Лилит Мазикина (gipsylilya) wrote in chtoby_pomnili,
Лилит Мазикина
gipsylilya
chtoby_pomnili

Categories:

"Цыганский Рафаэль": Тамаш Пели.

(1948, Венгрия — 1994, Венгрия)



Тамаш Пели был первым венгерским цыганом, ставшим профессиональным художником. Он закончил Национальную Художественную Академию Амстердама. Его работы имеют мировую известность и стоят в ряду шедевров изобразительного искусства.

Будучи горячим патриотом своего народа, он обучал живописи группы цыганских учеников и стал духовным отцом последующего поколения цыганских художников.


Тамаш был одарённым ребёнком. С самого нежного возраста, он пленял окружающих взрослых своей необыкновенно-зрелой манерой рисования.

«Я практически никогда не делал «детских» рисунков, в обычном смысле этого слова. Однажды — мне года два или три было, я едва умел ходить — мои родители оставили меня дома одного, и когда они вернулись и увидели мои картины, они испугались. Они подумали, что к нам домой заходил кто-то чужой, пока их не было. В шесть лет я рисовал как пятнадцатилетний подросток, мне было легко рисовать то, что я вижу,» вспоминает Тамаш.

В то время случилось нечто, что дало Пели шанс профессионально вырасти в искусстве. Его кузина, иногда позировавшая для студентов Будапештской Графической Школы, взяла мальчика с собой в класс, где один из студентов дал малышу уголь и бумагу, чтобы он мог порисовать.

«Он, наверное, думал, что я что-нибудь этакое головоногое нарисую, но вместо этого я стал рисовать мольберт, драпировку и мусорную корзину, перед которой стоял стул с накинутым пиджаком. Между тем, в класс вошёл профессор Бенце, заметил рисунок и спросил, кто его нарисовал. «Этот малыш,» все показали на меня. А я просто взял ещё листок и начал другой рисунок.»

Так маленький Тамаш получил разрешение посещать занятия по рисованию весь следующий год, что и делал более-менее регулярно.

Его необычный дар рисования обеспечил ему уважение и интерес в школе, как со стороны учителей, которые постоянно убеждали его участвовать в конкурсах, так и ребятни, которая была в восторге от его шаржей и которой он порой помогал выполнять домашние задания по рисованию.

На 11 день рождения родители, непоколебимые почитатели его таланта, подарили ему набор масляных красок, и с этого момента начинается его опыт живописца. В конце восьмого класса Пели подал документы в Высшую Школу Изобразительных и Прикладных Искусств. Мать Тамаша, Хильду, вызвали в школу для консультации.

Когда она вошла, учителя поглядели на неё и спросили, не итальянка ли она? «Я цыганка,» ответила женщина. Учителя были потрясены — венгры считали цыган умственно отсталыми. «Да ну!,» воскликнул один из преподавателей удивлённо. «Подумать только, а Ваш сын так рисует!..»

Пели был принят.

Воспоминания детства, отношения в семье и фамильные традиции сформировали видение мира Тамаша. Его отец, ассимилянт, был благополучным ювелиром в Будапеште. Мать познакомилась с ним в возрасте 14 лет, и вскоре они поженились. Тамаш родился только через 9 лет брака, был долгожданным и горячо любимым ребёнком. Родственники матери, не утратившие цыганских корней, стали его большой и любящей семьёй. В то время братья Хильды были известными музыкантами. Один из них, Кальман, аккомпанировал знаменитой Гитте Альпар в Лондоне. Отец Пели легко вошёл в дружную семью своей жены, дружил со всеми её родственниками. Его семейным прозвищем было «белый вайда» (белый — потому что у него была кожа белая, как у синти).

На момент рождения Тамаша в квартире жило двадцать семь человек. Все дружно работали, и нужды он не знал.

В Высшей школе, куда он поступил очень рано, Тамашу пришлось трудно. Почти все ученики были старше его двумя годами. Многие из них происходили из «богемных» семей и потому были в курсе современных тенденций искусства, а термины и понятия впитали с молоком матери. Кроме того, все они были венграми. Тамаш постоянно подвергался насмешкам и оскорблениям. Но зато у него было то, чего не было ни у кого из студентов: уникальная, естественная, лёгкая манера рисования. Но, несмотря на благосклонность преподавателей и обычно оптимистический взгляд на жизнь, через три месяца учёбы он поклялся, что никогда больше не вступит в здание этой школы.

Два месяца он провёл, пополняя знания: бродил по музеям, смотрел фильмы об искусстве, часами просиживал в библиотеке. Семья не знала, что он бросил занятия, пока к ним на дом не пришёл один из преподавателей, чтобы узнать, почему пропал одарённый ученик. Вся семья попрекала юношу за легкомыслие, но Тамаш настаивал, что не будет продолжать обучение в этой школе. Ситуацию пришлось разрешать самому ректору.

На третьем курсе сформировался кружок будущих художников, призывавших отходить от классических моделей и формировать собственные манеры рисования. Пели наконец-то смог дать свободу руке, не опасаясь порицания соучеников: наоборот, в кружке его манера вызывала восхищение. Стиль оттачивался, становился всё более зрелым. Картины Раннего Возрождения, изобилующие религиозными темами, вдохновили Пели на создание икон. В этот период он нарисовал некоторые из своих известных картин: «Лавренцы Мария» (1963), «Кати» (1963), «Атилла» (1964), потрясающая по экспрессивности картина «Слепая» (1964) и самая лучшая из ранних работ, «Христос и Магдалина» (1964), чьё создание принесло ему определённую известность и стало дорогой к дальнейшей популярности.

По окончании Высшей Школы, Тамаш познакомился с одной голландкой, женой отставного венгерского офицера. Женщина была очарована его творчеством и пригласила юношу в Голландию, где познакомила со своей дочерью Маргарет. Однако через некоторое время Пели пришлось вернуться в Будапешт: мать Маргарет была неприятно удивлена, заметив, что девушка стала встречаться с юным художником. Несмотря на разлуку, через несколько лет Маргарет стала женой Тамаша.

Пели хотел непременно учиться в Академии Амстердама, но по законам Венгрии того времени, прежде, чем учиться за границей, ему было сначала необходимо благополучно сдать вступительные экзамены в один из университетов Венгрии. Пели был нежеланной персоной и потому проваливал экзамен за экзаменом. В этой неразрешимой ситуации мать Тамаша решилась ещё раз вмешаться, хотя это и претило её принципам воспитания. Она обратилась за помощью к журналисту, писавшему о цыганах — и на следующее утро Тамаш проснулся известным. Его фотографировали, снимали, брали интервью. Творчество его вдруг стало популярным и, самое важное, ему позволили поступать в Академию.

С 1967 по 1974 год Пели посещал Академию Амстердама. Пять лет, проведённые им в Голландии, дали ему долгожданные познания изобразительного искусства, а также возможность новых экспериментов и огромное количество нового и такого полезного опыта. Во время учёбы он продолжал создавать монументальные полотна, всё так же часто обращаясь к библейской теме. Талант Тамаша оказался многогранным, ему легко давались скульптура и самые необычные материалы и техники, однако он всё же считал своим уделом живопись. Среди работ того времени можно выделить композицию «Ветхий и Новый Заветы» (1972), «Помни о смерти» (1969), «Еврейская невеста» (1970), «Дама с обезьянкой» (1972) и «Цыганский Христос» (1970).

После столь блистательного представления в Голландии, возвращение Тамаша на родину, в Венгрию, было неожиданным. Беззаботные и полные творчества дни своей молодости Пели вспоминал с неизменным удовольствием.

Проведя в Венгрии год, он наконец-то женился на Маргарет Ди Лага, с которой всё это время поддерживал переписку. Медовый месяц счастливые новобрачные провели, колеся по крупнейшим городам Европы. После Европы они посетили Турцию и Пакистан. Посещение последних стран перевернуло взгляд Пели на жизнь. Из беззаботного, оптимистичного юнца он стал мужчиной, потрясённым и недовольным настоящим положением дел в мире, так успешно маскируемым техническим прогрессом. Он вдруг мучительно осознал, что живёт бесцельно, не имея в душе ничего, кроме творческих амбиций. Эти переживания стали переломными.

Депрессия, роман на стороне, смерть возлюблённой в катастрофе, снова депрессия, неудачная попытка самоубийства, развод, творческий застой — всё это случилось за короткий промежуток времени.

В 1973 года Пели вернулся в Венрию. Теперь у него была чёткая жизненная цель6 рассказать людям о цыганах, о цыганской культуре и цыгансом взгляде на жизнь своим творчеством. Тамаш познакомился с Йожефом Дароцы по прозвищу Чоли. Вместе они организовали лагеря и кружки изобразительного искусства для молодых одарённых цыган. Чоли познакомил Пели с цыганами, живущими в простых компактных поселениях. Их жизньпотрясла художника и оказала влияние на его творчество.

Вокруг «одержимого», но одарённого художника собрался широкий круг художников и творческой интеллигенции. Тамаш становился всё популярней.

Тамаш Пели началл работать над эпосом в красках, который запечатлел бы цыганскую историю и все скитания цыган в Европе. Долгое время он обдумывал работу, а потом махом, за три месяца, создал композицию площадью 42 кв. м., в 1983 г. Ценители искусства пришли в экстаз, было ясно, что Пели достиг вершины своего мастерства.

Жизнь Тамаша была плодотворной, но, увы, недолгой. Он умер в 54 года, всё ещё известный и почитаемый.

Информация заимствована с http://romanykultury.info/
Subscribe

  • ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич

    Народный артист РФ (1996) «У меня ощущение, без кокетства, что я как бы не из тех людей, которые родились артистами. Я не родился, я…

  • БЫКОВ Ролан Антонович

    Народный артист РФ (1990) Лауреат Государственной премии СССР (1986, за фильм "Чучело") Лауреат премии Московского комсомола…

  • ПОПОВ Андрей Алексеевич

    Народный артист СССР (1965) Лауреат Государственной премии СССР (1950, за театральную работу, роль журналиста Слёзкина в спектакле…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments