Julia Minnich (blackqueen76) wrote in chtoby_pomnili,
Julia Minnich
blackqueen76
chtoby_pomnili

Categories:

ЕВГЕНИЙ ДМИТРИЕВ



Дмитриев Евгений 17.10.1973 - 4.05.2006

В мае 1997 окончил Школу драматического искусства театра «Ильхом», до этого получил высшее образование филолога в Ташкентском Государственном Университете. В списке ролей несколько военных: Капитан Бордюр в первой постановке в СНГ пьесы А.Жарри «Король Юбю», и еще один Капитан - в спектакле по пьесе Марины Цветаевой «Приключение». Но столь «воинственное» использование артиста, к счастью, не говорит о его одноплановости, поскольку в его активе: флегматичный мечтатель, выпивоха Пабло из мюзикла по повести Д.Стейнбека «Квартал Тортилья-Флэт», романтик и пессимист Панталоне из «Счастливых нищих» К.Гоцци, опаленный вьетнамской войной, американский психотерапевт Дэвид из спектакля по пьесе О.Михайловой «Жизель», Реббе в «Тойбеле и ее Демон» И.Зингера, Первый Носорог в «Носорогах» Э.Ионеско, все-видящий-и-всему-сопереживающий Современник в «Свободном романе» А.Пушкина. В последнее время список ролей артиста пополнился такими ролями, как: велеречивый, сладкоголосый Дон Адриано Де-Армадо в «Бесплодных усилиях любви» В.Шекспира и заботливый Отец Невесты в «Мещанской свадьбе» Б.Брехта, один из голосов в спектакли «Подражания Корану» по А.Пушкину. Воспитатель детей Медеи в спектаке «Медея» Еврипид. Серж - «Art» Я.Реза, в спектакле «Про любовь». Василий Васильич Светловидов, Андрей Андреевич Шипучин в «Лаборатории доктора Чехова» А.Чехова. 

Последние гастроли
Артист из “Ильхома” все-таки скончался

Убийственная новость пришла вчера из Института им. Склифосовского. На рассвете 4 мая в реанимации умер ташкентский артист Евгений Дмитриев, за судьбой которого “МК”, да и вся совестливая театральная Москва следили с 30 апреля.
Ему вот-вот должно было исполниться 33 года. Он был в расцвете сил, молод, красив и зверски талантлив. Это увидели все, кто ходил на гастрольные спектакли театра “Ильхом” в прошлом году и в этом. Женя блистал, он буквально купался в разных ролях — будь то шекспировский комедийный герой или чеховский. Я смотрела на него и думала: “Не там ищут люди киноагентств будущих звезд. Вот ведь она — звезда”. На звезду, правда, не похожая — долговяз, несколько неуклюж, скромный, но с такой силой правды и органики, которая составила бы честь любой столичной картине, постановке. Да так, наверное, бы и случилось, если бы не злополучная трагедия в ночь с 28 на 29 апреля, когда неизвестные подонки подожгли квартиру, в которой всего на несколько дней остановились два артиста из ташкентского театра “Ильхом” — Гафуров и Дмитриев. В Склифе, куда поступили ребята, делали все возможное, понимая, насколько велика угроза жизни человека, 50% кожи которого обожжено. Но надеялись на молодой организм.
Он был русский. Его сожгли в Москве. Он погиб из-за выродков, которым все равно кого убивать, лишь бы убивать. Все они живы и ходят по земле. А его нет. И не будет. В теплый майский день с русским артистом из Ташкента придут проститься те, кто его здесь знал и не знал, но сдал для него кровь. А он улетит в свой родной город. Без шанса вернуться.

     
Марина РАЙКИНА.Московский Комсомолец. 05.05.2006

Евгения Дмитриева придали земле. Сид Янышев, «Фергана.Ру».

Женю Дмитриева похоронили в Ташкенте с большими почестями: на старейшем в городе православном «Боткинском» кладбище, недалеко от входа, рядом с братской могилой команды «Пахтакор». Говорят, об этом позаботилась одна из дочерей президента республики. Могилу его засыпали цветами чуть ли не на полтора метра в высоту.

Предшествующая похоронам панихида в фойе театра «Ильхом» длилась более 3 часов. При этом отпевание служителем православной миссии в Узбекистане отцом Михаилом длилась более 40 минут, а во время прощания с артистом и после, на кладбище неподалеку дежурила машина скорой помощи – на случай, если кому-нибудь станет плохо.

