медалью «За отвагу». Закончил войну Иннокентий Михайлович в немецком городке Гревесмюлене. Еще раз  медалью «За отвагу» он был награжден сорок девять лет спустя после войны, на мхатовском спектакле «Кабала святош» прямо в театре.    

После демобилизации в октябре 1945 года Иннокентий вернулся в Красноярск, где узнал, что некоторые его товарищи, побывавшие в немецком плену, были арестованы и отправлены в сталинские лагеря. Иннокентий Смоктуновский рассказывал: «В Красноярске меня вызвали в военкомат — собралось человек девять. С нами говорили очень грубо. Оказывается, все мы были в плену. И сказали: «Посмотрите на свои паспорта». Мы посмотрели. Действительно, тридцать девять городов минус — мы не имеем права там жить. Красноярск входит в эти тридцать девять городов. Но: «Вы здесь жили до ухода на фронт. И живите. Но чтоб отсюда не уезжать. Каждые два месяца вы должны приходить и отмечаться». 




Иннокентий поступил в театральную студию, но его вскоре выгнали оттуда за драку, и тогда он устроился в труппу норильского театра. «Поехал потому, - пояснял впоследствии Иннокентий Михайлович, - что дальше него меня, бывшего военнопленного, никуда не могли сослать - разве что на Северный полюс... Вот я и решил затеряться в Норильске, девятом круге сталинского ада, среди ссыльных и лагерей. А потом, мне просто некуда было податься - по положению о паспортном режиме я не имел права жить в тридцати девяти городах. Меня в Красноярск-то пустили только потому, что родом оттуда. Но меня и из Норильска хотели выставить - непонятно, правда, куда. Так бы и сделали, да отмолил директор театра Дучман - низкий ему за поклон».
 




И во время службы в армии, и позднее в Норильске, компетентные органы подозревали Иннокентия Михайловича в принадлежности к евреям, что в те годы могло осложнить и без того непростую судьбу бывшего военнопленного, и Иннокентий изменил фамилию на ту, под которой позже и узнали его зрители всей страны - Смоктуновский.
 




В Норильске Иннокентий Смоктуновский провел четыре года. Там он подорвал здоровье и прошел прекрасную профессиональную актерскую школу. В Норильске в то время работали бывшие заключенные актеры театров со всего ГУЛАГа - такое созвездие талантов можно было встретить только в Малом театре в Москве или во МХАТе. В Норильске Смоктуновский познакомился и подружился с Георгием Жженовым, который  убедил Смоктуновского уехать из Норильска в Ленинград к Аркадию Райкину, которому Георгий Степанович написал рекомендательное письмо. Смоктуновский послушал Жженова и уехал из Норильска. Но из-за опасений отправился не в Ленинград, а в Махачкалу. Римма Маркова рассказывала: «Кеша перебрался в Махачкалу. В местном театре я его первый раз и увидела. И тут же загорелась идеей перевезти его в Москву. Я же понимала, какой это актер. Приехала в Москву и стала хвостом ходить за Софьей Гиацинтовой, рассказывая ей, какого великолепного актера нашла. Если возьмете его, можете смело полтеатра выкинуть, — говорила я ей. Наконец Гиацинтова согласилась: Пусть приезжает. Кеша тут же все бросил и приехал».
 




Искусствовед Галина Бескина рассказывала: «Она же «сосватала» Иннокентия Софье Гиацинтовой, которая в те годы возглавляла столичный Театр им. Ленинского комсомола. Гиацинтова послала Смоктуновскому две телеграммы: сначала - «Приезжайте», чуть позже - «Подождите». Но ждать он уже не мог - приехал в Москву. И начались его хождения по театральным мукам. Он всем очень нравился, но на работу его брать не спешили: то у актёра нет столичной прописки, то в театре нет свободных ставок».
 

Приехав в столицу, Смоктуновский обошел в Москве десяток театров, и всюду получил отказ. Когда закончились деньги, он жил впроголодь, пока не получил работу в Ленкоме. Там Смоктуновский поначалу играл  роли без слов. Жить ему было негде, и он ночевал у друзей. Позже ему посоветовали попытаться устроиться в Театр-студию киноактера, куда его приняли при условии, что он не будет сам проситься сниматься в кино. Смоктуновский впоследствии так и делал - если ему роль не предлагали, он ее сам никогда не просил.  

Римма Маркова рассказывала: «Когда он пришел на показ в Ленком, я ему подыгрывала. Но места для него не оказалось. Тогда я стала водить его по всем московским театрам. Он, конечно, никаких шедевров особых тогда не выдавал. Помню, Хлестакова показывал, еще какую-то роль из дерьмовой советской пьесы. Обедать я его водила по своим подругам. Все, разумеется, думали, что мы с ним любовники. Иначе чего, мол, я с ним вожусь. А он меня никогда как мужчина не волновал. Во-первых, я блондинов вообще не выношу. А во-вторых, он так похож на моего брата… Сам Смоктуновский понимал, что намного талантливее многих других актеров. Но был настолько в себе не уверен… Каждый раз, получая приглашение в кино, говорил мне: Вот сейчас я провалюсь». 

После съемок в фильме «Убийство на улице Данте» Михаил Козаков рассказывал: «Этот актер в кадре выглядел крайне зажатым, оговаривался, останавливался, извинялся... Ромм его успокаивал, объявлял новый дубль, но история повторялась... Михаил Ильич был сторонником малого количества дублей... А злополучный эпизод «кабачка» снимали уже не меньше пятнадцати раз. Нонсенс! Съемка не ладилась, нервозность дебютанта передалась всем окружающим. На застопорившийся кадр ушла чуть ли не вся смена. Ассистенты режиссера предложили заменить бездарного актера. Ромм вдруг побагровел, стал злым (что с ним редко случалось), и шепотом сказал: «Прекратите мышиную возню! Актер же все чувствует. Ему это мешает. Неужели вы не видите, как он талантлив?! Снимается первый раз, волнуется. Козакову легче: у него большая роль, он знает — сегодня что-то не выйдет, завтра наверстает, а эпизод — это же дьявольски трудно! И артист этот еще себя покажет». Надо сказать, что все, в том числе и я (к стыду своему), удивились словам Михаила Ильича о талантливости этого с виду ничем не примечательного провинциала. А им был Иннокентий Смоктуновский!» 

В 1956 году Смоктуновский сыграл в кино лейтенанта Фарбера в фильме «Солдаты».





В этой роли его увидел Георгий Товстоногов, и разглядел в Смоктуновском будущего Мышкина, «положительно прекрасного человека», пришедшего в жестокий мир с чистой любовью и полным отсутствием житейского опыта. Режиссер, чуткий к актерским дарованиям,  пригласил неизвестного артиста в БДТ, и Смоктуновскому удалось «попасть в тон» Мышкина, создать поле доброты, с которой тот шел к людям, покоряя светом своей личности, и оказывался жестоко раздавленным силой человеческого зла.
 




Римма Маркова рассказывала: «Как-то прибегает: «Меня вызывает в Ленинград Товстоногов. Он мне предлагает Идиота. Вот сейчас все и откроется, сейчас все и поймут, что я ноль. Я Мышкина никогда не сыграю. Потому что бездарен. Как я с ним мучилась! Ты не бездарен, — говорила, — а просто дурак. Поехал Кеша в Ленинград, начал репетировать. А там вся труппа на дыбы встала: зачем, мол, москвича было приглашать, у нас что, своих актеров нет? И вдруг у Кеши стала получаться роль! Когда уже шли спектакли, он звонил мне: Ты, корова, когда-нибудь приедешь? Я на каждый спектакль по два билета покупаю, все надеюсь, что ты приедешь. Поехала я. Какая это была высота! У меня от восторга аж зубы зудели, такое потрясение было. Как-то я оказалась в компании народных-пренародных артистов, которые начали обсуждать игру Смоктуновского в Царе Федоре Иоанновиче, что шел в Малом театре. Да какой он актер, — рассуждал один из гостей. — У него только пена изо рта идет. Я не выдержала: Не знаю, что и откуда у него идет, но только он там, — и показала наверх, — а мы с вами здесь, — и указала в пол».
 

Премьера «Идиота» состоялась 31 декабря 1957 года. Необыкновенное совпадение Смоктуновского с душевной жизнью своего героя вызвали колоссальный интерес публики, воспринявшей эту роль как большое событие в театральной жизни. Актер открыл нового героя в негероической, а подчас - и смешной оболочке. Смоктуновский не боялся в роли Мышкина быть смешным и неуклюжим. Лиризм актера сочетался с непосредственным глубоким комизмом, оберегающим его от ненужного пафоса. «В спектакле БДТ появился не играющий, а живущий актер», – писал театральный критик Е.Горфункель.  

Смоктуновский рассказывал: «Если бы не было у меня этой роли, не знаю, как дальше сложилась бы моя жизнь». Но актеру было нелегко работать в коллективе Большого драматического театра. Изначально эту роль репетировал другой актёр, и труппа театра Смоктуновского приняла в штыки. Иннокентий Михайлович дважды писал заявление об уходе, но оба раза Товстоногов отговаривал его. И все же Смоктуновский ушел от Товстоногова в кинематограф, но потом снова вернулся в театр - сначала в Малый, а затем во МХАТ имени Чехова, где прослужил до конца своих дней, и долго не мог привыкнуть к обрушившейся на него популярности. Когда однажды его пригласили в Чили по просьбе Альенде, актер посчитал, что это приглашение – следствие какой-либо путаницы: «Прямо Гоголь какой-то получается – «французский посланник, немецкий посланник и я». 




Своих последующих сыгранных героев Смоктуновский часто награждал чертами героя Достоевского. И Гамлета, после исполнения роли которого он получил двенадцать тысяч писем, и  Деточкина, и Илью Куликова из «Девяти дней одного года», которого многие считали  отрицательным персонажем, а Смоктуновский возражал: «Быть может, у меня не получился в заданной степени теоретик-физик, но не увидеть человека емкого, тонкого, не лишенного чувства дружбы, добра и любви, просто, по-моему, невозможно». Фильм «Девять дней одного года» вышел на экраны страны в 1962 году и имел большой успех у зрителей. По опросу читателей журнала «Советский экран», он был назван лучшим фильмом года. В том же году его повезли на 13-й кинофестиваль в Карловы Вары, где картина получила приз «Хрустальный глобус»., а Смоктуновский получил премию за лучшее исполнение мужской роли.
 




После того, как спектакль «Идиот» очень захотели увидеть зарубежные зрители на театральных фестивале в Париже и Лондоне, Георгий Товстоногов сделал предложение Смоктуновскому возобновить прерванное сотрудничество, и в мае 1966 года БДТ выехал на гастроли, которые продолжались месяц, в течение кторого Смоктуновский сыграл 17 спектаклей, и каждый из них имел оглушительный успех. Как писали английские журналисты, «исполнение Смоктуновским роли князя Мышкина возвышается над всеми остальными впечатлениями сезона». Но после гастролей из-за болезни глаз Смоктуновского ждал творческий простой, продолжавшийся до 1968 года, в котором сразу два режиссера предложили ему главные роли в своих фильмах: Игорь Таланкин предложил Смоктуновскому роль Петра Чайковского в одноименном фильме и Лев Кулиджанов роль Порфирия Петровича в фильме «Преступление и наказание». Обе эти картины вновь подняли Смоктуновского на гребень успеха.
 




Смоктуновский проявлял огромную изобретательность во время анализа душевного состояния своих героев. В частности, следователь Порфирий Петрович из «Преступления и наказания» в исполнении Смоктуновского был человеком идеи и философом, идейно опровергающим теорию Раскольникова. Актер осознанно увеличивал духовный масштаб своего героя, показывая ход его изощренной мысли, жестокого, но талантливого ума, беспощадного не только к преступнику, но и к себе.
 

На фестивале в Сан-Себастьяне Смоктуновский был удостоен приза за исполнение главной роли в фильме «Чайковский», а за роль Порфирия Петровича он в 1971 году получил Государственную премию РСФСР. А созданный Смоктуновским образ Гамлета в кинофильме Григория Козинцева, снятом в 1964 году, так же как и роль Мышкина в театре, стала настоящим событием. Смоктуновский создал героический образ, в котором сочетались мужественная простота и утонченный аристократизм, доброта и язвительный сарказм, ироничный ум и самопожертвование.  




За границей фильм за четыре года собрал свыше 20-ти различных премий. Так, в Англии зрители сочли советского Гамлета более современным, чем Гамлета Лоуренса Оливье. Такой успех не могли не заметить и в Советском Союзе. Поэтому в 1965 году Козинцеву и Смоктуновскому была присуждена Ленинская премия.





Продолжение следует...

Tags: актеры
Subscribe

  • Исполнилось 95 лет со дня рождения Махмуда Эсамбаева.

    Ему было 16 лет, когда началась Великая Отечественная война. В составе фронтовой концертной бригады Эсамбаев неоднократно бывал на передовой,…

  • Фоменко Пётр Наумович

    Музыкальность и хулиганство, которое в действительности было не чем иным как способом противопоставить себя неким устоявшимся рамкам в…

  • Пуговкин Михаил Иванович

    В августе 1942 года Михаил Пуговкин был тяжело ранен и попал в госпиталь. Когда юный боец пришел в сознание, ему тут же сообщили, что придется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments