Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

я

Памяти Влада Листьева.

Оригинал взят у topbloger в Памяти Влада Листьева.

Листьев

Владислава Листьева убили 1 марта 1995 года.

В тот день я битых три часа просидела в его приемной. Я вела международное обозрение, которое агентство «Рейтер» выпускало на Первом канале. Добропорядочные англичане мало что понимали в нюансах российского телевидения и попросили меня прояснить ситуацию. Все знали, что у нас с Владом нормальные, приятельские отношения. Но в тот день он меня так и не принял.

К нему все время заходили какие-то незнакомые люди.  Минут за десять до начала программы «Час пик», которую вел Листьев , к нему в кабинет пулей влетел режиссер : Влад так заработался, что забыл про эфир!

А потом его помощник несколько раз звонила в офис «Поля Чудес» и спрашивала, выписаны ли пропуска каким-то людям. Влад явно кого-то ждал… Иногда он выскакивал из кабинета с отрешенными глазами , глядя как-то мимо всех. Выскочив из кабинета в очередной раз, Влад развел руками и сказал, чтобы я позвонила ему вечером домой.

… Я уже собиралась ему звонить , когда на экране, после выпуска «Новостей», вдруг появился обычно флегматичный Михаил Осокин и с каким-то изумлением в голосе и глазах сообщил, что в подъезде собственного дома убит Владислав Листьев…

Человека убивают, когда его ненавидят или когда он - непреодолимое препятствие   для жизни и благополучия кого-то. Ненавидеть Листьева было невозможно. Он не мог причинить сознательное зло. Значит, он был препятствием. В это я верю. Это был человек цели – упрямый и жесткий. С экрана он казался эдаким гусаром, весельчаком без серьезных жизненных проблем. Но этот человек, который сыпал шутками с экрана, смеялся, флиртовал с хорошенькими девушками, на самом деле пережил самоубийство отца, детство в спортивном интернате, а затем смерть собственного ребенка. А еще в его жизни были исключение из партии, безработица, попытка самоубийства…

У него не было никаких шансов стать звездой.

Я поступила на журфак МГУ, когда Влад его заканчивал. Мы пересекались в одних кампаниях, где он   неизменно был душой общества. Он стал мне безмерно симпатичен, когда я узнала, что он, так же как и я, не из «блатных». Большую часть студентов журфака составляли в то время дети, чьи родители имели «громкие имена» или высокие посты, многие были отпрысками партийной советской номенклатуры, которая плодилась с завидной регулярностью, словно обеспечивая себе преемственность. Но в то же время это был, наверное, единственный факультет, куда можно было пробиться, не имея ничего, кроме таланта и целеустремленности. Декан Ясен Засурский понимал, что для существования журналистики нужны талантливые люди. И поэтому каждый год их набирали в небольшом количестве. Разумеется, шанс был только у самых одаренных. Именно эти пять - десять человек с каждого потока и становились потом славой и гордостью отечественной журналистики.

Влад Листьев пришел на журфак после рабфака. Говорили, что его мать – уборщица, отец давно умер. Он поступил на обычное отделение, а потом выучил несколько иностранных языков и перевелся на престижное международное. Еще я слышала, что на пятом курсе, накануне прохождения практики за границей, на него написала в партком кляузу его бывшая жена, и Влада исключили из партии. В то время страшнее этого не было ничего. Это был крест на будущем. Точнее, у исключенного из партии его вообще больше не было. Как он потом все-таки смог устроиться на Иновещение , я до сих пор не понимаю. Говорят, год писал в многотиражках за копейки, побирался в малоизвестных редакциях, но в конце концов добился своего. Его жизнь опровергла все законы логики и здравого смысла благодаря упорству и таланту. Человек такой силы воли был, конечно же, жестким и волевым руководителем.

После его гибели все задавались вопросом: кому Листьев мог быть неугоден? Да всем !

Его убили за месяц до утверждения новой сетки вещания. Решалось, какие программы будут в эфире и в какое время. А эфир на Первом – это всегда политика. Из-за этой эфирной сетки переругались все. Создатели программ, слетевших с эфира, лишались работы и доходов, и у них был повод ненавидеть нового генерального директора.

На этот пост изначально претендовали несколько человек. Больше всех начальником хотела стать Ирэна Лесневская, руководитель производящей компании Рен Тв. Работавший у нее режиссер Эльдар Рязанов сделал холуйское интервью с первым российским президентом, его показали стране, и Ирэна вошла в доверие   семьи Ельциных, особенно ее женской половины. После убийства Влада она едва ли не первой заявила всем агентствам, что готова возглавить Первый канал. Полагаю, отклоненные претенденты на этот пост при внешней любезности глухо ненавидели Влада.

Когда Листьев шел на пост руководителя Первого канала, Борис Березовский, который в ту пору уже был главным акционером, поставил ему жесткое условие : Влад идет один, без ВИДовской команды. Телекомпания ВИД, из которого он вышел, была его опорой много лет. И вдруг – один на чужом поле… Тот, кто создал ему такие условия, был хорошим стратегом. От коллектива, который тебя окружает, зависит многое, если не все. И как только Влад на это повелся! Он пытался формировать новую команду из незнакомых людей, но это давалось ему с трудом. Он был удивительно легким и общительным человеком, просто сходился с людьми. В том числе и с не очень чистоплотными. А по «Останкино» в то смутное время ходило много всякого сброда. Люди делали деньги буквально из воздуха. И это были очень грязные деньги.

Я ушла из программы «Время» именно в тот жутковатый период, когда эфир основного информационного выпуска дня стал напоминать передачу «Магазин на диване». На выпуск то и дело звонил генеральный директор информационной службы Борис Непомнящий и ставил в известность о сюжетах с «джинсой» ( на телевизионном слэнге это скрытая реклама). Зачем она нужна и какая от нее польза редакции, сотрудникам, а главное зрителям, нам не объясняли. Известно только, что этот самый Борис Вениаминович Непомнящий в середине девяностых стал одним из признанных телевизионных миллионеров. Вся документация у него, разумеется, сгорела: сначала во время штурма «Останкино» в 93-м, а потом просто во время пожара, который как-то сам собой, случайно возник ночью у него в кабинете.

Разумеется, Влад обо всем этом знал. Уже будучи генеральным директором, на одном из собраний он сказал буквально следующее: « Мы знаем, кто и сколько ворует и кто с кем связан». Он часто приближал словами то, что надо было приближать делами.

А тут еще с рекламой грянул страшный скандал. Когда «Останкино» превращалось в ОРТ, Листьев счел, что рекламное время на новом телеканале должен продавать один холдинг, входящий в структуру телекомпании. По мысли Листьева, это помогло бы контролировать потоки рекламных денег. После его гибели победила менее «прозрачная» схема: эксклюзив на продажу рекламного времени получило не входившее в структуру ОРТ рекламное агентство Сергея Лисовского «Премьер СВ». А единственным на ОРТ человеком, точно знавшим , как распределяются эти доходы, был коммерческий директор Бадри Патаркацишвили, ближайший соратник Бориса Березовского и его большой приятель.

После убийства Влада главным подозреваемым все называли Сергея Лисовского. Действительно, Листьев своей рекламной реформой автоматически перекрывал ему источник доходов. В тот злополучный период я как раз работала с Лисовским. Я не знаю, каким образом, но именно он был посредником в выпуске на Первом канале программы, которую мы готовили вместе с агентством мировых новостей «Рейтер». Задолго до рокового первого марта 95-го года Лисовский предупредил нашу команду: «Мы уходим в Первого на другую кнопку. Нас не устраивают условия». Я точно знаю, что шли переговоры с пятым, петербургским каналом. Лисовский выбрал метод дипломатии и поиска компромиссов. Да, он был жестким, но не жестоким. Вообще, мне кажется, что его кто-то очень грамотно подставил с этим убийством, выбрав именно то время, когда у него, по логике, должен был назреть с Листьевым очевидный для всех конфликт на почве рекламы. Скажите мне, станет ли человек убивать другого, зная, что заподозрят в первую очередь именно его?

Борис Березовский никогда не скрывал, что не Листьева видит на посту генерального директора. Его фаворитом была Ирэна Стефановна Лесневская. Листьев не укладывался в формулу Бориса Абрамыча. К тому же Березовский терпел только одну форму общения : безоговорочное подчинение ему и его интересам вплоть до слепого поклонения. А у Листьева была своя формула телевидения, и он отстаивал ее до конца – и как профессионал, и как личность. Заискивать перед Березовским он не стал с самого начала. Они были на «ты», я это точно знаю,  и их  беседы были довольно жесткими.

...Collapse )

источник - irena_mishina
[2 ссылок 92 комментариев 1750 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями
я

СТРЕЛЬЦОВ Эдуард Анатольевич (часть 1)


Стрельцов Эдуард Стрельцов 8

Футболист

Олимпийский чемпион 1956 года

 

 Стрельцов Эдуард Стрельцов 7

Эдуард Стрельцов родился 21 июля 1937 года в Московской области, в посёлке Перово. Его мама Софья Фроловна была родом из Рязанской области, из крестьян. Пережив инфаркт, получила инвалидность. Чтобы помочь ей, Эдик после семилетки пошел работать слесарем-лекальщиком.


- Он у меня очень добрый, внимательный, - рассказывала Софья Фроловна - Наверное, сама жизнь сделала его таким. Никогда не забуду тот вечер. Эдику было лет двенадцать. Начинало смеркаться, а он все гонял во дворе мяч с ребятами. Зову его: «Поздно уже, иди домой». Пошел. На ходу спрашивает: «Мама, кушать есть?». Что ответить? Ком застрял в горле... Он остановился, уставился в меня голодными глазами. А у меня слезы: «Нет, сыночек... И жмых кончился».


Так и лег спать голодный. А я себе места не нахожу. Вышла во двор, села на лавочку и плачу. Соседка из другого подъезда увидела меня, посочувствовала, и принесла кусок хлеба и пять рублей.


Collapse )

 


марк второй

Ван Гуанмэй

По-русски нет ни слова про Ван Гуанмэй (Wang_Guangmei). А между прочим - редкий случай того, когда первая леди государства подвергается аресту, пыткам, 12-летнему заключению, стойко перенося ужасающие страдания, и выходит победителем из войны с правящим режимом, растянувшейся на несколько десятилетий.

Ван Гуанмэй родилась в 1921 году в семье известного китайского дипломата (в некоторых советских источниках пишется, что в США - на самом деле в Пекине), знала три европейских языка и закончила американский миссионерский университет в Пекине. Участвуя в национально-освободительной войне девушка, как и многие китайские патриоты вступила в коммунистическую партию. Там она встретила харизматичного партийного работника Лю Шаоци, за спиной которого к тому времени было уже пять браков. Ван Гуанмэй стала последней, шестой женой. Замужество за политиком не помешало ей работать переводчиком и даже защитить степень магистра по атомной физике.

Лю Шаоци был большим авторитетом среди китайских коммунистов, чем страшно раздражал китайского Сталина - Мао Цзе-дуна. Однако силы сторонников Лю были существенными, и лидер компартии не решался идти на открытый конфликт. После провала политики "большого скачка" и "народных коммун" Мао избег ответственности, уступив пост Председателя Китайской народной республики Лю Шаоци. Тот, хоть и был не менее хитрой лисой, чем Мао, не заподозрил подставы и позволил себе ряд неосторожных высказываний, которые вскоре были использованы против него. Уйдя от большой политики, Мао вместе с маршалом Линь Бяо обрабатывал Китайскую народно-освободительную армию, усердно штудировавшую пресловутые "красные цитатники". В 1965 году дело было сделано: к полной неожиданности китайского руководства власть в стране была узурпирована армейскими подразделениями и экстремистской организацией хунвейбинов. Началась так называемая "культурная революция", главной мишенью которой стал оставшийся в одиночестве Лю Шаоци.

Обстановка в стране напоминала не столько политический террор 1937 года в СССР, сколько еврейские погромы в гитлеровской Германии. Ни один гражданин Китая не мог быть застрахован от самосуда хунвейбинов. Сначала экстремисты заставили с помощью насилия отказаться от своего отца старших детей Лю Шаоци. Потом, 6 января 1967 года, произошло первое нападение на квартиру Лю; семейство выручил премьер-министр Чжоу Эньлай.

В апреле 1967 года за супругов взялись серьёзно. В заложники была захвачена маленькая дочь; взяв в свои руки госпиталь, хунвейбины инсценировали автокатастрофу, после которой якобы девочке требовалась срочная операция. Этот план был направлен на устранение Ван Гуанмэй, но в госпиталь приехал сам Лю, что расстроило планы экстремистов: расправляться с ним пока не решались. Ван Гуанмэй повела себя мужественно, добровольно пойдя на суд хунвейбинов. Сохранившиеся материалы допросов свидетельствуют о том, что женщина вела себя храбро и с достоинством, несмотря на унижения и сексуальные домогательства. На суде её нарядили в туфли с высокими каблуками, дорогое платье и ожерелье из мячиков для игры в пинг-понг.

Дальнейшие события теряются в тумане политических фальсификаций. О Лю Шаоци со временем стало известно, что он умер в 1968 году от воспаления лёгких, находясь в тюремном заключении. Ван Гуанмэй была помещена в психиатрическую лечебницу, где провела более десяти лет - до самой смерти Мао Цзе-дуна. Жена предстедателя Мао, Цзян Цин, чьи политические амбиции, по слухам, были одной из причин расправы над Ван Гуанмэй в 1976 году тоже стала жертвой репрессий, ответив за все преступления "культурной революции".

В 1979 году, после того как к власти пришёл чудом оставшийся в живых оппозиционер 60-х годов Дэн Сяопин, Ван Гуанмэй была реабилитирована (с самим Лю Шаоци это, правда, произошло не сразу) и стала свидетельницей на политическом процессе "банды четырёх". Она вернулась в политику, сначала вступив во Народный политический консультативный совет Китая, а потом основав в 1995 году благотворительный и правозащитный фонд "Проект Надежда". занимающийся помощью нуждающимся матерям. В 2002 году Ван Гуанмэй отметилась публичным жестом, отказавшись от государственной субсидии из рук китайского лидера Цзян Цземиня (то же сделали ещё 50 высокопоставленных вдов страны). Деньги были анонимно переданы неимущим студентам Синьцзяна - одной из наиболее неразвитых провинций страны.

Ван Гуанмэй умерла 13 октября 2006 года в Пекине, пережив всех убийц своего мужа. И хотя непосредственные исполнители казни так и не были найдены, это был редкий случай, когда каждый из организаторов заказного убийства был осуждён и наказан по заслугам.
я

"Дело Листьева": следы, ведущие в никуда


Листьев 18

Вероятно, многим памятны события той весны: длинная вереница желающих проститься с "нашим Владом", отключенные экраны центральных телеканалов, последовавшее за этим томное заламывание рук "демократической" интеллигенцией с возгласами "За что?" и нескончаемые обещания "найти и разобраться" и "положить предел беспределу". Но взрыв общественных настроений обернулся сотрясением воздуха, а расследование - фарсом. Официально в деле Листьева нет подозреваемых, оно остается самым засекреченным от журналистов. Это при том, что среди множества версий есть только одна правдоподобная, а среди врагов Влада, которые могли заказать это убийство, резко выделяются два человека. Создается впечатление, что убийцы Листьева следствию просто не по зубам...

Листьев 19


Collapse )


osen'

Леонид Енгибаров

Шут был вор: он воровал минуты —
Грустные минуты, тут и там, —
Грим, парик, другие атрибуты
Этот шут дарил другим шутам...

Прочитав замечательный пост о фокуснике Акопяне, я решил отредактировать и поместить сюда свой старый пост об удивительном клоуне, Леониде Енгибарове.



Его называли "клоун с осенью в сердце". В интернете на удивление мало написано про его поразительные миниатюры. Например, удивительный номер, когда он стоит спиной к зрителям и обнимает себя руками так, что кажется, что он обнимает девушку. Или берущая за душу миниатюра про человеческую жизнь: начиная с девочки, которая раскачивается, не умея как следует ходить; потом она превращается в девушку, потом становится мамой, все так же раскачиваясь, нянчит малыша, гладит его по голове (все выше и выше), качаясь приставляет руку ко лбу, когда сын уходит; потом клоун как-то съеживается, движения замедляются, и все. Конечно, пересказать это невозможно, это надо видеть. 



Нашел описание еще двух реприз:

У Енгибарова была потрясающая реприза «Жажда»… Героя мучает сильная жажда, он замечает на высоком постаменте кувшин с водой. Пытается до него добраться, но получается не сразу. Он карабкается на постамент, падает, вновь поднимается, и так несколько раз. Наконец ему удается достать кувшин, он бережно, как величайшую ценность, берет его в руки… И тут рядом появляется маленькая девочка. Она подходит и, показывая на кувшин, жестом просит: «Отдай!» И клоун отдает. А девочка в сторонке начинает поливать водой свои песочные куличики. Чтобы лучше лепились. Клоун смотрит в оцепенении. Смотрит мучительно долго. И вдруг начинает… улыбаться.

Другая реприза – «Одиночество». Клоун выходит на манеж. Хочет прилечь, отдохнуть, а его выгоняют. Находит другое место – его снова гонят. Наконец он остается один. Смотрит в зал. Жестом просит зрителей: «Подойдите ко мне, помогите, мне плохо!» Но никто не идет. И тогда он покидает манеж… Медленной, странной походкой. Зрители аплодируют. Но он не оборачивается – уходит, съежившись, движением головы как бы говорит: «Нет, уже слишком поздно!»
 

Он мог все. Он мог полулежать на одной руке, глядя вдаль. Он мог закидывать куда-то наверх блюдечко, чашку, а в самом конце - чайную ложку, и она, перекувыркнувшись много раз в воздухе, плюхалась в чашку. Он умер в 37 лет. 

Rolling Stones

Шэрон Тэйт



Многие знают про Чарльза Мэнсона, но его жертву - актрису Шэрон Тэйт - мало кто помнит в лицо (знатоки, возможно, помнят ее по фильмам "Бал вампиров" и "Долина кукол").

Collapse )
  • newreft

Памяти журналиста. МАРКЕВИЧ Эдуард Борисович

8 сентября – День международной солидарности журналистов. В этот день, много лет назад, был казнён гитлеровцами Юлиус Фучик. Но общий счёт журналистам, погибшим по всему миру при исполнении профессионального долга, сегодня идёт уже на тысячи…

В этот день вспоминаются слова журналиста из г.Асбеста Вячеслава Мартюшова, сказанные в связи с так и не раскрытым убийством 19 сентября 2001г. главного редактора газеты «Новый Рефт» Эдуарда Маркевича:

«Журналист – не профессия, а диагноз, и появляются среди пишущей братии те, кто вырывается из колеи, кому тесны и неинтересны рамки заказных статеек. Они хотят отражать мир таким, каков он есть на самом деле. Таким в спину шипят презрительно что-нибудь про «жёлтую прессу», звонят по телефону с единственным вопросом: «Тебе что, больше всех надо?». А иногда, в бессильной злобе помешать творчеству, им стреляют в спину…

Обыватель, будь он в облике работника администрации или домохозяйки, не может и не хочет допускать мысли, что есть люди, которым не всё равно, профессионалы, для которых понятия честь и совесть – не пустой звук…

Ведь понятно – рискуют жизнью! Зачем? Может, оттого, что терпеть не могут вранья, глупцов в высоких кабинетах, всякого уголовного отребья. А скорее потому, что работа такая – рассказать читателю правду…

И, может быть, читая очередную какую-нибудь статью, ты, уважаемый читатель, вспомнишь: за это иногда нам стреляют в спину…».

Ежегодно Международный Журналистский Мемориал в г.Арлингтон (США, штат Вирджиния) пополняет свои списки десятками фамилий граждан разных стран, погибших при исполнении журналистских обязанностей. И не важно, были ли они убиты при подготовке репортажа из «горячей точки», или же стали жертвой наёмного убийцы в родном городе, в двух шагах от редакции. Все они погибли за то, чтобы люди могли знать правду.

Давайте вспомним сегодня их всех – независимо от гражданства, национальности, убеждений. Вспомним – и немного помолчим…

13,10 КБ
Эдуард Борисович МАРКЕВИЧ
09 января 1972г. – 19 сентября 2001г.
Главный редактор газеты «Новый Рефт» (пос. Рефтинский Свердловской обл.)
Убит в связи с исполнением журналистских обязанностей.

В этом году 19 сентября исполняется 5 лет с тех пор, как погиб Эдуард Маркевич.
Убийство не раскрыто до сих пор. И шансов на то, что правохоронительные органы побеспокоятся о его раскрытии в обозримом будущем – НЕТ.

Collapse )
я

ЛИСТЬЕВ Владислав Николаевич




1 марта 1995 года убили Влада Листьева, но широкой общественности ничего не известно о том, насколько далеко продвинулось следствие.


Листьев 13


Фрагмент интервью бывшего офицера ФСБ, подполковника Александра Литвиненко.

- Я ничего не утверждаю. Я лишь привел сведения, которые мне стали известны от моего источника. Человек, работавший в "Стелсе", рассказал ему, что по указанию руководства фирмы проводил установку адресов разных объектов. Изучал подъезд, квартиру, как она расположена в подъезде, подходы к дому. Потом рисовал схему и докладывал. Такую установку он делал в подъезде Листьева. Когда журналиста убили, телевидение показывало место преступления, и мой источник узнал это место. Сотрудник фирмы рассказал моему информатору, что после гибели Листьева просмотрел все места, где делал установки, и определил: везде были совершены убийства.

В "Стелсе" я бывал много раз, доставлял туда по приказу моего руководства какие-то документы. Кроме этой фирмы, насколько мне известно, под крышей ФСБ существовала еще одна - "Космическая альтернатива". Она занималась незаконным прослушиванием мобильных телефонов, пейджеров.




_______________________________________________________________________________________



Следователь недоступен

В первые годы после совершения преступления президент Ельцин, пообещавший найти преступников и предать их суду, пристально следил за ходом расследования: Генеральный прокурор постоянно держал его в курсе дел. Сегодня, судя по всему, дело перестало быть столь важным для Кремля. Да и общество уже лет шесть как держат в полном неведении - приблизилось ли следствие к раскрытию громкого преступления?

"МН" обратились в Генпрокуратуру РФ, в управление по связям с общественностью с просьбой организовать встречу со следователем, который сегодня ведет дело об убийстве Листьева. Увы, такой порядок установлен на Большой Дмитровке. Он противоречит закону: следователь - самостоятельное процессуальное лицо, и сам вправе решать, с кем общаться и в какой степени делиться информацией со СМИ.

В просьбе мне отказали. А между тем, у нас накопилось много вопросов именно к руководителю следственной бригады. Они связаны с версией, которая затрагивает людей власти, спецслужб, бизнеса и криминала. В ее основе - свидетельства бывшего офицера ФСБ, подполковника Александра Литвиненко.

Литвиненко служил в УРПО, суперсекретном управлении ФСБ. Он приобрел известность после того, как совместно с несколькими коллегами провел пресс-конференцию, где сообщил: руководство управления предложило офицерам убить Березовского. Более того, рассказали офицеры, УРПО и было создано для проведения спецопераций по ликвидации людей.

В отместку за пресс-конференцию ФСБ возбудило уголовное дело по Литвиненко - якобы он похищал бизнесменов, избивал их, вымогал деньги. Ничего этого в суде доказать не удалось. Литвиненко вместе с семьей бежал в Лондон, получил политическое убежище. В Нью-Йорке вышла его книга "Вызываю себя на допрос". В книге есть места, связанные с убийством Листьева.

При чем здесь Коржаков?

Литвиненко, в частности, пишет об информации, полученной от своего агента в курганской преступной группировке. Агент сообщил, что ему хотят поручить устранение человека, убившего Листьева. Если он действительно получит такое задание, то сдаст убийцу правоохранительным органам, заверил агент.

О возникшей ситуации Литвиненко доложил начальнику службы безопасности президента Александру Коржакову. Тот, выяснив фамилию агента, сказал: это мошенник. Тем не менее Коржаков попросил Литвиненко выйти из кабинета и позвонил и.о. генпрокурора Алексею Ильюшенко. Несколько минут они о чем-то разговаривали. Затем, прибыв в Кремль и выслушав доклад Литвиненко, Ильюшенко заявил: Генпрокуратуре эта информация не нужна.

Выглядит все это странно. Следствие допрашивало сотни людей, возможных свидетелей привозили даже из сибирских зон, рассчитывая получить хоть какие-то сведения, проливающие свет на преступление. А тут, когда появилась реальная возможность выйти на киллера, начальник личной охраны президента и и.о. генпрокурора не проявили к ней интереса. Почему? И почему вдруг Литвиненко пошел докладывать о сообщении агента Коржакову, а не своему руководству?

Я позвонил беглому подполковнику в Лондон.

- Коржаков и его заместитель Рагозин, - пояснил Литвиненко, - проявляли чрезвычайно большой интерес к делу Листьева, хотя никакого отношения к расследованию преступления не имели.

- Тем не менее вы ему докладывали.

- Мне приказало мое руководство.

- Кто?

- Коржакову стало известно, что я обладаю кое-какими сведениями, и он разыскал меня через первого заместителя директора ФСБ Сафонова.


Убит в "Матросской Тишине"

- Вы описываете и другой эпизод, связанный с курганской группировкой. Якобы один из двух ее членов, сидевших в "Матросской Тишине", намерен был рассказать следствию о некоторых заказных убийствах, в том числе и об убийстве Листьева. Вскоре обоих убили. Как это могло произойти?

- Арестованный сообщил о своем желании в беседе с адвокатом. Комната, в которой шел разговор, прослушивалась. Оперативники с Петровки обоих "курганских" решили перевести в "Лефортово" и там с ними поработать. Один из оперов знал меня и обратился за помощью. Я доложил начальству. А спустя недели две их убили. В камерах. В одну ночь.

- Почему обоих? Ведь только один хотел рассказать о преступлениях.

- Я не знал имени человека, который собирался сотрудничать с оперативниками, и в рапорте написал о двух "курганских". Тот, кто ознакомился с рапортом и передал информацию по назначению, тоже не знал, от кого именно исходит опасность. Решили действовать наверняка.

- В своей книге вы рассказываете о частном охранном предприятии "Стелс". Фактически вы утверждаете, что существует подразделение ФСБ, под крышей которого организуются убийства граждан. У вас есть доказательства?

- Я ничего не утверждаю. Я лишь привел сведения, которые мне стали известны от моего источника. Человек, работавший в "Стелсе", рассказал ему, что по указанию руководства фирмы проводил установку адресов разных объектов. Изучал подъезд, квартиру, как она расположена в подъезде, подходы к дому. Потом рисовал схему и докладывал. Такую установку он делал в подъезде Листьева. Когда журналиста убили, телевидение показывало место преступления, и мой источник узнал это место. Сотрудник фирмы рассказал моему информатору, что после гибели Листьева просмотрел все места, где делал установки, и определил: везде были совершены убийства.

В "Стелсе" я бывал много раз, доставлял туда по приказу моего руководства какие-то документы. Кроме этой фирмы, насколько мне известно, под крышей ФСБ существовала еще одна - "Космическая альтернатива". Она занималась незаконным прослушиванием мобильных телефонов, пейджеров.

- Она могла контролировать переговоры жертвы при проведении операции?

- Наверное.


Наследили

Лет десять назад я бы, скорее всего, отнесся настороженно ко всему, что написал в книге и рассказал в телефонном разговоре бывший подполковник ФСБ. Но то, с чем мне в последние годы приходилось сталкиваться самому, заставляет быть более внимательным к любой информации подобного рода.

В свое время мне пришлось писать о владивостокской банде. Ее сформировали из бывших бойцов ВДВ и спецназа морпехов; обучали и контролировали банду два полковника ГРУ. Группировка была оснащена современной подслушивающей аппаратурой, хорошо вооружена, обладала обширной агентурной сетью в преступном мире и госструктурах. На ее счету полтора десятка убийств.

Нечто подобное было создано и в Находке. Группу преступников досрочно освободили из заключения, вооружили и использовали для уничтожения так называемой чеченской группировки. На ее счету около десяти трупов.

Затем выяснилось, 45-й полк, расквартированный в столичных Сокольниках и подчиненный ГРУ, был создан ради небольшой группы военных, подготовленных для проведения спецопераций. Именно они, как считает следствие, убили Холодова.

Разрозненные факты объединил и помог осмыслить документ, оказавшийся в распоряжении "МН". Два года назад газета опубликовала его (N37, N39, 2002 г.) Это своеобразная инструкция, составленная, как утверждают эксперты, во исполнение некоего закрытого документа, санкционировавшего создание в стране специальных подразделений "с целью борьбы с организованной преступностью". Оперативно-боевым группам разрешалось - об этом черным по белому написано в инструкции - физически устранять тех, кто "представляет общественную опасность".

Опубликовав зловещую по своему содержанию инструкцию, "МН" обратились к властям с требованием выяснить все, что связано с появлением этого документа. Увы, на публикацию не отреагировал никто. В том числе и Генеральная прокуратура.

Нравится кому-то это или нет, но в деле Листьева слишком часто попадаются следы спецслужб. Вполне возможно, что их подразделения были использованы кем-то из весьма влиятельных политиков. Скажем, для того, чтобы устранить Березовского - этого, по их мнению, современного Распутина. Если сопоставить всю информацию, которая в разное время выплескивалась в СМИ, то напрашивается именно такая версия: в Листьева целились, чтобы устранить олигарха. Он, напомню, и стал первым подозреваемым. Именно для проведения обыска в "ЛогоВАЗе" следственной группе был выдан один из первых ордеров. Березовского должны были арестовать и препроводить в изолятор после обыска.

То, как правоохранительные органы отреагировали на сведения, по всем меркам заслуживающие внимания, говорит об одном: целое направление в расследовании убийства Листьева практически не исследовано. Очевидно, что без президентской поддержки следствию проникнуть в тайны спецслужб невозможно. А значит, оно никогда не узнает об истинной роли фирм "Стелс" и "Космическая альтернатива", не доберется до тех, кто прямо в камере ликвидировал ценного свидетеля. Хотя, возможно, лишь в "Матросской Тишине" и можно было найти ответ на вопрос: кто и почему убил Влада Листьева?

Игорь Корольков