Из разговоров с коллегами Жени выяснились новые подробности убийства. Накануне и Женя, и Борис Гафуров были в гостях у друзей, причем, у разных. Обоим гостеприимные хозяева предлагали остаться переночевать, тем более, что время было позднее. Но оба пожелали вернуться в квартиру Деева, где повстречались приблизительно в три часа ночи (утра). Заснули они приблизительно в 4.30. Сразу же после этого, почувствовав невыносимый жар и запах гари, они проснулись.

Из возможных путей к отступлению были лишь одно – окно. Боря выпрыгнул первым на пролегающую на уровне второго этажа теплотрассу. Женя запаниковал и долго не решался сделать то же. В итоге, он выпрыгнул, когда был уже полностью охвачен огнем.

Скорая почему-то приехала аж через 2 часа. Двери соседей при этом были старательно блокированы досками. То есть ребят не пытались запугать – их убивали, предупредительно выждав их приход домой (убийцы могли и не знать в лицо квартирантов, друзей Деева, которого, видимо, и планировалось сжечь).

С Женей мы познакомились в 1990 году, когда он поступил на филологический факультет ТашГУ, на один курс с моим братом Санджаром Янышевым. Уже сейчас их курс можно назвать легендарным: Женя стал, далеко за пределами своей родины, известным артистом, мой брат – (за свою поэзию) лауреатом российской премии «Триумф», Вадим Муратханов, учившийся на параллельном потоке, сейчас не менее известный поэт и один из основателей Ташкентской поэтической школы, Дима Сапаров – известный в Москве фотограф.

Большинство однокурсников Жени живут и здравствуют в Москве. Даже, возможно, все. Лишь Женя, объехав в гастролями много стран, остался в Ташкенте. Навсегда.

Да, он терпеть не мог боли, физической. Однажды, на первом курсе ТашГУ ему на ногу упал кирпич, и он вскрикнул «Мамочка!», его так и прозвали – Мамочка.

Кстати, его мама, сразу же после случившегося приехав в Москву, возможно, первой, как врач, оценила, что Женя, скорее всего, не жилец. Но при этом вдвойне поразительна ее выдержка в момент похорон. «Вот, с трудом нашли туфли 48-го размера для Жени», - посетовала она по дороге на кладбище.

Стоически держался и младший брат Жени - Георгий. Будучи также актером театра «Ильхом» и оперным певцом, Жора признался, что в театральное искусство его привел именно Женя, за что он ему и благодарен.

Глядя на то, что осталось от Жени, складывалось ощущение, что это не он, а восковая фигура, слепленная по образу и подобию, но весьма отдаленно напоминающая его лик. Гримеры постарались: почти все следы ожогов были тщательно замаскированы.

Многие, выступавшие с прощальными речами, говорили, что Жене самое место в раю. Поэтому, наверное, не стоило уже после похорон, перед поминками в фойе театра снимать картины ташкентской художницы Шахноз Абдуллаевой, выставка которой открылась за день до случившейся трагедии. Картины должны были висеть до 18 мая, и их сюжеты преимущественно посвящены теме рая.

Можно без преувеличений сказать, в субботу, 6 мая состоялся последний, самый трагичный спектакль актера Евгения Дмитрия. Образно говоря, выход со сцены многочисленные друзья и поклонники, коих пришло несколько сотен, приветствовали стоя, оглушительными аплодисментами.

Все данные взяты с официального сайта театра "Ильхом".
http://www.ilkhom.com/russian/news//article/64


P.S. Эта история у всех на слуху, но все же... Дань памяти этому замечательному человеку, которого может и не знали тысячи и миллионы, но ведь главное - ПОМНИТЬ. 
А Евгений этого стоит.
Subscribe

  • Павел Егорович Щербов

    Карикатурист Павел Егорович Щербов был очень популярен в конце XIX – начале XX века. Родился в семье крупного петербургского чиновника.…

  • ГОРСКАЯ Алла Александровна (часть 2)

    Мечты об украинском мурализме Линия партии все сильнее отклонялась от решений ХХ съезда. А в творческих союзах усиливался раскол между…

  • ГОРСКАЯ Алла Александровна (часть 1)

    Художник, правозащитник, общественный деятель Детство. Родители. Отец Аллы Горской Александр Валентинович принадлежал к влиятельной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments