Скромный Человек (kapkoff) wrote in chtoby_pomnili,
Скромный Человек
kapkoff
chtoby_pomnili

Рина ЗЕЛЁНАЯ

44,95 КБ
Рина Васильевна ЗЕЛЁНАЯ
(1902 - 1991)


В детстве ее звали Катей. Она родилась в маленьком одноэтажном Ташкенте, засаженном акациями и тополями, с кирпичными тротуарами, серенькими ишаками и караванами верблюдов. Она хорошо училась и много читала, но ничем особенно не увлекалась.
В их семье никто ни с кем не дружил. Мама и папа совсем не подходили друг другу. Отец - аккуратный во всем, незначительный интендантский чиновник-служака - берег каждую копейку более чем скромного жалованья. Маму выдали замуж шестнадцати лет, она так и не привыкла к нему, старому, в очках, несимпатичному, с усами и бородкой.
Старшие дети не обращали на младших никакого внимания. Младшие - Катя и Зина - вертелись у всех под ногами, словно котята. При этом Катя умудрялась помыкать Зиной: иди, принеси, отдай. Перед сном, укладываясь в постель, могла сказать: "Поди, закрой дверь!" Зина возражала: "Ведь тебе ближе, закрой сама!" Катерина вставала и шла от своей кровати к двери, меряя шагами расстояние. Потом считала шаги от двери до кровати сестры, ложилась и говорила: "От тебя на два шага ближе. Закрой дверь!"
Катерина стала актрисой случайно. Накануне Первой мировой Василия Ивановича Зеленого перевели в Москву. Однажды девушка шла по улице и увидела объявление: "Прием в театральную школу". Вошла и прочитала стихотворение Никитина "Выезд ямщика", чем до слез насмешила великих мастеров сцены Певцова и Шатрову. Из восьмидесяти юношей и девушек были приняты двадцать два, в том числе и Зеленая. Так она оказалась в школе Свободного театра, в котором играли прекрасные актеры Блюменталь-Тамарина, Радин, Борисов, Шатрова, Певцов, Белевцева...
Первыми театральными подмостками Екатерины Зеленой стал старенький подвальчик в Одессе, где разместилась труппа любителей под названием КРОТ - "Конфрерия Рыцарей Острого Театра". Ей приходилось петь, танцевать, переодеваться каждую минуту, играя по пять ролей в один вечер. Программа менялась еженедельно. Тогда же Екатерина стала Риной. На первой в ее жизни афише имя "Екатерина" почему-то не поместилось, и актриса безжалостно его сократила. Получилось коротко и удобно.
А еще некоторое время спустя Рина Зеленая решила ехать в Москву - теперь уже самостоятельно. Там, по слухам, появлялись в огромном количестве новые театры, «гремели» новые постановки, будущее же КРОТа становилось все более туманным.
Первое, что увидела актриса в столице, - табличку: Театр «Нерыдай!» «Как будто прямо для меня написано!» - подумала она и вошла. «Нерыдай!» оказался самым популярным в Москве ночным кабаре. Зал заполняли богачи-нэпманы, столичные знаменитости, известные поэты, актеры и художники: Асеев, Эрдман, Ардов, Мариенгоф, захаживали Маяковский и Иван Поддубный. Представления начинались в полночь, а заканчивались часа в четыре утра.
А потом закрутило-завертело: каждый день что-то новое. Рина Васильевна поменяла множество сцен, играла то в Москве, то в Ленинграде, выступала на эстраде, в мюзик-холле, в академическом театре, снималась в кино, писала скетчи и сама их ставила. Актриса постоянно искала формы, в которых с наибольшей полнотой выразилась бы ее индивидуальность. Она очень любила петь и однажды подготовила номер «Чарльстушки», где соединила народную частушку с чарльстоном. Во время исполнения куплетов она скидывала сарафан и оказывалась в костюме гёрл, демонстрируя «стиль рюсс на изысканный вкюсс».
А однажды Рину Зеленую попросили заполнить паузу в одном из концертов, и она детским голосом, с запинками и придыханиями, протараторила «Мойдодыра». Успех был оглушительный. С тех пор актриса много лет выступала на эстраде в жанре «Взрослым о детях», достигнув в нем небывалых высот.
Она была потрясающим детским психологом, и дети обожали ее. В своей профессии Зеленая делала фактически то же, что в литературе – Корней Чуковский. Она исследовала внутренний мир малышей и выносила свой «научный труд» на суд зрителей. Ее работе давали самую высокую оценку ученые, писатели, педагоги. А какие имена ее окружали: Ахматова, Зощенко, Горький, Алексей Толстой, Николай Осеев, Кукрыниксы, Шостакович, Ваганова, Качалов… Ее обожали Жерар Филип и Жан Вилар, с которыми актриса свободно общалась на французском языке.
Она никогда ни от чего не отказывалась, давала массу благотворительных концертов: в больницах, поликлиниках, школах, пионерских лагерях, выступала перед солдатами, академиками, спортсменами, учителями, встречалась с больными, слепыми, инвалидами, выручала знакомых и друзей знакомых – если нужно было присутствие всеми любимой звезды. А знали ее все возрасты и все социальные слои. Рина Васильевна иногда даже боялась выйти на улицу или спуститься в метро – неизменно на нее налетали прохожие, говорили слова восхищения и лезли целоваться. Актриса ценила любовь зрителей, но ужасно терялась в подобных ситуациях, и, выходя из дома, обязательно брала с собой газету – чтобы прятать в ней лицо.
В каждой статье о Рине Васильевне упоминалась ее поездка на Северный полюс. Но просто упомянуть этот факт недостаточно, надо прочувствовать, что это такое: многочасовые перелеты и переезды, температура ниже 40 градусов, обжигающие ледяные ветра, порой отсутствие элементарных удобств – все же 1955 год! Рина Зеленая согласилась на эту поездку через две минуты после начала разговора.
33,00 КБ
Будучи человеком далеко не сентиментальным, она испытывала неописуемое счастье, находясь рядом с мужем - знаменитым архитектором, человеком энциклопедических знаний Константином Топуридзе, которого все называли Котэ. «Человек этот был моим другом, подругой, учителем, наставником, - писала она. - Все, что я знаю, я узнавала от него. Не было вопроса, на который он не мог бы ответить».
Константин Топуридзе был наполовину грузином, наполовину французом. Европейская внешность и манеры чудесным образом сочетались с кавказским темпераментом. Характер у него был ужасным: доброта соседствовала со страшной вспыльчивостью, гнев и ярость – с беззащитностью. Кто-то из супругов должен был в корне сломать себя, и это пришлось сделать Рине Васильевне: «Если ему случалось обижать меня, я могла бы биться головой о стенку, он, даже слыша мой стук, не посмотрел бы в мою сторону. А через несколько часов мог подойти и сказать: «Ну, хорошо, я тебя прощаю».
Больше всего супруги любили гулять по Москве. Константин Тихонович знал каждый дом, имена его создателей и его историю. Рина Васильевна впитывала эту информацию, как губка и, спустя годы, с удовольствием пересказывала молодым друзьям и коллегам.
Они ходили, всегда держась за руки. Тогда это было не принято, тем более в пожилом возрасте. Но они об этом не думали. Они были счастливы вместе.
Зеленая не представляла своей жизни без кино и соглашалась на любой, самый пустячный эпизод. Большей частью их ей и предлагали. Но Рина Васильевна была великой характерной актрисой, эксцентрической, гротесковой, остросатирической, способной двумя-тремя штрихами создать удивительный по насыщенности образ, безжалостно обнажить тупость и ханжество или высмеять плохо замаскированную пошлость. Поэтому ее эпизоды порой затмевали образы главных героев и оставались в памяти прочнее и дольше, чем сам фильм.
Впервые Рина Зеленая снялась в 1931 году в первой советской звуковой картине «Путевка в жизнь», где исполняла блатные куплеты в шайке бандита Жигана. Из-за брака пленки в фильме остался лишь последний куплет, остальные пришлось вырезать. Следующее ее появление на экране стало более заметным, но случайным. Рина Зеленая и Агния Барто написали сценарий едва ли не первого фильма для детей «Подкидыш». По ходу съемок выяснилось, что необходим еще один персонаж - домработница. Рина Васильевна буквально на съемочной площадке написала несколько сцен с участием несуразной тараторки Ариши и сыграла эту роль.
Потом Зеленая уговорила Григория Александрова отдать ей мужскую роль гримера в комедии «Весна» и сама переписала ее на женскую. Она часто переписывала совершенно безликие, проходные роли, а то и просто импровизировала перед камерой, оживляя, вкладывая душу, характер в очередную секретаршу, поэтессу, тетку в автобусе, гувернантку, певичку, старушку, и роли эти становились маленькими шедеврами, а реплики мгновенно разлетались в народе. Достаточно вспомнить ту же Аришу с ее историей о том, как старушка зашла воды попросить, а потом хватились – «пианины нет»!
А сколько было таких фразочек, сочиненных актрисой буквально перед кинокамерой! «Морозова, вам почему-то телеграмма из Москвы!» («Светлый путь»). «Такие губы сейчас не носят!» («Весна»). «У меня под кроватью лежит неразорвавшаяся бомба. Нет-нет, она мне совсем не мешает. Я только хотела узнать, можно ли ее мыть мылом?» («Встреча на Эльбе»). «Иванова, почему вы разговариваете? Вы же не член художественного совета!» («Девушка без адреса»). «С места не сойду, пока не умру! А умру я не скоро!» («Иностранка»).
Актриса очень обрадовалась, когда ей предложили сыграть черепаху Тортиллу. Главным образом потому, что это была поющая черепаха. А петь Рина Васильевна любила. Но была у нее еще одна сугубо музыкальная роль - старой ресторанной певички в комедии «Дайте жалобную книгу». Очень неожиданная для Рины Зеленой роль. Чаплинский персонаж, над которым смеялись с нескрываемой грустью, жалкая фигурка с претензиями на высокое искусство, для которой не нашлось места в обновленном помещении. Актриса, как всегда, продумала мельчайшие детали, и «Бюллетень по обмену жилплощади» в ее руках говорит о героине больше любых слов. Рина Васильевна самозабвенно пела бессмысленный романс «А нам с тобой, любимый мой, семнадцать лет, семнадцать весен», а на студию потом пришли письма с вопросом: «Кто в этом фильме озвучивал Рину Зеленую?»
Рина Васильевна очень изменилась в 60-е годы. Она перенесла несколько тяжелых операций, о которых никто не знал, кроме близких. И как-то сразу постарела, стала меньше ростом. С годами многие забыли, какой она была в молодости, какой великолепной фигурой обладала, как увлекалась спортом – теннисом, фигурным катанием, греблей, как обыгрывала в бильярд самого Маяковского. Из-за этого у Рины Васильевны даже возник комплекс. Она стеснялась одеваться красиво, следовать моде, но это нисколько не отразилось на ее активности и жажде работать.
Никто не знал о ее болезнях. После одной из самых тяжелых операций, которую Рина Васильевна перенесла в 1964 году, врачи не понимали, как она вообще живет. А в 1983 году актриса в течение девяти дней была в коме. После того, как родные неимоверными усилиями поставили ее на ноги, Рина Васильевна снялась еще в трех фильмах.
Последней ролью, которую актриса сыграла в кино, стала миссис Хадсон, хозяйка квартиры на Бейкер-стрит, где жил легендарный Шерлок Холмс. Работа над образом растянулась на целых семь лет, было снято пять фильмов о приключениях сыщика, последний - в 1986 году. Зеленой как раз исполнилось восемьдесят пять. «Мне еще никогда не приходилось играть мебель», - с восторгом говорила она об этой работе.
27,80 КБ
На исходе 80-х Рина Зеленая часто бывала в Доме творчества, в Матвеевском. Она страдала кислородной недостаточностью и в городе задыхалась. На дачу ездить ей не разрешали – надо было, чтобы рядом постоянно находились медики. В этом отношении «Матвеевка» оказалась находкой. Изредка Рина Васильевна выезжала на какие-нибудь творческие встречи, записи на радио или озвучание мультфильмов. Она почти ничего не видела из-за астигматизма, с трудом передвигалась после перелома ноги, но каждое утро делала «лежачую» гимнастику. Ее раздражала старость. «Бог покарал меня долголетием», - часто повторяла актриса.
Но чувство юмора ей не изменяло. Однажды, прогуливаясь по внутреннему дворику, Рина Васильевна оступилась и упала в кусты рядом с дорожкой. Встать самостоятельно не смогла и стала дожидаться, когда кто-нибудь пройдет мимо. А потом провозгласила: «Обратите внимание! Здесь лежит Рина Зеленая! Она упала!»
Она прожила без малого век. И, что удивительно, никогда не оставалась без работы. В актерской среде это, скорее, исключение. Уверен: Рине Зеленой нашлось бы место и в сегодняшнем искусстве - она обязательно придумала бы что-нибудь острое и неординарное для современной эстрады, украсила бы любую телепередачу, оживила какой-нибудь эпизод в кино или даже выступила бы в драматической роли на сцене. Ведь прочла же она некогда на радио грустную историю Бредбери «Вино из одуванчиков». Рина Васильевна с успехом могла бы выступить и в мюзикле, что появляются сейчас в Москве, как грибы после дождя. Она говорила, что иногда, глядя на детей, мысленно просит: «Возьмите меня с собой в XXI век!» И сегодня, когда стираются из памяти многие имена, имя Рины Зеленой по-прежнему в зените. С нами, в XXI веке.

Статья была написана в 2002 году, к 100-летию со дня рождения актрисы,
и опубликована в "ТВ-парке".
Subscribe

  • ОКУДЖАВА Булат Шалвович

    Поэт и прозаик, один из основателей жанра авторской песни Пока Земля еще вертится, пока еще ярок свет, Господи, дай же ты…

  • ДОВЛАТОВ Сергей Донатович

    Писатель “Главная моя ошибка – в надежде, что, легализовавшись как писатель, я стану веселым и счастливым. Этого не…

  • ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич

    Народный артист РФ (1996) «У меня ощущение, без кокетства, что я как бы не из тех людей, которые родились артистами. Я не родился, я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • ОКУДЖАВА Булат Шалвович

    Поэт и прозаик, один из основателей жанра авторской песни Пока Земля еще вертится, пока еще ярок свет, Господи, дай же ты…

  • ДОВЛАТОВ Сергей Донатович

    Писатель “Главная моя ошибка – в надежде, что, легализовавшись как писатель, я стану веселым и счастливым. Этого не…

  • ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич

    Народный артист РФ (1996) «У меня ощущение, без кокетства, что я как бы не из тех людей, которые родились артистами. Я не родился, я…