Сергей Репьёв (sergey_repiov) wrote in chtoby_pomnili,
Сергей Репьёв
sergey_repiov
chtoby_pomnili

Categories:

Александр АЛЁШИЧЕВ "Клоун-карикатурист" (1940-2012) Часть 1


"1970-й год. Набитый до отказа зрительный зал Московского государственного цирка восторженно аплодирует группе акробатов. Аплодисменты еще не утихли, а на арену уже выходит клоун Леонид Енгибаров. За рукав он ведет второго клоуна. Это высокий такой, и улыбка до ушей. Идет неровно, дергаясь, и под мышкой несет большой блокнот. Леонид ведет его вдоль манежа и пристально разглядывает зрителей. Вдруг останавливается. «Там, там, ту женщину», и указывает жестом своему приятелю на кого-то во втором ряду.
Высокий клоун улыбается, вынимает их кармана карандаш, берет блокнот и начинает рисовать. Через несколько секунд он уже марширует своим неуверенным шагом по проходу зрительного зала. Подходит к розовощекой бабусе, и шапито хохочет. Клоун, теперь уже все знают, что это художник, который умеет рисовать моментальные портреты, демонстрирует публике свое произведение.

Взгляды всех направлены на карикатуру, выставленную около смеющегося живого оригинала. Аплодисменты. В течение короткого времени еще несколько раз звучат аплодисменты. И вот выступление карикатуриста заканчивается. Все тем же неуверенным шагом, с той же улыбкой от уха к уху, он уходит. В гримерке он снимет грим, переоденет костюм и превратится в того, кем на самом деле является - в милого, неприметного, задумчивого молодого человека...



Так я познакомился с графиком и карикатуристом Александром Алешичевым. Он был немногословен, и потому о нем мне чаще рассказывал Леонид Енгибаров: «Александр иллюстрировал целый ряд книг, рисовал юмористические картинки в газеты и журналы». Я спросил, не мог бы Александр Алешичев подарить мне пару копий своих рисунков для читателей детского журнала «Седмичка». В редакции этого журнала я тогда работал редактором, и кроме иного, отвечал за юмористическое приложение. Александр охотно согласился. И вот я увозил в Москву коллекцию его юмористических зарисовок, предназначенных чешским детям. Они были опубликованы вместе с коротким комментарием о Алешичеве, который я тогда сам написал, и о котором я сейчас вспомнил."

   Ондржей Сухи (Чехословакия)


   Рисунок для журнала "Крокодил"

Рисунок для журнала "Крокодил"



АЛЕКСАНДР АЛЕШИЧЕВ - КЛОУН-КАРИКАТУРИСТ И ХУДОЖНИК-МОМЕНТАЛИСТ

Гульнара Шакенова - Дэвис, Орландо, Флорида

Визитную карточку Александра Алешичева я нашла в русском продуктовом магазине, что находится в Орландо на 17/92. Позвонила. Ответил приятный мужской голос. Даже по телефону чувствовалось, какой это открытый и добрый человек. Некогда известный артист московского цирка на Цветном бульваре, смешной клоун, рисующий карикатуры, исколесивший с гастролями полсвета, оказывается, тихо-мирно проживает у нас во Флориде, в Орландо. В доме Александра ощущается особая цирковая атмосфера, комнаты покрашены в яркие цвета и расписаны, здесь нет места унынию, все проникнуто радостным восприятием мира, повсюду вывешены его картины. «У нас в доме “культ личности,- смеется Александр, указывая на портреты своего сына, - культ личности нашего любимого диктатора. А вот мой альбом.» В этом альбоме Александр бережно хранит все вырезки из газет тех городов, где в свое время он гастролировал. Фотографии давних лет, статьи, рецензии... На каких только языках не было написано похвал о нем. Вот польская газета, вот бельгийская, вот японская. Газеты из Сибири, Казахстана, Украины, Молдавии, Прибалтики. «Смотрю на фотографии и не верю, что я был так молод»,- вздыхает хозяин. - От 30 лет жизни на арене остался только альбом, да вот еще мои папки с карикатурами. Тут их много. Эти карикатуры на тему игроков в гольф, эти - о цирке, эти - о, это на тему взаимоотношений полов, а это - общая папка, здесь все смешано». Мы начали разглядывать карикатуры. Я ошеломлена. Сколько юмора, сколько идей! Это же настоящее сокровище, нужно, чтобы люди увидели эти работы. Александр говорит, что для начала он скачал все рисунки на CD. «А дальше поглядим, что делать будем»,- улыбается художник.
Мы с мужем получили огромное удовольствие от знакомства с Александром Алешичевым и приехали домой под большим впечатлением от его карикатур. О себе, о своей творческой жизни рассказывает Александр Алешичев в интервью для нашей газеты.


Рисунок для журнала "Крокодил"

- Как Вы попали в Штаты, Александр?

- Я приехал с гастролями Российского цирка в Южную Каролину в 94 году, мы там отработали целый год. Гастроли закончились, коллектив уехал, а двум артистам, мне и еще одному клоуну, визы продлили. И еще десять семей артистов цирка остались в Южной Каролине. Сейчас, слава Богу, все они хорошо устроены, дома построили, машины купили, трудно себе представить, чтобы артист цирка приобрел все это в России за такое короткое время. К примеру, Людмила Мусина. У нее был номер с собачками, и она открыла в Сарасоте свою школу циркового мастерства, где американцы учатся жонглировать, учатся дрессуре животных, акробатике.
А я устроился художником в мексиканский ресторан и делал шаржи. Там я проработал год. А потом я получил извещение, что меня хотят видеть в Диснее. Я приехал на просмотр. Мне предложили поработать в развлекательном центре «Epcot». Когда много людей собирается в очередях, их нужно развлекать. Я с альбомом в руке должен был подходить к стоящим в очереди людям и рисовать веселые шаржи, двигаясь вдоль очереди. Таким образом, время для них проходит незаметно. Таких клоунов, которые могут одновременно веселить народ и рисовать шаржи, практически нет. Так что я могу похвастаться своей уникальностью. Все художники рисуют стационарно, с мольбертами, столами, а я рисую в любом положении и даже в полутемноте. Так я проработал в «Epcot» год, потом контракт продлили еще на год. Затем меня взяли на работу в Диснеевский отель «Гранд Флоридиан», где я начал работать художником. Кроме того, я рисую дома, принимаю частные заказы, мне люди присылают фотографии, и я делаю портреты. Пока не нищенствуем, в Америке всегда можно найти работу. И здесь во Флориде большая экономия средств из-за того, что не нужно покупать зимние вещи, не нужны дубленки, сапоги, теплые шерстяные свитера.


Рисунок для журнала "Крокодил"

- Так мы жили-поживали, потом большое счастье привалило: у нас появился ребенок. Все мое внимание обратилось на моего малыша, правда, к нам бабушка приехала и помогла немного понянчиться. А я тогда стал подрабатывать в даунтауне на Church street. Мне и еще одному художнику из Украины выделили место, где много кафе и ресторанов. Там мы сидели за мольбертами и рисовали шаржи и портреты. Рисовать портреты я начал не случайно: портреты безопаснее, потому что не у всех развито чувство юмора. Однажды был такой казус. Я рисовал портрет одной девочки, а когда закончил его, то быстро нарисовал шарж на ее отца и подарил его на память. Он пошел жаловаться администратору, что выглядит плохо и глупо на этом шарже, хотя я с него денег не брал. Что делать, если у человека не все в порядке с юмором. Но в целом люди принимают работы хорошо, я встретил очень много интересных людей.


Рисунок для журнала "Крокодил"

- А где вы учились рисовать?

- Дело в том, что я начал рисовать где-то с 4 лет. Я очень любил это, рисовал все, что попадалось на глаза. Где-то в пятом классе я записался в кружок рисования, который открыл наш школьный преподаватель по черчению. Я в маму пошел, она любила рассказывать смешно, с жестами, смешными прибаутками. Я смотрел на нее и впитывал все комическое. И клоуном я стал от этого, и карикатуры рисовал, это все мамин дар. Я рисовал все смешные сценки, которые подсматривал в жизни. Мои товарищи в кружке рисования смеялись, мне это льстило. А потом попался мне в руки альбом карикатур датского художника Битструпа. Это была моя первая серьезная школа. Я стал его копировать. Меня поразило, как он изображает взгляд, движения. Я тоже начал рисовать карикатуры. Помню, когда я показывал свои карикатуры своим друзьям во дворе, они страшно хохотали, я отходил в сторону и очень радовался, мне было приятно, что они понимают то, что я хотел выразить своими рисунками. Я стал покупать большие чертежные листы и заполнял их карикатурами на какую-то одну тему. А в школе я выпускал юмористические стенгазеты. Я поступил в школу им. Сурикова, закончил ее. Теперь я мог легко попасть в институт им.Сурикова. Но у нас было тяжелое семейное положение, и я пошел работать на металлургический завод «Серп и Молот». Работал я там библиотекарем и художником, рисовал плакаты на коммунистические темы, карикатуры на прогульщиков и пьяниц. Затем я устроился художником в многотиражку «Мартеновка», которая выпускалась при заводе. Там тоже рисовал карикатуры на производственные темы. Так я набивал руку на карикатурах.
В 19 лет я отнес свои карикатуры в газету «Вечерняя Москва», их напечатали, и я от радости скупил все газеты в киоске. Дарил всем, показывал, все удивлялись, поздравляли. Это было началом моей карьеры.
Тут пришло время идти в армию. Я был направлен в летном училище. Хотели меня отправить в подводный флот, но я был высокого роста и не поместился бы в подводную лодку. После девятимесячной учебы в летной школе меня распределили в Чкаловский Звездный городок. Я счастливчик, потому что попал в полк космонавтов. Я видел Гагарина уже после полета, видел предполетную подготовку других космонавтов. Служил я при штабе, стал участвовать в художественной самодеятельности (я играю на гитаре), показывал пантомимы и клоунады. И мне говорят: «Ты ж смешной. Ты что здесь делаешь? Тебе нужно идти в училище учиться на клоуна». Я не знал тогда, что в Москве есть цирковое училище. Но к тому времени я уже как бы определился для себя и планировал стать художником-карикатуристом.


Рисунок для журнала "Крокодил"

- Так Вы же жили в Москве, как Вы могли не знать о существовании там циркового училища?

- Я ходил в две школы рисования, мне и в голову не приходила мысль о цирке. Итак, я отслужил два года в Звездном городке, поехал домой, легко прошел три тура конкурса и поступил в цирковое училище. А там было три отделения: клоунады, эстрадное и физкультурно-акробатическое. Я поступал на отделение клоунады, подкупил комиссию своими карикатурами, они определили мой путь, сказали, что я буду клоуном-моменталистом. Я начал заниматься в училище, думал, что отучусь два года, начну работать и помогать маме, а тут цирковое училище сделали четырехгодичным. Так я четыре года учился и жонглировать, и кататься на мотоцикле с одним колесом, и пантомиме. Я встретил интересного и талантливого клоуна Николая Александровича Кисса, он был уникальным артистом цирка, у него и дети тоже работали в цирке. Кисс набирал себе учеников, он давно заметил, что я все время на репетициях рисовал, и ухватился за это. Он решил сделать из меня клоуна- эксцентрика, который будет веселить публику своими карикатурами. Впервые в истории цирка клоун должен был рисовать шаржи на арене.
Мы начали репетировать. Мой учитель посадил меня на велосипед, дал в руки гитару, сзади на спине - мольберт. Я должен был ехать по кругу арены на велосипеде, играть на гитаре, затем останавливаться на балансе и перебрасывать гитару через плечо, брать мольберт и рисовать дружеский шарж на зрителя, не сходя с велосипеда. После этого я должен был продолжать движение по кругу, показывать публике, что нарисовал. Затем дарил рисунок на память.
Позже я начал рисовать карикатуры на Карандаша и всеми любимого Олега Попова. Особым успехом пользовался номер, в котором я рисовал на большом закопченном сажей стекле. Я весь пачкался в саже, становился черным и смешным, а в конце номера свет гасили, я переворачивал рисунок, зажигались подсветки, на стекле ясно была видна Спасская башня, звездочки, площадь. А потом, когда мы ездили по городам, я рисовал какую-нибудь местную достопримечательность. Если мы были, например, на Украине, то рисовал Богдана Хмельницкого.


Рисунок для журнала "Крокодил"

Потом начался период работы с Поповым. Он в то время был уже известным артистом и славился своим норовом, выгонял своих партнеров одного за другим. Ему предложили меня: и рисует, и поет, и высокий, смешно будете выглядеть вместе (он был невысокого роста). Так я начал работать с Олегом Поповым. Это был очень сложный человек. С ним было нелегко, но мы отработали вместе пять лет. Мы вместе долгое время снимались в телепрограмме «Будильник», были на гастролях в США в 1973 году. Олег Попов был крестным отцом моего старшего сына Алеши, который погиб в 22 года в Москве в автокатастрофе. Сейчас Олег Попов живет в Германии.
От Попова я ушел после гастролей в Сочи, поехал в Сибирь. Красноярск, Новосибирск, Омск, затем Тюмень, Средняя Азия. Работал и на Дальнем Востоке. Я набрался храбрости и подал заявление в «Союзгосцирк» с просьбой о работе в Ленинграде. Мне повезло - заявление подписали. Так я попал в Ленинградский цирк, сам сделал себе весь реквизит, я люблю помастерить. Долгое время я работал в Ленинграде с Карандашом - Михаилом Румянцевым. А затем я выпустил свою сольную программу, объездил с ней весь Советский Союз.
Однажды меня увидел зарубежный импресарио и пригласил поработать в Бельгию. Следующей страной была Польша. Я стал известным клоуном-карикатуристом. Затем были Япония, Вьетнам, Лаос, Швеция, еще раз Япония.
Но что обидно, в то время я получал гроши, потому что артистов для зарубежных гастролей отбирало Министерство Культуры. Зарубежный импресарио заключал контракт с Министерством культуры и Союзгосцирком. Нам платили суточные, а оклад нас ждал дома в рублях. Это было время, когда гениальные музыканты и талантливые люди спивались, их давили, не давали роста, не давали выехать с концертами. Об этом хорошо написала Галина Вишневская в своей книге.
Было морально трудно, за границу не пускали, а дома трудно было прожить на гроши, которые получал артист цирка. Меня мой учитель учил: “никогда никому ничего не лижи". Я вообще прямой. Поэтому меня в Министерстве не любили, не выпускали за границу. Они отправляли на гастроли за рубеж своих людей, которые привозили им подарки или давали деньги. Артист цирка на свои нищенские суточные должен был привозить подарки, чтобы одарить чиновников «Союзгосцирка» и Министерства культуры. А я ничего не привозил им ни из Бельгии, ни из Польши, ни из Швеции. Тогда же было время дефицита, в Союзе не было ни обуви, ни одежды, все доставалось и перепродавалось. Смешно вспомнить: люди везли из-за границы шмотки, джинсы, сапоги, телевизоры, магнитофоны, телефоны. Короче, я решил уйти из «Союзгосцирка».


Рисунок для журнала "Крокодил"

- И как вам удалось самостоятельное плавание?

- Нормально. Вскоре меня разыскал один японец. Мы встретились, и он пригласил меня поработать по контракту год в Японии. Я поставил условие, что поеду с женой. Они согласились. Это был мой первый контракт без посредников, я и предполагать не мог, что могу так много зарабатывать.
А вывез я свою Таню с большим трудом, у нее не было загранпаспорта. Она была прописана в Хабаровске, и требовалось, чтобы она получала паспорт там. Тогда пришлось дать 300 долларов нужному человеку, через два дня он принес ей заграничный паспорт.

- Это так узнаваемо.

- Работал я в Японии с прохладцей, с 6 вечера до 10. Платили очень хорошо. Я рисовал в шикарном японском ресторане. Он поразил меня размахом фантазии и ее техническим воплощением. Представьте себе ресторан в двух уровнях, на потолке звездочки мерцают, метеориты, затем зарево, все сверкает, переливается, и под звуки грома начинается дождь. Дождь шел не на посетителей, а в специальный бассейн. А потом вдруг запускается огромный фонтан, лавина воды, просто фантастика. Это было впечатляюще. Столы у посетителей с подогревом.
Какая страна, какие люди! Рассказывать о Японии можно долго. Позже мне предложили другой контракт - преподавать пантомиму в японском цирковом училище. Я ни английского не знал тогда, ни японского, а студенты не знали русского, все показывал и объяснял жестами, на пальцах. Я им сделал 40 клоунад, хотя мог бы и не делать, ведь я был только преподавателем пантомимы. Я много помогал студентам бескорыстно, учил кататься на роликовых коньках, оформлял училище, они закупили материал, краски, а я рисовал. Японцы остались очень благодарны мне. Когда вернулись в Москву, нужно было начинать все сначала, покупать квартиру, которые взлетели в цене. Тогда еще нельзя было купить свободно ни стенку, ни уголок в кухню, все нужно было доставать и переплачивать. При каждом мебельном магазине была своя мафия. Нужно было переплачивать даже за перевозку мебели. Таня в этот период пела в ресторане на Арбате, она джазовая певица, закончила институт им. Гнесиных.


Рисунок для журнала "Крокодил"

- Пора создавать Русский культурный центр, чтобы поющие люди, музыканты могли составить программу и выступать перед американской аудиторией, а художники могли выставить свои работы. Я слышала, что у нас здесь живут нескольких русских иммигрантов, которые работали раньше в опере, в филармонии.

- Да, Вы правы, одному пробиться очень сложно. Тане бог дал такой дар, она очень хорошо поет, с ходу ловит ритм, мелодию, заводит своим темпераментом оркестр, ей нужно петь. В конце концов меня нашел в Москве один русский импресарио, которому нужен был художник-моменталист. За мизерную плату я должен был давать десять представлений в неделю. Не самые выгодные условия, что и говорить. Но на тот момент у меня не было других предложений. Так я попал с труппой русских артистов цирка в Южную Каролину. А остальное вы уже слышали.


Рисунок для журнала "Крокодил"

- Расскажите, пожалуйста, о самом незабываемом случае из вашей жизни.

- У нас в цирке каждое выступление незабываемое. Чего только не случалось. Однажды я делал на заказ декорации для представления в городе Хьюстон, пришлось делать за трое суток работу, которую я планировал сделать за десять дней. Но мне нужно было срочно уезжать в Москву, поэтому я работал без сна, рисовал холсты размером 10 на3 метра. Краску я закупал ведрами, декорации были большие. Я чувствовал себя как на войне, не спал сутками. Иногда я не понимаю американцев, когда они спрашивают, сколько я возьму за ту или иную работу. Я стараюсь не загибать, говорю: 1000 долларов. А они спрашивают: «А 1200 Вас устроит?». Иногда я получаю по почте какой-то возврат по 100 или 300 долларов. Трудно представить, чтобы такое могло случиться в Союзе и в России. Я думаю, что я счастливый человек. Мы попали в страну, о которой я всегда мечтал, у нас здесь родился ребенок, и мы живем в сказочном солнечном штате Флорида. Одно только заботит меня: чтобы Илюша не забыл русского языка. Мы с ним проходим местоимения, спряжения глаголов, мужской род, женский, средний. Смешно, Илюша с мамой говорит на английском, потому что он ходил в детский сад, а сейчас пошел в школу. Понятное дело - русский язык в окружении англоговорящих детей забывается быстро.


Рисунок для журнала "Крокодил"

- У Вас огромное количество карикатур, которые Вы могли бы показать американским почитателям этого жанра. Не пытались? Возможно, кто-то возьмется помочь Вам найти издателя.

- В Южной Каролине мне помогли организовать выставку, где я показал свои шаржи, карикатуры. Это была выставка-продажа, там у меня купили много работ. А здесь я еще не выставлялся. Я мечтаю открыть свою мастерскую, рисовать портреты, карикатуры, шаржи. Мечтаю создать свою небольшую галерею. Хочу научить своего ребенка рисовать так, чтобы он делал это лучше, чем я. Мечтаю, чтобы Таня пела, она любит петь романсы под гитару.

Источник: www.our-florida.net




Рисунки для журнала "Крокодил"

Окончание следует
Tags: цирк
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment