?

Log in

No account? Create an account
Чтобы помнили [entries|archive|friends|userinfo]
Посвящается тем, кого с нами нет.

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Мария Вениаминовна Юдина, часть вторая [май. 21, 2006|02:36 pm]
Посвящается тем, кого с нами нет.

chtoby_pomnili

[jlm_taurus]
Другой угол зрения.



из дневника katusheva
1
Мария Вениаминовна всю жизнь шла поперек течения. Ее деятельность нельзя взвесить на привычных весах.
В библиотеке пианистки были книги по истории, музыке, литературе, математике, физике, химии, биологии. Были и книги на немецком языке, который Мария Вениаминовна знала как русский. Огромная подборка книг с автографами Пастернака, Заболотского, Маршака; альбомы с репродукциями Клея, Шагала, Кандинского, Чюрлениса, Фраггоннэра.
Она знала всю мировую литературу: от античной и до молодого Евтушенко, чувствовала ее. Например, уже в 30-е годы, когда Леонид Леонов только начинал (еще не было его "Русского леса", "Пирамид" или "Раздумья у старого камня") Юдина о молодом Леонове писала Михаилу Фабиановичу Гнессину: "Осмеливаюсь сказать, что по мнению не только моему, самый крупный, самый умный, нутряной и талантливый из всех современных писателей есть - Леонид Леонов." И как она оказалась права! Леонов действительно вырос в великого писателя, "советского Достоевского" как его называют.
Она сама рано пришла к вере в Бога, приняла православное крещение. Она всегда ходила с крестом, отчего имела большие неприятности.
В 30-е годы, когда она была профессором Ленинградской консерватории в газете "Вечерний Ленинград" появилась мерзейшая статья "Ряса на кафедре". После чего состоялось ее изгнание из Ленинграда.
Но именно Юдина как никто жила по Божьим заповедям. Ее настольной книгой всегда была Библия. Почти каждое утро она была в храме. Кроме того, что она прекрасно знала историю религии, историю православия. Уже то, что она состояла в переписке с Павлом Флоренским о многом говорит.
Родилась она в обеспеченной семье земского врача, Героя труда. Но и в студенческие годы и потом, став поочередно профессором четырех музыкальных ВУЗов, до самой смерти жила в невероятной бедности. Бедности, естественно чисто материальной, но не духовной. Людей такого диапазона и глубины знаний я лично не встречал больше никогда. В доме Юдиной тайком от властей Пастернак читал рукопись "Доктора Живаго".
2
Её близкий друг и ученик вспоминает:
9 апреля 1968 г., я приехал за ней на такси на Ростовскую набережную в кооперативный дом ученых. Часто бывая у известных музыкантов и видя их хорошо налаженный быт, я был поражен самим видом квартиры Марии Вениаминовны: узкая железная кровать; самодельные стеллажи с книгами; рояль; иконы; заваленный бумагами стол; страшная садовая скамейка, вмещавшая массу каких-то папок, бумаг, нот. Нищета чудовищная. Дверь не запиралась. Когда мы вышли, Мария Вениаминовна просто прикрыла ее. Я спросил:
- Остался ли кто дома?
- Нет.
- А как же квартира?
- Замок не работает. Я дверь не запираю. Да, у меня и брать нечего.
Позже при мне ее любимая ученица Мария Ортобалевская нашла для Юдиной афоризм: "Для нее весь мир был общиной". Тогда, я не знал всего этого и всю дорогу переживал: "Как можно бросить квартиру незапертой?
Про ее попытки воздействовать на меня в религиозном плане, трудно сказать однозначно. Когда я утром приходил к ней помогать в переезде, она часто опаздывала к назначенному сроку и, хотя квартира была открыта, я никогда без нее не заходил туда: ждал Марию Вениаминовну на улице. Я знал, что она в храме и, либо затянулась служба, либо она не может поймать такси. Кстати, на такси она ездила не от хорошей жизни, а из-за больных ног. Она ходила только в кедах, ибо, никакую другую обувь, из-за распухших суставов одеть не могла.
Когда она приезжала, мы садились за стол. Она просила меня тут же встать и читала молитву. Однажды, она тактично спросила: крещен ли я и бываю ли в храме. На мой отрицательный ответ, корректно ответила: "Это Ваше личное дело. Но, если Вы придете к Богу, вы обязательно должны окреститься сами, обвенчаться и окрестить родившегося ребенка". Из трех ее наказов я пока выполнил два. Я теперь часто бываю в храме и очень счастлив, что дорогу туда мне показала именно Мария Вениаминовна.
К сожалению, я никогда не учился у Марии Вениаминовны, но мой Учитель жизни, мой Учитель совести - великая Мария Вениаминовна Юдина.
3
Мне как-то нужно было отправить срочно телеграмму. Я спросил:
- Можно это сделать с вашего телефона, а когда счет придет, я его оплачу?
- Нет. Для меня кредит на телеграфе закрыт. Там можно в кредит только до 30 рублей. Я их уже должна.
Разбирая бумаги, я наткнулся на не оплаченные счета за междугородние переговоры. Подсчитал - сумма превышала 400 рублей. Только один счет был на пятьдесят рублей! По тем временам это неслыханные деньги. Мария Вениаминовна сказала мне: "Я называю этот счет "Парижские слезы". Разыскав в Париже приятельницу, с которой не виделась около полувека, мы, беседуя, друг другу только повторяли одно и то же: "Неужели это Вы?". А она мне вторит: "Неужели это Вы?" - и плачет. А потом за эти слезы приходит счет.
Телефон у Марии Вениаминовны звонил непрерывно: близкие друзья напоминают, что до выкупа из ломбарда крестика и колечка осталось два дня; звонит Иван Семенович Козловский, сообщает, что подписал ходатайство в Моссовет о прописке на площадь Марии Вениаминовны ее племянницы; звонит какая-то Татьяна Павловна. Мария Вениаминовна рассказала мне как познакомилась с ней в электричке и та сообщила ей, что живет в нужде и ее дети недоедают. Мария Вениаминовна в это время получает гонорар за пластинки с музыкой Баха и покупает на него корову для своей абсолютно случайной попутчицы! Всю эту ситуацию ее друзья называют: "Татьяна Павловна - Бах - корова". "Хорошо, что выручил Бах", - смеялась Мария Вениаминовна.
Занимаясь со студентами института им.Гнесиных, она порою засиживаясь с ними допоздна, когда метро уже закрывалось. В таких случаях она каждому студенту давала деньги на такси.
Вот, такой необычности в Юдиной было очень много. Кого-то спасти, кому-то помочь, найти врача, оплатить сиделку, накормить, подарить... Во время войны она ходила в солдатской шинели подпоясанной веревкой и вешала на столбах Москвы объявление: "Лечу с концертами в Ленинград. Принимаю посылки весом до 1 кг". В Ленинграде она сама ходила и разносила эти посылки по незнакомым людям.
Вот так она всю жизнь кого-то спасала, выручала. Ее пенсии для всего этого, конечно, не хватало. Гонораров она почти не получала. Понимая, что уже не будет играть публично или записывать пластинки и, следовательно, расплатиться, с терпеливо ждущими и все понимающими кредиторами нет никакой возможности, она решила из своей двухкомнатной квартиры переехать в однокомнатную в этом же доме; получить разницу в деньгах и хоть с кем-то расплатиться. Нужно было переехать с девятого этажа на первый. И сегодня, по прошествии стольких лет, я с гордостью вспоминаю, что Мария Вениаминовна пригласила меня одного помочь уложить и перевезти ее бумаги и весь нехитрый скарб.
Мне было 27 лет. По молодости и крепкому здоровью я мог все это сделать за два дня. Переезд растянулся на месяц. Довольно быстро я увязал ее библиотеку: тридцатитомник Диккенса, Блок, шесть или семь книг Пастернака, книги Энштейна, Пушкина, Достоевского, Лермонтова.
Она собирала пословицы и поговорки русского народа. У нее их накопилось 4 000. Она хотела куда-то их отправить для издания. Все это было быстро упаковано. А, вот, с рукописями дело шло очень медленно. Я подавал ей ту или другую бумагу в руки, она перечитывала каждый лист и рассказывала мне о том, кто ей писал. А писали ей: Паустовский, Стравинский, Ахматова, Пастернак, Тынянов, Алексей Толстой и другие. Пусть простят меня мои институтские наставники, но за тот месяц я получил больше знаний, чем за все годы учебы.
...был такой звонок, вернее базарный вопль: "Юдина, послушайте, Юдина! Сейчас приедут грузовики забрать рояль. Вы что же, играть - играете, а платить за прокат инструмента не хотите? Пришлось мне ехать в Измайловское ателье проката, найти звонившую сотрудницу и показав ей афиши и пластинки Юдиной, объяснить с кем она говорила. Это вызвало еще большую ярость: "Профессор консерватории, имеет пластинки, и живет в нищете? Вы что мне голову морочите!" У меня была с собой пластинка Марии Вениаминовны: 29-ая соната Бетховена. Я стал уговаривать женщину: "Давайте послушаем и Вы поймите, с кем вы разговаривали". Мы послушали минут пять. Кажется, я эту даму убедил, потому что больше она не звонила...
4
Когда, в институте им. Гнессиных, в 48-м или в 49-м году, на собрании, клеймили Шостаковича и Прокофьева, она встала и сказала: "Я не вообще понимаю, что здесь происходит? Вы же прекрасно знаете, что это - два гения. Мы счастливы, что живем с ними в одну эпоху. Что здесь происходит? О чем мы говорим?"
На вечере памяти Паустовского в литературном музее Юдина не выступала, а лишь сказала в конце: "Советская литература с уходом Паустовского лишилась совести, которой в такой степени ни один их живущих ныне писателей не обладает. После этого сыграла "Картинки с выставки".
Уже посмертно вышли эти "Картинки с выставки" в записи и даже аннотации к ним с ее особым, неповторимым голосом. Так же посмертно вышла переписка с Павлом Флоренским, ее статья-комментарий к "Картинкам с выставки". Двухтомник писем Марии Вениаминовны необычайно интересен: одному только ее первому письму к Стравинскому отведено около 20-ти страниц.
Круг общения великой пианистки был самый высокоинтеллектуальный и высокоталантливый: Флоренский, Бахтин, Бруни, Кагер, Алпатов, Суфчинский, Алиса Порет, Пастернак, Заболотский, Маршак, Горький, Чуковский, Ахматова, Прокофьев, Шостакович, Стравинский, Солженицын, Паустовский, Ефимов, Митурич, Александр Яшин и другие.
Ее воспоминания о Маршаке и Заболотском по ее же просьбе, я отвозил в отдел рукописей Ленинской библиотеки, где ей платили за это какие-то копейки.
Посмертно, вышла ее потрясающая работа "Шесть интермеццо Брамса". Многие музыканты видели ноты, она же видела и ноты, и то, что было между ними. Вот, комментарий к одному из интермаццо, в котором видно как неразрывно музыка связана была в восприятии великой пианистки с драматургией, с образом. И никакого "искусства ради искусства".
Брамс, сочинение 116, № 2, ля-минор. Мария Вениаминовна пишет: "Перед нами сербская песня грустная, смиренная, покорная -одна из бесчисленных песен покинутой, обманутой или, выданной за нелюбимого девушки. Но мы имеем здесь интермеццо в интермеццо. В центре пьесы ритмическое поле сжимается. Вместо 3/4 появляются 3/8. И в безутешном кружении 16-х, зигзагах и изломах, высоко помещенных интонациях, на подобии умоляющих рук обиженной [девушки] или жемчужного ожерелья слез до удушья сжимающего сердце. Мы как бы слышим: "Почему? Почему? Почему?" Стенания о непостижимости, незаслуженности своей скорбной участи. Затем 9 тактов - призрачное утешение в ля-мажоре - фата-моргана надежды. Она не сбывается - шеститактовый аккордный ход в щемящем хроматизме. И снова изначальная безутешная доля. Композиция закругляется, возвращается к неизбывной обиде и для этой бедной Гретхен ни в земном ее бытие, ни Брамсом не написана вторая часть "Фауста". По прозрачности стиля и построения, эта одна из прекраснейших миниатюр Брамса."
5
Отношения коллег к Юдиной зависело от уровня ума и совести каждого конкретно, поэтому чувства их к ней были разными. Часто отношение было плохим. Она всю жизнь была в осаде, в опале, на фронте, а вокруг нее и с ней воевали бездарности. Но на них были судейские мантии и они регулярно выносили ей обвинительные приговоры:
"Из Ленинградской консерватории - выгнать!"
"Из Московской консерватории - выгнать!"
"Из Гнессинского института и филармонии - выгнать!"
Совершенно по другому относились к ней люди с высоким уровнем понимания музыки. Так, к примеру, выдающаяся пианистка Мария Гринберг рассказывала: "Прихожу на ее концерт. Слушаю. Поражена и потрясена трактовкой! Прихожу домой, беру в руки ноты этих произведений и понимаю, что Юдина перевернула все с ног на голову. Через день снова иду на этот же концерт с той же программой и она убеждает меня, что только так и нужно играть.
Шостакович просил Марию Вениаминовну быть первым исполнителем его прелюдий и фуг. Пианистка начала работу. Он приехал к ней послушать и сказал: "Это совсем не то, что я написал, но вот так и играйте! Только так и играйте!" Сегодня, в нотах пианистки на прелюдии и фуге фа-диез-минор, мы читаем запись, сделанную ее рукой: "Люди объединены общим несчастьем, но каждый реагирует по-своему."
Юдина была непревзойденным исполнителем второго концерта Прокофьева. По ее, и только ее настоянию композитор сделал переложение для фортепьяно своего балета "Ромео и Джульетта".
Педагоги-ремесленники в "гнессинке", конечно роптали. Завидовали ее успеху, любви студентов к ней, желанию попасть в класс только к ней. Когда ей исполнилось 55-ть лет Юдину в буквальном смысле слова выжили на пенсию...
6
Мария Вениаминовна Юдина всего два раза была за рубежом: в ГДР и Польше. И первый раз - в 50 лет. Она знала, что в Лейпциге когда-то была Йоханес-кирха, в которой был похоронен И.С.Бах. Во время войны она была полностью разрушена и в 49-м году саркофаг Баха был перенесен в церковь св.Фомы. Приехав в ГДР, Мария Вениаминовна вышла из поезда в Лейпциге, сняла обувь и босиком пошла к могиле Иоганна Себастьяна Баха. "Наши" это сочли за чудачество. Но когда паломники идут босые за тысячи километров поклонится гробу Господнему, разве это чудачество? Не зря говорят, что поступки гения нам становятся понятны через полвека. А то и через век. Как-то ленинский нарком Чичерин сказал: "У меня было в жизни две вещи: революция и Моцарт". У Марии Вениаминовны вещей вообще никаких не было. У нее даже рояль был прокатный, но было две Святыни: Бог и Музыка. Бог и Бах. Никто из наших современных пианистов не играл так хорошо темперированный клавир Баха. Согласно семинару Яворского, каждая прелюдия и фуга являла собой какой-то библейский сюжет. Вот и шла она поклониться своему святому, своей святыни.
Думаю, что те же порывы руководили ею когда она, в Малом зале консерватории, 31 августа 1961 года, через весь Малый зал, на коленях, шла к гробу Сафронитского. И когда она осенила крестным знамением лежащего в гробу Генриха Нейгауза.
Относительно ее жития в гробу хотя эту версию до сих пор, к сожалению, повторяют даже профессиональные музыканты; я Вам скажу, что это чушь. Я лично спрашивал ее об этом. Она улыбнулась и ответила: "И вы об этом слышали? Вы знаете, я жила у одних знакомых. Места не было и я ночевала в ванной. Заливала в нее ночью горячей воды и ложилась туда. Часто засыпала и просыпалась от того, что вода остывала. А людская молва превратила ванну в гроб."
7
Юдиной не суждено было стать женой и матерью, так как ее будущий муж Кирилл погиб в горах при восхождении на вершину. При этом инстинкт материнства в ней был развит невероятно и по отношению к своим ученикам, и по отношению к друзьям тех, кто по возрасту годился ей в дети. Эту чисто материнскую опеку мы с моей женой испытали на себе неоднократно.
За 17 дней до ее смерти - 2 ноября, моя жена родилась дочь, которую я назвал Марией в честь сами понимаете кого. Я сразу же позвонил Марии Вениаминовне, сообщил, что "кесарево" сечение прошло удачно. На это она ответила: "Я не сомневалась, что все будет хорошо. Я всю ночь молилась и просила Бога помочь Инночке". Это были последние слова, которые я от нее услышал за семнадцать дней до ее смерти.
Умерла она 19 ноября 1970 года. Но. она жива, конечно, и в памяти современников, и в памяти музыкальной молодежи. К ней, конечно, очень большой интерес. Но, главное, что делается для ее памяти это то, что каждый год, именно в день ее смерти 19 ноября, в Храме Ивана Воина- это недалеко от станции метро
"Октябрьская", - отец Николай (Ведерников), который причащал умирающую Марию Вениаминовну, служит по ней панихиду. В этот день, каждый год мы там собираемся. К сожалению, нас становится все меньше и меньше; все-таки прошло уже 28-мь лет после ее смерти...
Часто бывают вечера памяти Марии Вениаминовны Юдиной, и собираются полные залы. Они бывают и в Консерватории, и в музее Глинки, и в других местах. Только имя Марии Вениаминовны может собрать столь одареннейших и столь разных людей нашего времени в один вечер. В Консерватории на ее юбилей выступали знаменитые актеры, музыканты, поэты, художники и даже уникальный православный мужской хор "Древнерусский распев" п/у Анатолия Гринденко.
В этом самом концерте известный артист Михаил Казаков прочитал выдержку из дневника великой пианистки.
Ей было 16-ть лет, когда она написала следующее: "Я знаю лишь один путь к Богу - через искусство. Не утверждаю, что этот путь универсальный. Я знаю, что есть и другие дороги, но чувствую, что мне доступен лишь этот. Все божественное, духовное впервые явилось мне через искусство, через одну ветвь его - музыку. Это - мое призвание, верю в него и в силу свою в нем. Я должна неизменно идти по пути духовных созерцаний, собирать себя для просветления, которое придет однажды. В этом - смысл моей жизни. Я - звено в цепи искусства."

Из комментария:
"Вот такие эти неистовые фанатики люди -несогласные с окружающими- не хотят прощать многим маленьким людям их многие маленькие слабости, а те за это им делают много маленьких гадостей. а как им быть-то иначе?
Вот если бы Юдина по-христиански всем окружающим прощала их слабости, не замечала бы их, делала вид что так и должно быть, что все делая ей гадости -поступают хорошо и благородно , -то и не выгоняли бы...талант- это случайный дар Бога недостойному, талантливый человек должен жалеть всех окружающих бездарностей кому его не досталось,чувствовать себя у них в постоянном долгу из-за постигшей их несправедливости в раздаче таланта,- а не обижать, относясь к их способностям как они того заслуживают.
Что ей стоило пожалеть какого-нибудь бездаря. утешить его святой ложью, особенно если это начальник в консерватории, человек власть имущий...ему под бременем власти и так не сладко-надо быть снисходительной а не гордой.

Вот и Н.И.Пунин такой же был- и что?до сих пор его лекций о западноевропейском искусстве собрать не могут-так сильно он своим поведением восстановил против себя когда-то всех ответственных работников академии художеств...
искусство -путь к богу? Но Бог же прощал малым сим их гнусность, а она судя по всему не прощала. какой же это путь к Богу-в отрыве от ближних?"

Записи:
Vista Vera completed issuing of a 13-volumes series The Legacy of Maria Yudina .We would like to acknowledge gratefully all those who helped to make it possible: Vera Yudina, Maria Veniaminovna's sister, who unfortunately passed away in November, 2004; Yulia Suvorova, Maria Veniaminovna's niece; Marina Drozdova, Victor Derevianko, Anatoly Kuznetsov, friends and students of Maria Yudina; Mikhail Segelman, musucologist;Tamara Badeyan, sound engineer; Vasily Lobankov, Vladimir Dragunov, IFPI Moscow office; Victor Ossipov, Russian Society for Performers Rights Protection; Alexei Ugrinovich, National Federation of Phonographic Industry, Russia.

фрагмент из Ludwig van Beethoven: 32 variations in C minor
СсылкаОтветить

Comments:
[User Picture]From: yalava
2006-05-21 12:29 pm
спасибо. В Невеле маленький музей, там много материалов...
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: walentina
2006-05-21 12:42 pm

мемуарная мелочь

(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: annakora
2006-05-21 04:35 pm
Прекрасная личность, красивая жизнь.
Насчёт "маленьких слабостей" гнусных людей: кажется, Чехов где-то сказал, что простить хаму хамство есть хамство.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: jlm_taurus
2006-05-21 08:59 pm

Вот еще интересное:

РАЗГОВОРЫ С БАХТИНЫМ - Мария Вениаминовна Юдина
http://www.geocities.com/maria_yudina/bakhtin.htm
«Человек» — 1994 № 6; 1995 N 1
Т. П. Салтыкова: О М.В. ЮДИНОЙ
http://mir.voskres.ru/mirbo07/a25.html
(отрывки из воспоминаний)
играет Юдина
http://www.mariayudina.com/index.cfm
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: brazzaville
2007-07-09 08:48 pm

Re: Вот еще интересное:

Сайт хорошо, спасибо. Там сказано, что можно заказать полное собрание ее записей. Как это технически сделать и какова цена?
Спасибо.
И.
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: andrey_g
2011-10-16 02:53 pm
Нужны имена авторов обоих текстов о Юдиной для переноса.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: jlm_taurus
2011-10-19 07:42 pm
использованные источники:
Евгений Лыхин, ссылки - offline
из журнала gr_s "Учитель музыки"
http://gr-s.livejournal.com/281417.html
Нейгауз-младший, о Юдиной
http://www.berkovich-zametki.com/Nomer28/Neuhaus1.htm
Шубертовские переводы Цветаевой - Григорий Ганзбург
http://www.proza.ru/texts/2004/02/29-03.html
Бездомный дух музыки - Н.А. Павлович
(из книги "Невод памяти")
http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/BIO/YUDINA.HTM
Катерина Ивановна Катушева - она цитирует чьи-то мемуары, автора не знаю
http://katusheva.livejournal.com/12270.html



(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: andrey_g
2011-10-28 05:25 pm
Перенесенный текст:

http://chtoby-pomnili.com/page.php?id=792
(Ответить) (Parent) (Thread)